Ожидая развязки

Ожидая развязки Структура собственного имущества НПФВ условиях неизбежного сокращения обязательного пенсионного страхования НПФ готовятся возродить добровольные пенсии. Для этого им придется прекратить недобросовестную конкуренцию в регионах, создать продукты для разных категорией клиентов и приспособиться к новым правилам жесткого регулирования.

До конца сентября правительство должно окончательно определиться с судьбой накопительного компонента действующей пенсионной системы. Дискуссия об этом идет почти два года, однако убедить власти оставить накопительную часть пенсии (НЧП) в действующей конструкции, похоже, не удастся. Сокращение будет — это очевидно для большинства участников рынка. Спор идет лишь о его объеме. Министерство труда настаивает на таком варианте: граждане до конца этого года могут перевести накопительную часть пенсии в НПФ или УК в размере 6% от ставки страховых взносов. Если они остаются в ПФР, сумма их отчислений на НЧП снижается до 2% ставки, и они утрачивают право в дальнейшем перевести ее в частный фонд. Участники рынка убеждают правительство дать людям «право на определение» хотя бы до конца 2014 года. Открытым остается и вопрос о том, получат ли граждане, только вступающие в работоспособный возраст, право такого выбора. Когда номер сдавался в печать, пришла еще одна новость: замминистра финансов РФ Алексей Моисеев заявил, что правительство обсуждает вопрос сокращения отчисления в накопительную часть пенсии для «молчунов» до нуля.

По расчетам «Эксперт РА», если взносы на НЧП оставить на уровне 6% для всех, объем пенсионных накоплений в частной индустрии к 2015 году вырос бы до 2 трлн рублей. Если «молчуны» с 2014 года утратят право переводить НЧП в НПФ, объем пенсионных накоплений в частных фондах вырастет всего до 1,6 трлн рублей. «То есть рынок недополучит 400 — 500 млрд рублей», — прогнозирует руководитель отдела «Эксперт РА» Павел Митрофанов. В ожидании развязки этой интриги участники рынка составляют возможные стратегии.

За чистоту рядов

Для части игроков самым очевидным является выход из бизнеса. Тенденция консолидации фондов в России идет давно, из 200 участников в целом по стране осталось 130. На Урале из 28 фондов, начавших деятельность в 2002 году, сейчас работает только 16. Однако до сих пор большинство сделок слияний и поглощений проходило по инициативе мелких фондов, не выдерживающих конкуренции. В последние два года мы видим тенденцию объединения сильных игроков. «Одни инвесторы отказываются от непрофильных активов в ожидании замедления роста пенсионного рынка, другие, прежде всего финансовые организации (ФГ «Открытие», ИГ «Русские фонды»), принимают решение консолидировать пулы пенсионных активов для укрепления своих позиций», — объясняет Павел Митрофанов. Сменились контролирующие лица у НПФ «Телеком Союз», Первого национального пенсионного фонда, «Ренессанс: жизнь и пенсии». Сделки присоединения активов региональных фондов завершились и на Урале: НПФ «Социальная защита старости» (Челябинская область) присоединен к НПФ «Первый национальный пенсионный фонд», НПФ «Персональная пенсия» (Пермский край) — к НПФ «Благовест». 

Вероятнее всего, консолидация еще больше усилится под давлением регулятора. Как известно, в рамках создания мегарегулятора на финансовом рынке часть функций контроля и надзора за пенсионной индустрией передана от ФСФР Банку России. Не секрет, что требования ФСФР были минимальны, а ЦБ, известный стремлением к прозрачности бизнеса, скорее всего, будет ужесточать их. В первую очередь речь идет о критериях в части формирования капитала. У многих фондов он до сих пор собран в виде векселей, других производных, и если регулятор захочет навести здесь порядок, некоторым учредителям придется либо вкладывать реальные ресурсы, либо расставаться с активами.

Динамика количества застрахованных по ОПС и НПОДругое ожидаемое направление регуляторных новаций — изменение организационно-правовой формы НПФ. Как известно, сейчас это некоммерческие организации, что затрудняет контроль. Минфин уже вынес на обсуждение проект закона, предполагающий акционирование фондов, что спровоцировало в сообществе бурную дискуссию. Процедура реорганизации НПФ чрезвычайно сложна как раз в силу особого правового статуса — некоммерческой организации. Владельцы фондов, которые только что продали их, поддерживают идею акционирования, поскольку это позволит им легализовать уже проведенные сделки. Вместе с тем в последнее время на рынке появилось много НПФ, связанных с финансовыми группами. Это розничные фонды, собирающие пенсионные накопления через партнерские сети дружественных банков и в них же размещающие часть пассивов. «Вот им акционирование невыгодно, — утверждает Павел Митрофанов. — Если они станут акционерными обществами, все связи банк — фонд для регулятора будут как на ладони. При форме некоммерческого партнерства, где нет собственника в явном виде, эти связи можно завуалировать, сейчас же регулятор сможет отслеживать цепочки прохождения средств, и не факт, что все они ему понравятся». Поддерживая в целом идею изменения правового статуса фондов, Национальная ассоциация пенсионных фондов (НАПФ) предлагает правительству взять паузу. Председатель комитета НАПФ, президент НПФ «Альянс» Аркадий Недбай аргументирует позицию так:

— Мы согласны с тем, что застрахованные лица должны иметь представление о том, кто владеет фондом. Но ни для кого не секрет, на рынке есть фонды, которые по сути являются отделами социального обеспечения при крупных корпорациях, им становиться коммерческими организациями нет никакой экономической целесообразности. Другая история, когда фонды созданы крупными корпорациями, и эти корпорации ведут отчетность по МСФО. В случае срочного проведения процедуры акционирования, а у ЦБ есть такое намерение, у них в один момент возникает необходимость отражения в своих обязательствах активов и пассивов фондов. Это исказит текущую отчетность. Поэтому наша позиция заключается в следующем: нужно либо делать акционирование добровольным, любо устанавливать переходный период.

Так или иначе, но под влиянием всех этих факторов рынок НПФ в количественным выражении сожмется, как считает «Эксперт РА», до 80 — 90 участников.

Поддержка доброй воли

В условиях снижения влияния основного драйвера — ОПС — не будет другого варианта, кроме как развивать добровольные виды страхования (ДПС). Об этом нам говорили все участники рынка. Опыт у многих есть, почти все старейшие фонды начинали деятельность на рынке именно с этих программ. Реформа пенсионной системы, начавшаяся в 2002 году, открыла новые возможности для роста за счет накопительной составляющей. В итоге ДПС плавно начало сдавать позиции. В его развитии не были заинтересованы ни фонды, ни государство. В 2011 году объем пенсионных резервов увеличился всего на 8%, в 2012-м — на 9%, при том что сегмент ОПС вырос на 70%. Как мы уже говорили, общее число застрахованных в фондах по обязательным программам приблизилось к 20 млн человек, по добровольным — это только 7 миллионов. Почему не развивается негосударственное пенсионное обеспечение, рассуждает исполнительный директор НПФ «Образование» Алексей Филиппов:

— Во-первых, на рынке появилась группа фондов, которая выстраивает бизнес-модель исключительно в интересах сбора накопительной части. Они работают через банки, страховые компании, сотовых ритейлеров, и пока эта модель не предполагает продажу добровольных программ. Второе — не очень большие финансовые возможности крупных корпораций. Все добровольное страхование держится на пенсионных программах, которые компании внедрили в начале 90-х годов. И здесь резерва нет, потому что сегодня экономика не позволяет новому сектору, малому и среднему бизнесу, вкладывать средства в формирование корпоративных пенсий для своих работников. Третья причина, на мой взгляд, это наличие у НПО сильного конкурента — программы софинансирования. Если сам гражданин принимает решение копить на пенсию, он лучше сделает это через дополнительные отчисления на накопительный счет, потому что в этом случае он получит от государства дополнительные средства. И последнее — доходность. Проблема в том, что сегодня пенсионный рынок не может показать привлекательную доходность для клиента. Основной объект размещения — банковские депозиты, именно этим объясняется огромный интерес банков к вхождению в рынок НПФ, для них это очень хорошие дешевые ресурсы. Если мы хотим развивать добровольные программы, надо думать о том, как создавать инструментарий. Только тогда люди будут осознанно вступать в процесс формирования своего будущего капитала. Я не думаю, что это проблема регулятора. Здесь ключевую роль должно сыграть государство, которое, к сожалению, не использует тот длинный ресурс, который имеет пенсионная индустрия.

Фонды, выбравшие стратегию работы с предприятиями, не теряют надежды возобновить добровольные программы, хотя и признаются, что убедить руководителей компаний направлять деньги на дополнительную пенсию сотрудникам очень сложно: потеряно и время, и опыт.   

Параметры рынка НПФ— Нужно следить за тенденциями в экономике, — убежден вице-президент НПФ «Уралоборонзаводский» Михаил Федотов. — Например, президент страны объявляет о программе развития оборонного сектора. Это означает, что у отрасли появляются новые контракты, заказы, следовательно, потребность в новых кадрах и дополнительной мотивации. Но чтобы воспользоваться этой возможностью, необходима доступность услуги. Агенты, которые обеспечивали фонды договорами по ОПС, работают за комиссию и заниматься договорами дополнительного страхования просто не смогут. Значит, нужно переориентироваться на обучение специалистов, которые могли бы работать в другом режиме.

Изучение потребности работодателя становится ключевым направлением развития ДПС, убежден генеральный директор ОАО «Объединенный пенсионный администратор», член совета НАПФ Алексей Гончаров. И с этой точки зрения у фондов, выбравших изначально эту стратегию, сейчас появляется больше шансов:   

— У разных отраслей и компаний свои проблемы и особенности. Если вы знаете клиента, вы можете сделать ему грамотное предложение. Ведь для корпорации пенсионная программа — это прежде всего часть кадровой политики. Мы, например, в одной частной компании внедрили программу привлечения молодых талантов. Там выделили «критичные» специальности, в которых большая потребность, и предложили молодым людям кроме хорошей заработной платы дополнительное пенсионное обеспечение. Тем самым компания привлекла квалифицированный персонал, а мы получили достаточный объем пенсионных резервов.
У промышленного предприятия в регионе потребность другая, там молодежи мало и нужна иная мотивация.

Розничные фонды отстаивают свою позицию — их модель развития ДПС будет более эффективной за счет экономии на издержках в части содержания сети: имея партнерские отношения с банками и сотовыми ритейлерами, они рассчитывают быстро завоевать рынок. Директор филиала «Росгосстрах» в Свердловской области Вадим Каточиков целесообразность развития рынка в сторону розничной модели объясняет так:

— Предприятия считают деньги, они далеко не всегда заинтересованы в удержании персонала, я не говорю уже о его привлечении. Если менеджер не знает, какая цена на металл будет через пять лет, о какой пенсионной программе может идти речь. Я убежден, что стратегическое решение о накоплениях принимает лично человек. Просто нужно, чтобы государство создало для этого условия.

Остановить карусель

Государство, понимая масштаб индустрии, не отказывается от участия в создании условий, как это было еще пять-шесть лет назад. Мало того, оно готово разделить ответственность в решении проблем, с которыми сообщество не смогло справиться самостоятельно.

Так, НПФ много лет говорили о необходимости формирования системы гарантий пенсионных средств, наподобие той, что функционирует в банковской системе. Политическое решение о том, что такая система будет создана, есть. Это, во-первых, повысит доверие населения к пенсионной системе, а во-вторых, позволит фондам строить долгосрочные стратегии. Павел Митрофанов описывает конструкцию так: «Объектом гарантии будет общая сумма номинальных взносов, участниками системы — НПФ и ПФР. Участники рынка договорились, что гарантии государства распространяются только на внесенные деньги, ни о каком уровне обеспечения доходности речи не идет. В этой ситуации очень важно выработать четкие правила отбора. Сильные и надежные НПФ не должны оплачивать риски слабых и агрессивных».

Это условие невозможно выполнить до тех пор, пока на рынке идет передел клиентской базы. Мы много говорили об этой проблеме и предполагали, что игроки все-таки договорятся. Не получается. В погоне за количеством пенсионных счетов фонды начали агрессивную борьбу за оттягивание ресурсов не только из ПФР, но и друг у друга. В условиях войны за комиссионные агенты не стесняются в средствах. Люди жалуются на то, что им подсунули бумаги, когда они оформляли банковский кредит, покупали сотовый телефон и так далее. На этом фоне даже появилась масса мошеннических схем. В поисках персональных данных злоумышленники используют любые средства. Могут, например, представившись сотрудниками ПФР, пообещать гражданам обеспечить возможность просматривать пенсионный счет в режиме онлайн на одном условии — те предоставят паспортные данные. Затем липовые договоры поступают в ПФР, и начинается скандал: человек не знал, не переводил, не участвовал. Конечно, можно долго сокрушаться по поводу финансовой безграмотности и безграничного доверия россиян к бумагам. В 2011 году забракован 1 млн подобных заявлений о переводе счетов из ПФР в НПФ, в 2012-м — 700 тысяч. При этом перетоки из фонда в фонд выросли в два раза (с 699 тысяч в 2011 до 1 млн 341 тысячи в 2012 году), что говорит о нарастающей и не всегда добросовестной конкуренции. В самих фондах процесс получил название «карусель»: сегодня клиентов увел ты, а завтра у тебя. «Пока на этот рынок будут выходить “покупатели пассивов”, дающие агентам
4 тысячи за застрахованного, эта тенденция сохранится», — говорит Аркадий Недвай.

Устав ждать решения проблемы от самого сообщества, государство приняло жесткие меры. Во-первых, в июле этого года в Кодекс РФ об административных правонарушениях внесены дополнения, предусматривающие административную ответственность руководства фондов за представление недостоверных сведений о вновь заключенных договорах ОПС, подложных заявлениях и так далее. Во-вторых, регулятор намерен ограничить число переходов человека из фонда фонд, законодательно закрепив право делать это не чаще чем один раз в пять лет.

Мы считаем, что в целом тренд правильный, наводить порядок на рынке следует. Однако не стоит забывать и о методах, которые будут стимулировать развитие рынка. У индустрии есть ясный интерес к развитию добровольного страхования, то есть создания модели самостоятельного управления будущей пенсией. Понятно, что у большинства населения такого интереса нет, и его стимулирование — как раз вопрос будущего. Сейчас нужны доходные инструменты для долгосрочного инвестирования, внятные налоговые льготы, прозрачные правила игры.

Дополнительная информация.

Правило велосипеда

Алексей ГончаровПенсионная система переживает сложный этап перехода от количественных параметров к качественным. Она, безусловно, сожмется в объемах, однако станет надежнее и прозрачнее, прогнозирует генеральный директор ОАО «Объединенный пенсионный администратор», член совета НАПФ Алексей Гончаров.

— Алексей Валерьевич, как вы относитесь к новой формуле расчета пенсий?

— С точки зрения обычного гражданина ситуация выглядит менее понятно. Раньше всё было просто: у меня на счету сформировалось определенное количество рублей, из которых, с учетом расчетного возраста дожития, и назначалась пенсия. Теперь пенсию мне будут назначать исходя не только из этого, но и в зависимости от состояния госбюджета и баланса пенсионной системы. В результате пенсия может уменьшиться по сравнению с прежними расчетными параметрами.

С точки зрения гражданина с белой зарплатой, исправно получавшего взносы работодателя в государственный или негосударственный пенсионный фонд, может быть, даже участвовавшего в государственной программе софинансирования пенсий, эти изменения представляются невыгодными, да и нечестными.

Да, все понимают, что у государства есть проблемы с пенсионным обеспечением. Решать их можно двумя путями: взять деньги из бюджета, фонда национального благосостояния, других источников или стимулировать людей самим копить себе на пенсию. Наше государство изобретает новый путь, однако постоянными изменениями снижает доверие к пенсионной системе в целом. Трудно рассчитывать на то, что в этих условиях граждане понесут дополнительные взносы в ПФР или НПФ.

— Но денег для исполнения текущих обязательств в ПФР действительно не хватает.

— При этом выбран самый простой путь устранения дефицита — перераспределение имеющихся источников, а не поиск новых. Например, чиновники сами говорят, что у нас 40% занятого населения не платят взносы, потому что получают зарплату в конвертах. Тем самым они формируют проблемы для пенсионной системы, потому что на пенсии претендуют, а взносов не делают. То же — про нашумевшие изменения налогов по индивидуальным предпринимателям, пенсионные права которых формируются в полном объеме, а оплачиваются ими в условном. Ну не могут оставшиеся работодатели и их работники сбалансировать своими взносами всю пенсионную систему, даже если их лишить всей накопительной части пенсии и части страховой.

Пенсионная система — это вопрос общественного договора. Надо объяснить людям, что нельзя не платить налоги и рассчитывать на пенсионную поддержку государства в старости.

— Похоже, саму индустрию пенсионных фондов ждут тяжелые времена. Банк России намерен ужесточить регулирование. Как к этому относятся НПФ?

— Эти меры неизбежны, потому что меняется роль государства на рынке. Вопрос в сроках и методах реализации этих мер. Взять, например, идею акционирования фондов. Надо проводить смену организационно-правовой формы? Надо. Потому что тогда будет понятно, кто владеет НПФ и в конечном счете отвечает за сохранность средств его клиентов-граждан РФ. Само владение будет прозрачнее и легитимнее, владельцам фондов станет проще их оценивать и развивать.

Поэтому мне странны разговоры об избыточности такого регулирования. Когда мы ищем клиента на рынке и заключаем договоры с предприятием, мы предоставляем ему много информации по результатам своей деятельности, баланс, иные детальные сведения. И это в порядке вещей. Когда же государство, которое дает системе НПФ бизнес размером в триллионы рублей, в лице регулятора рынка начинает задавать аналогичные вопросы пенсионной индустрии, индустрия начинает возмущаться. Да, индустрия многие годы имела иное регулирование, были случаи, когда клиенты НПФ реально потеряли деньги, что абсолютно недопустимо. И то, что сейчас государство идет в сторону ужесточения регулирования, неприятно, но неизбежно.

Конечно, наш бизнес усложнится, придется наращивать капитал, повышать квалификацию персонала, улучшать технологии. И к этому надо быть готовыми. Другой вопрос, а нужно ли все это внедрять так быстро, как хочет Банк России? Я считаю, это нужно делать постепенно, и прежде всего потому, что сегодня ни у пенсионного сообщества, ни у регулятора нет детального понимания нюансов акционирования фондов и их дальнейшего функционирования в виде акционерных обществ. После прояснения этих проблемных аспектов сам процесс пройдет быстрее и завершится спокойнее.

— А что делать с недобросовестной конкуренцией? Число злоупотреблений на рынке не уменьшается, какими только способами фонды через агентов не переманивают клиентов.

— Какую задачу ставит НПФ, так его агенты и работают. Если руководство фонда хочет привлечь максимальное число счетов любой ценой, ровно это оно и получит. Будут и фальсификации, и иные нарушения. Будут привлечены миллионы счетов, только какого качества будут эти миллионы и как долго они останутся в фонде?

— Почти все участники рынка говорят, что после сжатия ОПС их интерес переместится в сектор добровольного страхования. Как вы оцениваете эти перспективы?

— Для развития НПО основной вопрос — знаешь ли ты свою клиентскую базу и ее потребности. Если ты набрал людей на улице, через «Евросеть», «Связной» и другие сети, то непонятно, кто эти люди, где они работают, что они хотят делать с пенсией и думают ли о ней вообще, ставить на НПО бесполезно. В этом сегменте очень важна персонификация продуктов и подхода к клиентам, чтобы видеть, копит, например,  металлург старше 40 лет себе на пенсию в программе добровольного софинансирования или нет, как ведет себя в этой истории нефтяник? Отсюда и выстраиваются программы НПО.

— В последнее время на рынке сложились две разные модели фондов — корпоративные и розничные. Какую вы считаете эффективной? 

— Мы начали работу на рынке как корпоративный фонд. В 2008 — 2009 годах  работали с массовым клиентом, но вовремя остановились. По нашим ожиданиям, в ближайшие годы люди сами не будут заботиться о своей пенсии, рассчитывая на помощь государства или своего работодателя. Поэтому мы вернулись в корпоративный сегмент. Да, мы сильно упали в темпах привлечения счетов, но выиграли в качестве клиентской базы. Привлечение таких клиентов — сложный и трудоемкий процесс. Во-первых, нужно иметь собственный обученный персонал, способный разговаривать с любой аудиторией — молодой и пожилой, высокообразованной и менее образованной, но обязательно относящейся к целевому сегменту. Мы в последние годы выстраиваем взаимоотношения с крупными компаниями, в том числе для этих целей объединяемся с НПФ, принадлежащими корпорациям. Так, мы присоединили фонд «АФК Система» и получили крупнейших клиентов — «Башнефть», МТС, МГТС, «Детский мир». Наличие таких клиентов позволяет нам увеличить средний счет и стабильность клиентской базы. Во-вторых, должны быть деньги на то, чтобы содержать достаточную инфраструктуру, филиалы, потому что этого требует персонал предприятий.

В чем сегодня соревнуются фонды? В темпах роста. По нашему мнению, это тупиковый путь. Количество счетов у фонда может расти, но отдача от них слабая, а издержки и оттоки клиентов высокие. Розничные стратегии дают высокий приток клиентской базы, но вопрос, сколько и как долго фонд на такой базе сможет зарабатывать, остается открыт. Всегда ли привлеченный счет приносит доход фонду и окупаются ли расходы на его привлечение и обслуживание быстрее, чем он уходит из фонда? Нам представляется, что не всегда.

К тому же обострилась проблема перетоков клиентов из фонда в фонд. Фонды с этим справляются, привлекая новых клиентов из ПФР. Но если государство ограничит деятельность по ОПС, отменит, как предлагается, выбор накопительной части пенсии с 2014 или 2015 года, прекратит поток новых клиентов на этот рынок, то розничные фонды окажутся в очень сложной ситуации: они по-прежнему будут тянуть друг у друга клиентов, не имея механизма их удержания. Это всё напоминает велосипед: пока ты крутишь педали, он едет, а перестал крутить — он упал.
Комментарии

Материалы по теме

Настройка стимулов

Пенсионные курьезы

Куда вложить миллиард

Хозяева старости

Тихий час

 

comments powered by Disqus