Модель кластера

Модель кластера Кластерная политика становится все более значительным инструментом господдержки экономики. Однако в стране до сих пор нет общего понимания кластера. Мы предлагаем подход к формализации.

«Эксперт-Урал» продолжает дискуссию о кластерах в отечественной экономике и возможностях государственной кластерной политики. Как ни странно, большинство споров (международных в том числе) по-прежнему сводятся к вопросу о том, что мы собственно понимаем под кластером. Вопрос не тривиальный: исследуемый объект сложен, разные его виды сильно отличаются друг от друга, загнать его в жесткую понятийную сеть четкой логики не удается. Хорошо ученым: в фундаментальных исследованиях возможны разные подходы, главное, чтоб каждый был обоснован. А как быть чиновникам при организации госполитики, где определение должно быть четко прописано в законодательстве? В рамках этой публикации мы предлагаем рассмотреть авторский подход к формализации кластерных образований.

Необходимость формализации


Экономические исследования, проведенные в 1991 — 1996 годах, позволили Майклу Портеру разработать теорию конкурентоспособности регионов, она оказала значительное влияние на практику научного анализа, а также на выработку принципов государственной экономической политики. Многочисленные исследования конкурентоспособности регионов были проведены в различных странах, использовались при разработке стратегий развития отраслей и территорий. Значение теории конкурентоспособности регионов важно, потому что позволяет переосмыслить парадигму экономической теории в целом, понять новые движущие силы экономического развития. Вместе с тем многие моменты теории конкурентоспособности регионов не нашли должного структурирования и упорядочения, что мешает ее практическому применению. В первую очередь это касается наиболее важной составляющей — исследования кластеров.

Портер одним из первых применил технический термин «кластер» к экономическим процессам. (Подчеркнем также приоритет советской экономической науки: при аналогичных исследованиях в свое время была разработана теория территориально-производственных комплексов.) Дав четкое определение кластеров как группы взаимосвязанных предприятий в пределах определенной территории, далее он перешел к качественному теоретическому анализу, например, определениям границ кластера (локализации), факторов конкурентоспособности, инноваций, роли правительства, социальным аспектам в кластере и т.д. При этом не применялись методы количественного анализа с использованием статистического материала, не было оценки количества занятых в кластере, уровня заработной платы, налоговых отчислений в территориальный бюджет, вклада кластера в валовой региональный продукт. Это не позволяет провести количественную оценку вклада кластера в развитие территории и определить важность или, наоборот, незначительность кластера в целях формирования мер государственной поддержки. Необходимо разработать структурную модель кластера, в которой можно использовать экономико-математические модели, а также статистические данные для конкретных экономических оценок.

В исследованиях Майкла Портера приводятся схематические диаграммы кластеров по отраслевой цепочке или территориальной близости. В отличие от используемых им моделей движущих сил конкуренции в отрасли или детерминант конкурентных преимуществ страны, схематичные диаграммы кластеров не структурированы, не выделены элементы, нет функционального разделения и определения их места (роли). Соответственно, в многочисленных современных исследованиях данный пробел в теории многократно воспроизводится, а анализ кластера часто ограничивается словесным качественным описанием отдельных предприятий и их взаимосвязей, либо структура кластера изображается хаотично, что не позволяет в дальнейшем анализировать кластер с использованием статистических данных.

Например, в 77% утвержденных стратегий социально-экономического развития различных регионов Российской Федерации присутствуют понятия «кластер», «кластерная политика», «кластерные исследования», в 45% документов есть отдельные разделы кластеров отраслей. Но при этом анализ носит описательный характер, нет подтверждения тенденций статистическими данными или другим цифровым материалом, соответственно, отсутствуют конкретные мероприятия по государственной поддержке развития важнейших для территории кластеров.

Разработка структурированной модели кластера представляется сегодня актуальной: ее отсутствие существенно тормозит практические исследования экономик регионов в части выработки государственной экономической политики развития территорий. При этом необходимо соблюдать преемственность общих положений теории конкурентоспособности Майкла Портера.

В качестве методической основы для разработки модели кластера мы предлагаем использовать модель движущих сил конкуренции в отрасли по Портеру. В ней выделены основные конкурирующие предприятия, их поставщики, потребители. В соответствии с теоретическими положениями кластерных исследований необходимо также учесть в экономической модели влияние правительства, финансовой инфраструктуры, отраслевых регуляторов и ассоциаций.

Типовая модель и перспективы применения

В 2004 — 2007 годах в результате проведения конкретных экономических исследований кластеров в различных регионах России нами разработана и апробирована типовая модель кластера (см. схему). Применение ее идентично практически во всех отраслях. Она позволяет использовать статические данные для оценки размеров кластера по социально-экономическим показателям и расчета его вклада в развитие региона по критериям эффективности. Кроме того, использование статданных за определенный период создает возможность оценки развития кластера в динамике: падения или роста конкурентоспособности предприятий, эффективности поддержки инвестиционных проектов по созданию местного производителя для замены внешнего поставщика и т.д.

Для совокупной оценки кластера необходимо провести аналогичную оценку социально-экономических показателей местных поставщиков, оценить их значимость. При анализе спроса на продукцию кластера — рассмотреть долю местных потребителей, сколько процентов объема продукции идет на вывоз за пределы региона. Отдельно выяснить, проводится ли анализ с точки зрения региональной экономики, является ли кластер «ввозящим денежные средства». Необходимо дать оценку добавочной стоимости, формируемой в рамках кластера, проанализировать объем закупаемого сырья и материала («вывоз денежных средств»). В рамках административной поддержки необходимо разработать мероприятия по увеличению вывоза (экспорта) продукции кластера, а также по углублению специализации. Как пример, нужно рассматривать инвестиционные проекты по углублению отраслевого передела в кластере.

Государственная политика в данном случае будет заключаться в административной поддержке выстраивания взаимоотношений местных и потенциальных партнеров. У Портера это обозначено как «влияние правительства на совершенствование кластера <…> — повышение уровня местного спроса на продажу и услуги, поставляемые кластером». Также Портер неоднократно делает акцент на «пристальном внимании к межличностным отношениям <…> Многие обеспеченные кластерами преимущества вытекают из личных контактов, облегчающих установление связей, из открытого общения и доверительных отношений». Портер подчеркивает важность правительства и организаций по сотрудничеству в установлении кооперационных связей в кластере для замены «чужих» поставщиков на местных.
Для прогнозирования развития кластера предлагаемый подход позволяет использовать разные экономическо-математические модели (например балансовые матричные, которые показывают объемы поставок одной отрасли для другой, т.е. взаимосвязи местных предприятий), а также математические методы, включая теорию нечетких множеств.  

Дополнительная информация.

Структурные элементы кластера

Структурные эелементы кластера
Блок 1 — ядро (корневой бизнес). Все предприятия отрасли, локализованные на территории, сгруппированные по видам основной продукции или по подотраслям. Дается оценка вклада предприятий в экономику территории — общее количество предприятий, объем отгруженной продукции, численность занятых, оценка налогов как экономического вклада в региональный бюджет.

Блок 2
— поставщики предприятий кластера. Разделены на местные компании и предприятия из других регионов. При этом проводится оценка влияния поставщиков из других регионов и анализ возможности развития собственных поставщиков, т.е. наращивания охвата кластера. Поставщики также группируются по видам поставок.

Блок 3
— потребители предприятий кластера. Сегменты — внутреннее потребление, межрегиональные поставки, экспорт, что позволяет напрямую оценить экспорт кластера как основной критерий эффективности и разработать меры государственной поддержки исходя из возможности наращивания экспортных поставок.

Блок 4
— поддерживающая инфраструктура. Включает промышленные и общественные ассоциации, административную поддержку, финансовые, складские и транспортные услуги.

В типовую модель включены элементы, формально не входящие в структуру кластера, — внешние поставщики и вывоз за пределы региона. Такое расширение необходимо для анализа экономической целесообразности замены внешних поставщиков на местных или углубления цепочки переработки для изменения структуры экспорта продукции кластера.

Субъект-объектная дистанция

Юлия ЛавриковаЧтобы государство могло поддерживать кластер, он обязательно должен иметь координирующий орган и стратегию развития, уверена заместитель директора Института экономики УрО РАН Юлия Лаврикова.

— Юлия Георгиевна, насколько актуально моделирование кластеров, каково его значение для организации государственной кластерной политики?

— Как показывает практика, похожих друг на друга кластеров нет. Совсем типовую картину не нарисовать даже в научном плане. Если мы рассматриваем какой-то конкретный кластер с точки зрения организации его возможной поддержки, то нам прежде всего нужно определить, является ли данное объединение действительно кластером, и осознать его значение для территории. Для этого нужны элементы формализации. Во-первых, хотя бы полуформализованная организация, которая координирует действия участников: некоммерческое партнерство, координационный совет или саморегулируемая организация. Должен в каком-то виде существовать реестр участников кластера. Во-вторых, у кластера должна быть программа, стратегия или концепции развития — документ, который говорит о направленности роста кластера.

— Каковы критерии успешности кластера?


— Основной признак, как это обычно считается, — внешний по отношению к территории кластера рынок сбыта, лучше — на экспорт. Однако это не всегда так. Например, кластер ЖКХ — это в большей степени производство услуг, которые потребляются на месте, на самой территории базирования. Там основная цель — снижение затрат в производственной цепочке и повышение качества услуг для конечного потребителя, снижение непроизводительных потерь всех ресурсов, повышение экологичности, а самое главное, — координация и повышение прозрачности.

Здесь важен не только экспорт. Портер постоянно подчеркивал: смысл кластера — чтобы он дал синергетический эффект для территории, чтобы стал точкой роста. У кластера должно быть ядро (оно может быть представлено в разном виде), и темпы роста ядра должны быть выше, чем средние темпы роста экономики региона или отрасли. То же касается инвестиций и заработной платы.

— А может быть растущий кластер, не оформленный в ассоциацию?

— На мой взгляд, нет. Мы можем взять, например, металлургию в нашем регионе, нарисовать по ней предлагаемую в публикации схему, и говорить о кластере. Но тогда у нас кластер будет пониматься просто как присутствие отрасли на территории. Это очень широкий подход. Я же считаю, что кластер — это скоординированное взаимодействие между субъектами. И тогда, например, в рамках одной отрасли мы можем получить несколько конкурирующих кластеров. Весь вопрос в том, что мы будем считать кластером. С точки зрения науки — да, возможно несколько подходов. Но если мы говорим о господдержке, тогда необходима однозначная формализация. Правительство не может работать с неопределенным субъектом.

Конечно, кластер — это рыночный институт, он не оформляется по указке. Бизнес сам должен прийти к созданию кластера. Предприниматели должны понимать, что это необходимо. Кластер — это такой квазикартель, квазимонополист. Но это допустимое по законодательству объединение. Например, интересен саратовский строительный кластер. Он объединяет очень широкий класс организаций, вплоть до производителей оборудования для строителей. И у них, благодаря координации и налаженному взаимодействию, выстроилась такая эффективная производственная цепочка, что на выходе они могут продавать квадратный метр жилья где-то за 23 тыс. рублей — вот налицо эффект кластерного взаимодействия. Сейчас они начинают работы вблизи Екатеринбурга. Так что кластер — это рыночный субъект, и основная причина его формирования — выгода участников.

Когда кластер оформился, прописал задачи и цели развития, некоторые из них могут совпадать с государственными интересами развития территории. Тогда возникают основания для государственной поддержки кластера. Или координации общего развития на уровне кластерных объединений. У нас из поля зрения выпало планирование размещения производительных сил, бывает, например, что рядом в одном регионе могут строиться два одинаковых предприятия. А согласованное развитие позволяет экономить общие региональные силы. Кластерная политика может стать инструментом координации такого типа.

— А кластер может быть территориально рассеянным?

— Я всегда задавалась этим вопросом. Вначале я считала, что возможны кластеры национального значения, распределенные по разным территориям. Но потом пришла к выводу, что смысл кластера в территориальной близости субъектов, именно это дает эффект переноса знаний и рождения новых нестандартных решений. Конечно, могут быть удаленные предприятия-участники кластера — в тот же саратовский строительный кластер входят проектировщики из Екатеринбурга, Казахстана и Белоруссии. Но ядро кластера должно быть локализовано на одной территории, на расстоянии, положим, не больше часа езды друг от друга. И тенденция сейчас как раз к сжатию этого пространства: потому что смысл кластера в быстром обмене информацией. Важен так называемый эффект кафе: когда вы можете быстро получить информацию и тут же совместно скоординировать действия.

— А в международной практике есть согласованное понимание кластеров и кластерной политики?

— Нет, везде по-разному. Например, в Финляндии есть четкая ориентация на кластерный подход к развитию экономики, у них все кластеры формализованы, у каждой структуры есть своя управляющая компания. Она занимается налаживанием взаимодействия внутри кластера, продвижением его продукции и прочей организаторской работой. Есть и обстоятельные государственные программы по поддержке и развитию инновационных кластеров в стране. В Италии существуют так называемые промышленные районы — этакие неформализованные недооформленные кластеры. Это исторически сложившиеся формы хозяйствования, и никто их не спешит загонять в формальные рамки, хотя существуют формы их поддержки. В США кластеров много, но формализации тоже нет, кластер рассматривается как стихийно складывающийся естественный организм. И кластерной политики в нашем понимании у американцев нет. Они заняты общефедеральной политикой устранения институциональных барьеров для кластеров и предпринимательства. А кластер рассматривается как полностью самостоятельный рыночный субъект.

Синхронный подход

Сергей ТолчинКак при помощи кластерного подхода развивать промышленную территорию, рассказывает Сергей Толчин, руководитель проекта «Технополис “Новый Звездный”» (ОАО «Протон-ПМ», Пермский край).

— Сергей Вячеславович, ваше предприятие является координатором программы развития инновационного кластера ракетного двигателестроения «Технополис “Новый Звездный”». Разграничьте, пожалуйста, понятие кластера и понятие технополиса в вашем объединении?


— В 2009 году подписано соглашение о сотрудничестве между Роскосмосом, Центром им. М.В. Хруничева и Пермским краем, направленное на развитие производственной базы ОАО «Протон-ПМ» под серийное изготовление узлов и агрегатов ракетного двигателя РД-191 для ракет-носителей «Ангара». Предприятие провело модернизацию производства, освоило расширенную номенклатуру изделия. Затем в 2011 году в стратегии социально-экономического развития Приволжского федерального округа организация производства РД-191 была названа в числе приоритетов. Это потребовало нового подхода — синхронного развития производства и территории (образования, здравоохранения, жилищного строительства и т.д.). Сформированный проект получил название «Технополис “Новый Звездный”».

В формат кластера проект оформился в 2012 году. Сейчас в наш кластер входит, во-первых, девять крупных промышленных предприятий с пермской «пропиской», подчиненных Роскосмосу и Оборонпрому, между которыми исторически сложились производственные связи и, соответственно, имеются общие проблемы, которые совместно проще решать. Во-вторых, два пермских национальных исследовательских университета, авиационный техникум, центр переподготовки кадров и Пермский научный центр УрО РАН — это научная и образовательная база. Также в кластер входят региональное объединение работодателей Пермского края «Сотрудничество», Пермская торгово-промышленная палата и региональное отделение «Деловой России».

В качестве территории технополиса рассматривается микрорайон Новые Ляды, где сегодня расположены производственные площадки «Протон-ПМ» и Пермского моторного завода. Заданы три направления специализации: ракетное двигателестроение — освоение «Протоном» производства узлов и агрегатов двигателя РД-191; авиационное двигателестроение — выпуск семейства турбореактивных двигателей ПД-14 для самолетов МС-21 («Авиадвигатель» и Пермский моторный завод); энергетическое машиностроение — создание ОАО «Протон-ПМ» и Пермским национальным исследовательским политехническим университетом (ПНИПУ) стенда для испытаний газотурбинных установок мощностью до 40 МВт для российской газотранспортной системы (запущен в июле 2013 года). Также мы предполагаем на территории технополиса развитие центров компетенций, которые бы работали на всех участников кластера, создание филиала городского бизнес-инкубатора, инновационных образовательных учреждений, инжинирингового центра при ПНИПУ и проч.

— Какова координация в кластере?


— Мы входим в список 25 пилотных проектов, утвержденный председателем правительства РФ в 2012 году, поэтому действуем в соответствии с правительственными требованиями (о конкурсе на участие в госпрограмме см. «Кто получит 25 миллиардов рублей» , «Э-У» № 26 от 02.07.2012). Определена организация-координатор — «Протон-ПМ». Утвержден совет кластера, в его задачи входит разработка и мониторинг реализации программы развития, рассмотрение и утверждение новых проектов. Кроме того, на уровне региона проект включен в программу социально-экономического развития Пермского края — утверждена рабочая группа при правительстве для развития кластера. И еще на сегодняшний момент создан региональный центр кластерного развития, который занимается реализацией кластерной политики на территории.

— Было ли взаимодействие как-то оформлено до требований господдержки?

— Взаимодействие происходило только в рамках исторически сложившейся кооперации или на общекраевых площадках: в рамках регионального объединения работодателей, в торгово-промышленной палате и т.п. Специфических организационных форм это не принимало.

— Есть ли текущая оптимизационная выгода для участников кластера, например, создание скоординированной производственной цепочки для уменьшения себестоимости продукции?

— Нет, такую задачу мы не рассматривали, мы придерживаемся рыночной самостоятельности участников кластера. Работаем на развитие: привлечение новых проектов, создание совместных центров компетенций, глубокое научное сопровождение общего отраслевого профиля. Например, в рамках кластера выполнено два проекта по 218-му постановлению правительства РФ, еще один в стадии реализации. На площадке в Новых Лядах идет строительство производственных мощностей под освоение перспективных двигателей. Ведется создание инновационного учебного заведения инженерно-технологической направленности в интересах предприятий-участников кластера.
_____________
Наталья Анисова - генеральный директор аудиторской компании «Рост» (Тюмень), к.э.н.
Комментарии

Материалы по теме

Затишье в промышленности и торговле, снижение доходов населения

Объем рынка инвестиционных услуг в России на конец 2006 года составил почти 90 трлн рублей

К европейской самобытности

Страховка для Европы

Самая мечтающая страна

 

comments powered by Disqus