Про будущее в головах и на бумаге

Про будущее в головах и на бумаге В середине сентября в столице Прикамья прошел Шестой Пермский экономический форум. Тема для отечественной практики выглядела экстравагантно - «Новая экономика и культурная политика».

В конце прошлого века народ нашей страны был выставлен на жутчайший экзистенциальный холод. Сначала Россию лишили прошлого. Затем лет пятьдесят переносили акцент социальных ожиданий на будущее: настоящее объявлялось всего лишь переходным периодом, поэтому его выстраиванием заниматься не стоило (нужно было потерпеть и дождаться наступления светлого коммунизма). А под конец века отобрали и будущее, заявив, что целеустремлялись мы куда-то не туда. В результате нация осталась на развалинах страны, без возможности опираться на исторические корни, в совершенно не налаженном настоящем и абсолютно без будущего.

Механизм формирования этой ситуации понятен. Несмотря на то, что с момента номинального развала СССР прошло почти двадцать лет, ситуацию отсутствия будущего мы как страна не расхлебали до сих пор. А сейчас у руля государства и на основных директорских должностях в основной массе все еще находятся представители так называемого поколения беби-бумеров: люди, родившиеся с 1943-го по 1963 годы, чье первоначальное становление прошло в СССР до середины 1970-х. То есть как раз те, в чьих головах идеологический перелом конца ХХ века напрочь вытер все долгосрочные установки.

Возьмем самый известный целеопределяющий для РФ документ - «Стратегию-2020». Уже в его названии скрыта нелогичность: перспектива планирования берется, условно, десятилетняя, а настоящие долгосрочные (стратегические) установки можно заложить, лишь заглядывая вперед далее чем на активную жизнь одного поколения (25 лет). Между тем только тогда, когда мы начинаем задумываться не над тем, как накормить ныне трудящихся (горизонт планирования в рамках одного поколения), а над тем, как вырастить им смену, мы выходим на уровень стратегических категорий. Истина даже не хрестоматийная - библейская: вспомните Моисея и его сорок лет (!) воспитания нового свободного поколения иудеев.

Часто приходится слышать обвинения в адрес власти: мол, экономическая политика у нас есть, а культурной нет. Позволим себе с ними не согласиться. Конечно, на первый взгляд в экономической сфере активность государства кажется большей, но назвать эти действия стратегически выстроенными пока не получается. Просто если в экономике можно говорить как о краткосрочных мероприятиях (которые у нас как раз и выдаются за экономическую политику), так и о долгосрочных, то в сфере культуры, по большому счету, возможны только долгосрочные. Но если мы зададимся поиском реальных долгосрочных экономических установок нашей власти, то, думается, обнаружим там тот же голяк, что и в культуре. А оттого в стране - ни длинных денег, ни функционирующей ипотеки, ни социальной ответственности бизнеса. Ни, к слову сказать, внятного госрегулирования на стратегически значимом для нации рынке продовольствия (о чем мы писали неделю назад, см. «Сермяжная правда», «Э-У» № 37 от 20.09.10).

В этом смысле почти все участники Пермского экономического форума не сказали ничего нового и сколько-нибудь конструктивного. Более того, путаясь в категориях кратко-, средне- и долгосрочного планирования, попадали в ловушку мышления, которую сами же и описывали. С одной стороны, постулировалось, что в постиндустриальной модернизации отсчет следует вести не от централизованной госполитики, а с творческих способностей конкретного свободомыслящего индивида. С другой - в качест­ве первоочередного шага на пути к очередному светлому будущему дружно требовали от правительства (то есть от централизованной власти) долгосрочной системной концепции развития. В результате логика размышлений замкнулась в порочный круг вопроса о первичности а'ля «курица - яйцо».

Комментарии

Материалы по теме

Сумма не меняется

Замутить движуху

Следы конкуренции

Учиться не дышать

Новый толковый словарь

Заведомо худшие условия

 

comments powered by Disqus