Десять букв по горизонтали

Десять букв по горизонтали

Интеграция — эффективный способ развития территорий в среднесрочной перспективе. Несколько вторых городов на Урале уже формируют перспективные центры притяжения капитала, в будущем они сработают на экономическую целостность региона

Можете ли вы назвать хотя бы одну крупную сеть, которая ни разу не заявляла о намерениях осваивать регионы? А ту, которая не ставит Урал в приоритет? Пожалуй, еще год назад такие примеры были. Сейчас — вряд ли: федеральные компании заявляют об огромном потенциале для развития бизнеса не только в крупных областных центрах, но и динамичных городах с населением 100 — 300 тыс. человек. Причем постепенно планка численности снижается. Региональные игроки не отстают.

На территории Большого Урала 48 городов с населением более 50 тыс. человек, в том числе по 11 — в Свердловской области и Башкортостане. Информации о них не так много. Какие интересны для сетей? Где наиболее развита деловая инфраструктура и созданы благоприятные условия? Могут ли объединения городов привлечь внимание инвесторов и стать перспективными точками роста региона?

Развивай инфраструктуру

В течение 2006 — 2007 годов аналитический центр «Эксперт-Урал» проводил крупномасштабное исследование условий ведения бизнеса в малых городах региона. На основе более 150 первичных показателей, характеризующих социально-экономическое развитие, мы рассчитали индекс привлекательности 17 вторых городов региона.

Определены лидеры: Сургут, Магнитогорск, Каменск-Уральский, Нижний Тагил, Первоуральск и Стерлитамак. На первые строчки рейтинга их вывели высокие потребительские возможности — основной фактор, на который ориентируется предприниматель, принимая решение о выходе в тот или иной город.

Все это — крупные муниципальные образования с населением более 200 тыс. жителей. Исключение — расположенный в выгодной близости к Екатеринбургу Первоуральск. В городах высокий уровень доходов, быстро растет товарооборот (в среднем около 30 — 35% в год), парк легковых автомобилей (9 — 10%). Эти города первыми обратили на себя внимание крупнейших федеральных сетевиков: активная территориальная экспансия началась два-три года назад. Сейчас здесь работают практически все крупные московские и региональные компании, конкуренция высока. Поэтому развитие сетевого бизнеса в этих городах будет сравнительно более успешным при условии выхода на пустующие или не отличающиеся высокой конкуренцией рынки. Существует и ряд объективных барьеров. К примеру, Магнитогорск проигрывает по транспортной доступности и стоимости бизнес-тура. Кроме того, отстает развитие деловой инфраструктуры. Так, обеспеченность коммерческими площадями и темпы их строительства высоки относительно других городов, однако этого недостаточно для приходящего бизнеса. Значит, сейчас в этих городах будут эффективны вложения в развитие деловой инфраструктуры.

Определены сегодняшние аутсайдеры — Верхняя Салда, Глазов, Воткинск, Серов. В них нет ни хороших потребительских возможностей, ни развитой деловой инфраструктуры. Интерес к этим муниципиям появится не раньше чем через два-три года, когда будут освоены более выгодные направления. Пока для инвесторов также может быть интересным развитие инфраструктуры. Но, в отличие от группы лидеров, она будет востребована только через несколько лет.

И, наконец, выявлены города, готовые уже сейчас активно бороться за предпринимательский капитал: Соликамск, Орск, Березники, Чайковский, Нефтекамск, Златоуст и Миасс. Это динамичные, не искушенные конкуренцией, обладающие высоким потенциалом рынки. Очевидно, что преимущества этих городов усиливает выгодное географическое расположение. Выходя на рынок одного города, сеть получает дополнительные «бонусы» в виде близлежащих.

В этом году мы решили посмотреть, какие из этих групп городов (условно назовем их кластерами) наиболее перспективны для открытия филиалов разных сетевых бизнесов: где больше возможности, выгоднее условия и ниже издержки.

Направо пойдешь — богатым станешь

Первенство по наиболее важному для принятия решения о выходе показателю потребительских возможностей принадлежит соликамскому и златоустовскому кластерам (см. таблицу «Потенциальные точки роста Уральского региона»). Объединенная численность населения — 273 и 393 тыс. человек соответственно. Пожалуй, только три города уральского региона крупнее — Магнитогорск (413 тыс.), Нижний Тагил (380 тыс.) и Сургут (291 тыс.). Оборот розничной торговли в Златоусте, Миассе и Сатке в среднем в 2006 году составил, по оценкам, около 43 тыс. рублей на одного жителя; средняя зарплата — около 7,5 тыс. рублей. В Соликамске и Березниках — более 30 тыс. рублей и 10 тыс. рублей соответственно.

Потенциал развития городов кластера мы оценивали по трем основным параметрам — количеству градообразующих предприятий, реализуемым и перспективным инвестиционным проектам. Программы промышленных гигантов, на которые, как правило, все завязано, служат хорошим стимулом для социально-экономического роста вторых городов. Высока инвестиционная активность в Соликамске и Березниках, а также в Орске и Новотроицке (подробнее о крупнейших инвестпроектах см. «Апокалипсис завтра»).

Охват филиалом сети сразу нескольких близко расположенных городов позволит легче решить вопрос с персоналом. Известно, что кадры не всегда просто найти даже в крупных областных центрах, не говоря уже о малых городах. Текущее состояние лучше, а потенциал рынка труда выше в златоустовском и нефтекамском кластерах: меньшая стоимость рабочей силы и дефицит рабочих мест позволяют переманить кадры на работу в центр кластера.

Важную роль играет целостность кластера: внутренние коммуникации в орском и златоустовском развиты хорошо, в нефтекамском и чайковском — напротив. Большое расстояние, низкая обеспеченность легковым автотранспортом в Сарапуле и Воткинске затрудняют сообщение между городами. К примеру, из Сарапула в Нефтекамск ходит всего один автобус в день, из Воткинска в Чайковский — шесть.

Открытию филиала сети в центре кластера будут препятствовать несколько факторов. Стандартно — отсутствие подходящих коммерческих площадей: рынок не сформирован, разброс цен и арендных ставок велик, темпы строительства и выделения земельных участков не высоки. Порой единственным вариантом выхода становится собственное строительство или договор с девелопером. Хуже всего ситуация в Соликамске, Орске. В Нефтекамске — самые высокие административные барьеры, ограниченная транспортная доступность: с городом, к примеру, нет железнодорожного сообщения. Из менее значимых факторов: в Златоусте ограничены возможности аутсорсинга, финансового сектора, не развита инфраструктура гостеприимства. Дорогие для деловой поездки города — Нефтекамск и Орск.

Чтобы оценить, во сколько обойдется выход на рынок того или иного города, мы рассмотрели три укрупненных вида сетевого бизнеса — розничную и оптовую торговлю, сферу услуг (см. таблицу «Издержки на открытие филиала сети»). Целостная картина такова: сетям сферы услуг выгоднее всего открывать филиалы в Орске и Златоусте, розничным компаниям — в Нефтекамске, Орске и Златоусте, оптовым — в Соликамске, Орске и Чайковском.

Повестка завтрашнего дня

Возможно ли пойти в вопросах интеграции территорий дальше? Обеспечить более глубокую экономическую связанность внутри кластера? Создать несколько точек роста, а затем и ядро для интеграции региона в глобальную экономику? Впервые вопросы региональной интеграции «Эксперт-Урал» поднял в конце 2006-го, подводя итоги года (см. «Определимся с девушками», «Э-У» № 48 от 25.12.06). Пока регион представляет собой разобщенное пространство — обособленные, даже конкурирующие города-миллионники и еще более слабо связанные между собой вторые города. По мнению председателя комитета Государственной думы по вопросам местного самоуправления Владимира Мокрого, говоря о социально-экономическом развитии, мы до сих пор мало уделяем внимания развитию территорий муниципальных образований; в лучшем случае имеем в виду субъекты федерации.

По словам председателя комиссии Общественной палаты Российской Федерации по вопросам регионального развития и местного самоуправления, профессора Московского архитектурного института Вячеслава Глазычева, три сельских населенных пункта из пяти исчезнут в ближайшие пять лет, один из трех малых городов — в течение ближайших десяти лет. Это необратимо. Но фатально не предопределено, какие именно это будут населенные пункты.

Решением проблемы сегодня становятся новые формы ассоциирования, создание горизонтальных связей, региональной целостности. Примеры проектного подхода уже существуют — это попытка создания туристско-рекреационной зоны в горнозаводском районе Челябинской области. Президент Челябинского регионального объединения работодателей «ПРОМАСС» Валерий Панов отмечает: «На уровне Челябинской области мы сегодня инициируем создание областного закона о туристско-рекреационной деятельности. Те конкурентные преимущества, которые найдены в Миассе и близлежащих муниципальных образованиях, их объединение в общий проект, безусловно, дадут импульс экономическому росту».

Оттолкнуться есть от чего: на Урале как минимум пять центров притяжения капитала, прежде всего потребительского сегмента и сферы услуг. Приход крупных сетевых компаний так или иначе обеспечит приток платежеспособного спроса из близлежащих городов.

Какие еще кластеры могут быть перспективны? Мы не рассматривали территории, находящиеся в непосредственной близости к областному центру: ни один второй город в этом случае не сможет претендовать на роль кластерного ядра. Такова ситуация в Свердловской области, где в радиусе до 80 км от Екатеринбурга расположены шесть городов. Не брали в расчет и агломерации, где центром выступал бы город-лидер по индексу привлекательности для сетевого бизнеса (рядом со Стерлитамаком — Салават и Ишимбай, с Нижним Тагилом — Верхняя Салда). Они будут перспективны только в случае, если эти города решат инфраструктурные вопросы.

С началом третьей волны региональной экспансии станут интересны кластеры, где центром выступают сегодняшние аутсайдеры. К примеру, Серов и Краснотурьинск. А также более мелкие — города Пермского края Чусовой и Лысьва, Башкирии — Октябрьский и Туймазы, Кумертау и Мелеуз.

Интеграция этих небольших центров в более глобальные объединения, обеспечение связности региона в целом — задача уже следующего порядка, повестка завтрашнего дня.

Дополнительные материалы:

Таблица 1. Потенциальные точки роста Уральского региона

Таблица 2. Издержки на открытие филиала сети

Карта Интерграция вторых городов Большого Урала

Барьерный риф

Наталья Зубаревич
Наталья Зубаревич
Условия интеграции муниципалитетов оценивает директор региональной программы Независимого института социальной политики, профессор МГУ Наталья Зубаревич:

— Есть логика развития бизнеса. Во вторые города крупный бизнес в розничной торговле, секторе услуг приходит, сначала освоив центры регионов: в Нефтекамск через Уфу, а в Сарапул через Ижевск. Бизнес расширяется вниз по иерархии городов одного субъекта, застолбив место в главном центре. Меньшие по численности населения города могут привлечь инвестиции, снизив издержки входа путем развития общей инфраструктуры — дорог, складских помещений, водо-, энергоснабжения и др. Для этого нужны совместные усилия и проекты, то есть горизонтальные связи муниципалитетов. Их созданию препятствует сильнейшая разобщенность и отсутствие внутренних стимулов к интеграции.

Непросто создать альянс, например, Соликамска и Березников, где муниципальные власти зависят от «Сильвинита» и «Уралкалия», между которыми идет постоянная борьба. Еще сильнее барьер вертикали власти, она горизонтальные связи не стимулирует. Кроме того, доминируют краткосрочные цели: города, конкурируя за бюджетные ресурсы, действуют просто — получил больше других, и молодец. В результате объединение ресурсов для развития инфраструктуры все еще редкость, а если оно происходит — то сверху: власти регионов принимают решение о реализации общих инфраструктурных проектов и выделяют под них финансирование.

Многие понимают, что совместная стратегия развития инфраструктуры способствует привлечению бизнеса, но при существующих институциональных барьерах это пока голубая мечта. Реализовать ее могут в первую очередь муниципалитеты с приличной налоговой базой, где мэры мыслят стратегически и понимают, что нужно привлекать современный бизнес: «В мой город не придут, так как обороты небольшие, а в альянсе с соседним близлежащим городом это возможно».

Подготовила Светлана Ханафиева

Методы и информация

Исследование «Вторые города Большого Урала» проведено аналитическим центром «Эксперт-Урал» в 2006 — 2007 годах (подробная методика и результаты см. «Посторонним вход», «Э-У»
№ 47 от 18.12.06). Выпущены спецприложения, посвященные отдельным городам: Верхней Салде (см. «Третий звонок», «Э-У» № 19 от 21.05.07), Березникам (см. «В одной связке», «Э-У» № 24 от 25.06.07) и Сургуту (см. «Город золотой», «Э-У» № 31 от 27.08.07). Готовится выпуск по Миассу.

Методика составления рейтинга привлекательности города для ведения сетевого бизнеса базируется на построении сводного интегрированного индекса. Показатель включает оценку таких факторов, как потребительские возможности, рынок недвижимости и пр. Каждый фактор рассчитывается как взвешенная сумма ряда данных (в целом более 150 показателей).

Индекс привлекательности кластера для ведения сетевого бизнеса вычисляется по аналогичной методике. Для факторов «потребительские возможности», «потенциал развития», «рынок труда», «внутрикластерные связи» использованы интегрированные данные по городам кластера, для прочих — по центру.

Источники информации — собственные маркетинговые исследования АЦ «Эксперт-Урал», а также данные, полученные в ходе экспертных интервью с участниками рынка. Кроме того использована информация территориальных и межрайонных отделов государственной статистики городов, соответствующих комитетов администраций городов, автодорожных управлений центров занятости населения, агентств недвижимости, салонов сотовой связи, кадровых агентств.



Комментарии

Материалы по теме

Определимся с девушками

Вези, пока везет

Машины для «маленького дракона»

СП «Турбо-пневматик» будет выпускать компрессоры для нефтегазовой промышленности

Уставный капитал УП-УП вырастет за счет северных территорий

 

comments powered by Disqus