Подковерная технология

Подковерная технология
Подковерная технология 
Иллюстрация: Андрей Колдашев
На Урале нет ни одного регионального лидера, который бы периодически не обращал внимание подчиненных на проблемы легализации доходов населения. За последние шесть лет налоговая нагрузка существенно снизилась, но некоторые налогоплательщики все равно предпочитают выплачивать часть заработка работникам неофициально: это позволяет экономить на налоге на доходы физических лиц (НДФЛ) и едином социальном налоге (ЕСН). Губернатор Курганской области Олег Богомолов, к примеру, призвал налоговиков «не только стоять на страже исполнения законодательства, но и прививать чувство необходимости рассчитываться с государством». Свердловский губернатор Эдуард Россель вообще предложил ввести уголовную ответственность в отношении работодателей, которые выплачивают зарплату не по официальной ведомости: «Мы с прокуратурой бьемся, звонки населения организуем, а толку никакого. Нужен закон».

По оценкам социологов, часть заработной платы в конвертах до сих пор получают около 20% россиян. Между тем НДФЛ для субъектов федерации — один из ключевых источников доходов, на него приходится более четверти бюджетов. Поэтому региональная власть заинтересована в росте официальных зарплат граждан: чем они выше, тем больше налогооблагаемая база и поступления в казну. Кроме того, тревогу бьют отделения Пенсионного фонда: с заработной платы начисляется единый социальный налог (ЕСН), часть которого идет на обеспечение текущих пенсий. По словам управляющего отделением Пенсионного фонда РФ по Свердловской области Сергея Дубинкина, в отделениях фонда организованы телефонные линии, специальные ящики для писем с жалобами на работодателей, выплачивающих зарплату по двум ведомостям. Каждый квартал Свердловское отделение ПФР получает по этим каналам порядка тысячи заявлений, на основании которых органы прокуратуры проводят проверки. Однако доказать изложенные в письмах факты не просто: информация, как правило, анонимная, приходится проводить огромную оперативную работу. Сергей Дубинкин в этом вопросе солидарен с губернатором: «Жестче надо делать законодательство, вплоть до уголовной ответственности». 

Попасть в цену

Практика платить зарплату неучтенными деньгами начала формироваться в России в начале 90-х годов. Этому способствовали большое количество неучтенных наличных денег в обороте и высокие налоги: в то время в пользу государства изымалось до 70% доходов предпринимателей. Тем самым государство само посадило бизнес на иглу налоговой оптимизации, с которой многие не могут слезть до сих пор. В 2001 году власти решились на одномоментное почти трехкратное снижение налога на доходы физических лиц — с 35% до 13% — и введение единой плоской шкалы налогообложения. Этот шаг консультанты в сфере налогообложения до сих пор называют революционным: такой либеральной системы налогообложения доходов граждан не было ни в одной стране Европы. Эффект был потрясающий: уже через год сборы НДФЛ выросли в 1,5 раза. В 2003 году снижена с 35 до 24% ставка налога на прибыль, в 2004 году с 20 до 18% — налога на добавленную стоимость (НДС), а в 2005 году с 35,6 до 26% — ЕСН. На последнюю новацию рассчитывали особенно, полагая, что уменьшение ставки почти на 9% приведет к эффекту, аналогичному с НДФЛ. Однако ожидания не оправдались: за первые шесть месяцев после введения новации сборы ЕСН составили всего 60% к уровню предыдущего года.

Исполнительный директор НП «Альянс» Алексей Подоляко убежден: все дело в том, что 9-процентного снижения ЕСН недостаточно для реализации цели, поставленной государством. «В торговле есть термин “попасть в цену”, когда товар продается быстро и с максимальной прибыльностью. В случае с 13-процентной ставкой НДФЛ власти попали в эту “цену”, то есть нашли ту величину налога, которую предприниматель готов отдавать казне. Мы неоднократно говорили, что предельная ставка ЕСН находится на уровне 15%. Но, к сожалению, к нашим аргументам ни правительство, ни депутаты не прислушались».

Вторая причина носит уже неэкономический характер. Ведущий специалист по налоговому праву юридической фирмы «Ардашев и партнеры» Максим Гордон предполагает, что дело не в нежелании платить больше: «При высоком уровне административного воздействия и нестабильности налогового законодательства собственники бизнеса оказались не готовы раскрывать всю информацию о финансовом состоянии компаний». 

Эффектная победа

Однако власти отказались от дальнейшей либерализации налогового законодательства, сделав ставку на усиление контроля за собираемостью налогов. В 2005 году была объявлена кампания по борьбе с фирмами-однодневками, через которые проводятся операции по обналичиванию средств. Налоговики начали активно выявлять схемы уклонения от налогов через заключение договоров со страховыми компаниями, организациями, имеющими льготы, через использование налоговых спецрежимов и так далее. Дошла очередь и до конвертных схем. Отправной точкой в этой кампании считается так называемый «удмуртский прецедент». В июле 2006 года налоговики этой республики провели полноценное расследование в компании «Редуктор-энерго»: они не только проверили официальную документацию, но и опросили сотрудников, изъяли из компьютеров системные блоки, восстановили стертую информацию. По сути, была создана методика определения расчетным путем налоговой базы по ЕСН и НДФЛ, при этом доказаны в суде факты выплаты заработной платы по двум ведомостям. «Это дело можно рассматривать как эталон глубокой и скрупулезной работы налоговиков, которые одержали эффектную победу над налогоплательщиком и, пожалуй, впервые сумели доказать в суде махинации с выплатой неофициальной зарплаты», — считает Максим Гордон. Впоследствии материалы этого дела были разосланы территориальным подразделениям ФНС как своего рода руководство к действию.

Не Гора, так Магомет

Структура налогоплательщиков УрФО, выплачивающих заработную плату ниже вреднего уровня по видам экономической деятельностиОднако применить на практике эту технологию в массовом порядке оказалось не так просто. Крупные компании из тех, что на виду, сразу отказались от всех наиболее агрессивных схем оптимизации налогообложения. Конвертные схемы в основном продолжали использовать многочисленные малые предприятия, в которые технически невозможно было направить выездные проверки. В итоге год назад появился новый инструмент давления — специальные комиссии при территориальных налоговых органах с участием прокуратуры, ГУВД, Государственной инспекции труда, отделений Пенсионного фонда, исполнительных органов власти. В 2006 году по всей стране на заседания этих комиссий начали вызывать руководителей предприятий, которые выплачивают зарплату ниже минимального размера оплаты труда или минимального прожиточного минимума, установленного в конкретном субъекте РФ. Под угрозой проведения плановой проверки им «советовали» привести уровень заработной платы в соответствие с этими показателями. В субъектах Российской Федерации, входящих в Уральский федеральный округ, в 2006 году было установлено 42 286 таких работодателей, и до 80% приглашенных сразу выполнили требования налоговиков. Исключение — Курганская область, где послушных оказалось всего 38,1%. «Психологически для главных бухгалтеров и руководителей компаний это весьма непростое испытание: результаты могли стать поводом для проведения внеплановой выездной налоговой проверки», — объясняет успех кампании Максим Гордон.

Правда, не все предприниматели смогли выполнить настойчивую просьбу налоговых органов. «Невысокая зарплата в небольших городах и поселках обусловлена низкой эффективностью частного предпринимательства, а вовсе не желанием сокрыть доходы», — считает директор ассоциации «Налоги России» Игорь Теущаков. Особенно остро эта проблема стоит в депрессивных сельскохозяйственных районах, чем, видимо, и объясняется низкая результативность работы комиссий в Зауралье. Даже в Свердловской области показатель эффективности разный: если в Екатеринбурге после рассмотрения вопросов на комиссиях 80% налогоплательщиков подняли заработную плату, то в Туринском районе — только 33%.

Особой радости у бизнеса «коверная» методология, конечно, не вызвала, однако и публичной негативной реакции не последовало. Мало того, некоторые бизнесмены вздохнули с облегчением: они ждали более жестких санкций. «Такие мероприятия налогового контроля, как анализ среднемесячной заработной платы с последующей выдачей указаний о ее рекомендуемом размере, не предусмотрены налоговым законодательством. В то же время каждый налогоплательщик отдает себе отчет в том, что неисполнение указаний налоговых органов чревато выездной налоговой проверкой, в ходе которой обязательно будут доначислены если не ЕСН и НДФЛ, так другие налоги. Такой фатализм в отношениях с фискальными органами основан на несовершенстве налогового законодательства и отсутствии единой правоприменительной практики в России», — констатирует генеральный директор компании «Аудит-классик» Татьяна Севастьянова (Челябинск). 

В целом первый этап борьбы с конвертными схемами принес результат: темпы роста ЕСН в месяце, следующем за «проработочным», возросли от 1,1 до 2,2 раза. «Не задействуя большого количества материальных и трудовых ресурсов, фискальные органы административными мерами достигают поставленной цели», — делает вывод Татьяна Севастьянова.

Воодушевленные успехами, налоговики приступили ко второму этапу борьбы: в 2007 году в качестве ориентира выбран уже средний показатель заработной платы по отрасли. В Уральском федеральном округе в данную категорию включено 54 330 налогоплательщиков, и 76,3% из них зарегистрированы в Свердловской и Челябинской областях. Этот поворот событий уже вызывает серьезную тревогу в предпринимательской среде.

Чем чревато

Предприятия одной отрасли могут находиться на разных стадиях развития, и платить одинаковую зарплату не в состоянии просто по объективным экономическим причинам. Рентабельность бизнеса зависит от взаимодействия с поставщиками, складывающейся конъюнктуры рынка, квалификации менеджмента и массы других факторов. «Если уж ориентироваться на этот показатель, то, наверное, нужно брать среднюю заработную плату по специальностям с учетом квалификации сотрудника. Это серьезная аналитическая работа, требующая, возможно, организации взаимодействия с рекрутинговыми агентствами», — считает генеральный директор группы компаний «Налоги и финансовое право» Аркадий Брызгалин

Очевидно, именно по этой причине результативность работы комиссий в текущем году ниже, чем в 2006-м. По данным Межрегиональной инспекции ФНС по УрФО на 01.09.07, отношение числа налогоплательщиков, повысивших заработную плату до среднеокружной по виду экономической деятельности, составило в среднем по округу только 22% к общему количеству отобранных работодателей. Один частный предприниматель из глубинки рассказывал, что увеличил до 10 тыс. рублей зарплату половине сотрудников, а остальных просто формально уволил, то есть перевел на полную неофициалку — иначе не выжить. Другой, выполняя указание налоговых органов, начал поднимать заработную плату менеджерам высшего и среднего звена, а остальных сотрудников перевел на вновь зарегистрированную компанию с минимальным окладом: «Если мы начнем все платить официально, просто останемся без прибыли».

Тот факт, что предприниматели окончательно проиграли борьбу с налоговыми органами, начавшуюся с дела ЮКОСа, не вызывает сомнения. До этого прецедента можно было не только использовать право на оптимизацию налоговой политики, но и защищать это право в суде, опираясь на формальные нормы закона. Сегодня и налоговые органы, и суды используют методы и технологии, не прописанные в законодательстве. Да, закон не разрешает такую форму воздействия, как вызов на ковер, но ведь и не запрещает? Проблема в том, что в ходе такой борьбы часто потери несут не только настоящие злоумышленники, но и те, кто легально ведет бизнес, но по чисто экономическим факторам не может платить зарплату на уровне среднего показателя. «В стране идет кампания увеличения собираемости налогов, а любая кампания сопровождается наказанием невиновных, награждением непричастных», — констатирует Аркадий Брызгалин. Он советует тем предпринимателям, которые ведут белый бизнес, запасаться доказательствами и аргументами в свою пользу. «Если вас вызвали на ковер, будьте готовы достать баланс, предъявить финансовые показатели, свидетельствующие о том, что вы не можете платить зарплату больше». Той категории предпринимателей, которая еще ведет двойную бухгалтерию, Максим Гордон рекомендует постепенно отказываться от применения откровенно агрессивных и криминальных способов ухода от налогов: «Лучше опираться на такие принципы налоговой оптимизации, как отсутствие мнимости (притворности) сделок, злоупотребление правом, наличие разумной деловой цели».

Применение спорных с точки зрения права механизмов устрашения налого-плательщика не внушает оптимизма. Спору нет: бороться с уклонением от налогов надо, это важнейшая задача государства. Но было бы лучше, если бы административные меры логично сочетались с экономическими стимулами, ведь объективная потребность в снижении того же ЕСН, да и НДС, существует. Тем более в истории современного налогового права в России (взять тот же НДФЛ) есть примеры, доказывающие эффективность сочетания двух подходов. Однако на последнем экономическом форуме в Перми заместитель министра финансов Сергей Шаталов заявил, что снижения налогов до выборов президента не будет, а вот к еще большему ужесточению системы налогового контроля готовиться стоит. Как ни печально, для власти дополнительные доходы в бюджет всегда были важнее доверия со стороны предпринимательского сообщества. Между тем именно отсутствие этого доверия служит главной причиной недобора налогов: предприниматели попросту боятся показывать реальную картину, потому что всерьез опасаются, что открытость может обернуться против них: «Я сегодня заплачу все налоги, а завтра меня за это же и накажут». В этой ситуации никакие инструменты давления на бизнес не будут иметь ожидаемого эффекта.

Дополнительные материалы:

Таблица 1. Эффективность работы Межведомственных комиссий в 2006 году в УрФО

Таблица 2.  Эффективность работы Межведоственных коммиссий по легализации "теневой" заработной платы на 01.09.07 года в УрФО

Таблица 3. Величина прожиточного минимума ( по всем группам населения)

Не корысти ради

Почему работодатели не хотят платить белую зарплату?

Игорь Намруев, генеральный директор компании «АНТ-Аудит» (Тюмень):

— Предприниматели не занимаются анализом финансово-хозяйственной деятельности, не проводят расчет налоговых платежей при белых зарплатах и конвертных схемах. А если посчитать, то окажется, что риски, возможно, того не стоят. Вторая причина заключается в том, что сами работники, нанимаясь к работодателю, использующему конвертную схему, не анализируют возможные потери. Выплата заработной платы в конвертах напрямую влияет на пенсионное обеспечение работника при выходе его на пенсию, на получение социальных гарантий, а также на возможность имущественных и социальных налоговых вычетов в полном объеме.

Татьяна Севастьянова, генеральный директор компании «Аудит классик» (Челябинск):

— Во-первых, ставки ЕСН достаточно высоки. Конечно, если сравнивать с налоговым бременем в других государствах, наши ставки покажутся очень даже приемлемыми. Но давайте при этом сравним производительность труда «у нас» и «у них». Показатели будут различаться существенно. Мы отмечаем этот факт как по нашим услугам (аудиторским, консалтинговым), так и видам деятельности наших клиентов. Вторая причина — у нас непрозрачна система расходования бюджетных и внебюджетных средств, основным источником которых являются налоговые платежи. В результате приходит понимание, что повышение налогового бремени налогоплательщика вовсе не означает улучшение качества нашей жизни. Как следствие, уклонение от уплаты налогов не рассматривается обществом как преступление против него. 

Лариса Антоненко, директор по налоговому консалтингу БДО «Юникон» (Москва):

— Вполне возможно, что для некоторых предприятий малого и среднего бизнеса, прибыль которых незначительна, даже существующая налоговая нагрузка по ЕСН достаточно обременительна. Кроме того, нельзя исключать, что некоторые предприятия стараются при любых обстоятельствах уклоняться от уплаты налогов при наличии такой возможности, в том числе и из-за того, что в России еще недостаточно сформирована культура налогоплательщика. То есть в основе этого явления зачастую лежит не столько экономический, сколько психологический механизм.

 Игорь Намруев  Татьяна Севастьянова Лариса Антоненко 

Игорь Намруев

 Татьяна Севастьянова  Лариса Антоненко

Татьяна Лобко, руководитель департамента консалтинга и методологии группы компаний «ВнешЭкономАудит» (Челябинск):

— Причина экономии на ЕСН — непонимание вопроса со стороны руководителей. На самом деле, выплачивая официальную заработную плату и, соответственно, ЕСН, компания уменьшает прибыль, соответственно платит меньше налога на прибыль. Кроме того, отпадает необходимость в обналичивании средств. Немаловажным фактором являются и социальные гарантии для работника. Среди объективных причин я бы назвала потенциальную опасность обратного увеличения налогового бремени.

Елена Артюх, генеральный директор юридической фирмы «ЛевЪ»:

— Причина в том, что государство придерживается политики «двойных» стандартов. Это выражается в том, что существует различный подход к формированию пенсий государственных служащих, работников крупных предприятий и работников, занятых в сфере малого предпринимательства, находящихся на упрощенной системе налогообложения. В последнем случае размер официальной заработной платы не влияет на величину пенсии: она будет фиксированной, около 2,5 — 3 тыс. рублей. Спрашивается, зачем платить легально большую зарплату, не лучше ли сейчас копить на старость другими способами? Прежде чем бороться с «зарплатами в конвертах», государству нужно сделать свою политику разумной и единообразной.

Ирина Коновалова, профессор кафедры бухгалтерского учета и аудита УрГЭУ, доктор кономических наук:

— На мой взгляд, сегодня среди бизнеса крайне мало людей, которые по злому умыслу уклоняются от налогов, в том числе и через выплату заработной платы в конвертах. Во-первых, этому способствует очень непростая ситуация на рынке труда: спрос на квалифицированную рабочую силу существенно превышает предложение. «Белая» заработная плата становится важным стимулом удержания работника. Во-вторых, косвенным фактором является развитие потребительского кредитования: чем выше официальный доход, тем у работника больше шансов взять кредит в банке на лучших условиях. И это тоже заставляет работодателей платить сотрудникам деньги только по официальной ведомости. Поэтому я думаю, что использование конвертных схем чаще всего связано с недостатком финансовой грамотности руководителей предприятий. Некоторые работают по привычке, считая, что это экономнее, что на самом деле далеко не так.

 Татьяна Лобко  Елена Артюх Ирина Коновалова 
Татьяна Лобко  Елена Артюх  Ирина Коновалова

Подготовила Ирина Перечнева


Комментарии

Материалы по теме

Некорректный коэффициент

Победа добра над здравым смыслом

ЧЭМК объяснится с налоговиками в суде

Естественный отбор

Девять — свободны

Платит пользователь

 

comments powered by Disqus