Война проиграна

Война проиграна 18 сентября Госдума приняла закон о реформировании Российской академии наук во втором и третьем чтениях. Три месяца, пока законопроект лежал в палате, сотрудники РАН выступали резко против его утверждения, предлагали варианты поправок. Некоторые предложения учтены в финальной версии текста, однако в целом закон принят в недопустимом для РАН варианте — ученых лишили имущества и самостоятельности.

Напомним, скандальный законопроект появился в конце июля, когда председатель правительства РФ Дмитрий Медведев неожиданно объявил о начале коренной реформы системы академической науки. Инициатива исходила от министерства образования и науки РФ и лично министра Дмитрия Ливанова, много раз публично называвшего РАН неэффективной (см. «Опыты на мозге» , «Э-У» № 27 от 8.07.2013). Проект предполагал в частности ликвидацию трех академий (РАН, Академии медицинских  и сельскохозяйственных наук) и создание на их основе некой общей  структуры; передачу имущества (оборудования, зданий и сооружений) и права управления им специально созданному агентству. Статус трех региональных отделений РАН (Уральского, Сибирского и Дальневосточного) при этом оставался неясен (см. «Траектория регресса» , «Э-У» № 35 от 2.09.2013).

Сотрудников академий это положение дел привело в крайнее возмущение. Прежде всего — формой подачи. Во-первых, реформа готовилась в полной тайне от общественности, в том числе академической. Во-вторых, негодование вызвал пожарный порядок, в котором планировали провести перекраивание системы, созданной без малого триста лет назад и объединяющей сегодня более 100 тыс. человек. Последовали многочисленные обращения к власти и акции протеста против предлагаемой правительством реформы. «В Уральском отделении РАН под обращением к президенту и правительству, которое предлагало снять этот законопроект с рассмотрения, было собрано более 23 тысяч подписей, хотя в УрО работает только около 7 тысяч человек — значит, это протест не только академической общественности, но и в целом творческой интеллигенции, всего общества», — говорит председатель УрО РАН Валерий Чарушин.

Первое чтение законопроект прошел в Госдуме 3 июля, второе — уже 5 июля. Парламентарии ушли на каникулы, но споры и возмущения вокруг реформы не утихали. В конце августа казалось, что власть прислушалась к предложениям научной общественности: решающую роль сыграли встречи главы государства Владимира Путина с президентом РАН Владимиром Фортовым. 4 сентября президент РФ заявил, что согласился со всеми предложениями руководства РАН, кроме одного, касающегося статуса вице-президентов. В результате закон отозвали обратно во второе чтение (см. «Негатив неизбежен» , «Э-У» № 37 16.09.2013). Однако на деле выяснилось, что множество поправок, которые были приняты в законопроект, не касались главного: имущество академии все равно передается под контроль правительственного органа; три академии сливаются в одну (хотя момент ликвидации сгладили)  и все члены новой организации становятся академиками с обязательной пожизненной «ежемесячной денежной выплатой» за статус.

— В конце августа — начале сентября, казалось, наладился конструктивный диалог с руководством страны, но, к сожалению, законопроект был принят в неприемлемом для академического сообщества варианте. Отвергнута ключевая поправка, выдвигаемая РАН, — о подведомственности институтов академии наук. По тексту закона академические институты переходят в ведение правительственного агентства, которое по существу будет управлять не только их имуществом, но и самими институтами. Накануне слушания законопроекта в Думе мы приняли открытое обращение к президенту и председателю правительства с требованием принять нашу ключевую поправку. На заседании президиума РАН я предлагал пойти на радикальный шаг — в случае отказа отозвать и все остальные поправки, потому что они просто теряют смысл, — говорит Валерий Чарушин.

Не прояснилась ситуация и с тремя региональными отделениями. Председатель УрО РАН:  «В СМИ говорится о том, что положения закона о передаче институтов в ведение правительственного агентства не распространяются на региональные отделения РАН, которые сохраняют юридическое лицо. Но РАН — это целостный организм, не может центральная часть академии жить в соответствии с одним порядком, а региональная — в соответствии с другим».

— Сегодня академическое сообщество находится в состоянии тревоги и неизвестности. Закон, который писали и переписывали в спешке, остался сырым, невнятность многих его положений и алогизм в целом допускают противоречивые трактовки, —  делает вывод академик Чарушин.

Принятый закон фактически лишает ученых возможности самостоятельно вести исследования: все необходимые для этого средства оказываются в руках у чиновников. Директоров академических институтов тоже назначает власть. За учеными в процессе принятия решений остается в лучшем случае совещательно-рекомендательная функция. Чиновники получают в результате имущество академии,  общество — развал российской науки.

Комментарии

Материалы по теме

Выйти из клетки

Искусство взять азот

Добрые и пушистые

Это все о клиенте*

Был бы Витте…

За науку надо платить

 

comments powered by Disqus