Кто в доме хозяин

Кто в доме хозяин На общественных слушаниях о введении в Екатеринбурге института сити-менеджера людям показалось, что они могут что-то решить. Однако обсуждение закончилось ничем: и сторонники, и противники поправок в устав города считают себя победителями.

Это был спектакль - комедия ошибок с драматическим подтекстом. В лучших традициях Гоголя и Грибоедова. Композиция классическая: завязка, кульминация, неоднозначный финал. Восприятие неоднозначное - каждый увидел свое.

Напомним: на публичные слушания вынесли три пакета поправок. Первый предложил депутат гордумы Яков Спектор, второй - председатель горизбиркома Илья Захаров и заместитель руководителя аппарата администрации Екатеринбурга Сергей Тушин, третий - горожанин Василий Савченко. Основная идея двух первых пакетов - введение в Екатеринбурге двуглавой системы управления «мэр + наемный сити-менеджер» (Спектор предлагал выбирать мэра из числа депутатов гордумы, а Тушин с Захаровым - общенародным голосованием). Поправки Савченко носят скорее технический характер, их основная цель - приведение устава в соответствие федеральному законодательству.

Под грифом

Жителей Екатеринбурга перед ККТ «Космос» много. Противники поправок раздают сторонникам оранжевые ленточки и кормят сухарями. Сторонники ничем себя не выдают.

Очередь у стоек регистрации достигает пика к полудню. Особенно активны те, кто должен выступать - за или против поправок. Правда, активность в основном проявляется в том, что они пытаются отказаться от этого права (предполагалось, что выступающих будет больше четырехсот). Меня ловит за плечо депутат гордумы и ярый противник двуглавой системы Леонид Волков: «Смотри-смотри, видишь список выступающих от Верх-Исетского района». На столе лежит лист А4 с фамилиями, напротив которых стоят минусы или галочки. «Это бюджетники, которых силой или угрозами заставили сюда прийти», - не унимается Волков, радуется удачному снимку и тут же выкладывает его в твиттер.

Подхожу к бабушке: «Вы за поправки?». «За». «Почему?». «Нам сказали, что если проголосуем против, то опять будет Чернецкий (мэр Екатеринбурга Аркадий Чернецкий. - Ред.)». «А кто сказал?». Тут бабушка замечает мой бейджик «Пресса» и осекается: «Не скажу».

Двери зала открываются в 13.00 и уже через десять минут практически все места заняты. Прицеливаюсь к креслу поближе к сцене (первые шесть рядов зарезервированы для выступающих, оргкомитета, техслужбы), но дорогу загораживает серьезный мужчина. «Куда?». «Сесть хочу». «Здесь нельзя, все места заняты организацией». «Какой организацией?». Тут снова сыграл бейджик: страж решает, что связываться бесполезно, и пропускает меня. Причем тоже со словами «этого я вам не скажу». Прям «Гарри Поттер» - те, кого нельзя называть. Сажусь удачно. Вокруг типичные работники бюджетной сферы.

Объясню, почему акцентирую внимание на бюджетниках. Незадолго до мероприятия в блогах противников поправок появилось видео с инструктажа в бюджетной организации Железнодорожного района Екатеринбурга. Помимо прочих указаний, оратор сообщил:

-... Высокинский (вице-мэр Екатеринбурга, председатель слушаний Александр Высокинский. - Ред.) примерно в четыре часа поставит вопрос на голосование. Соответственно, с четырех часов покидать зал нельзя, надо сидеть готовыми, голосовать карточками. Высокинский объявляет: «Голосуем за поправку Спектора». Мы все поднимаем зеленые карточки и голосуем за поправки Спектора. После этого ставятся на голосование поправки Тушина - Захарова. В обязательном порядке поднимаем карточки и голосуем за них! То есть наше с вами мнение - это введение сити-менеджера и прямые выборы главы города. Поэтому мы голосуем за две поправки: первая - Спектора, вторая - Тушина - Захарова. Если будут еще какие-то поправки - голосуем против. <...> Нас уже предупредили, что оппозиция готовит акции. Ваша задача - сидеть тихо. Там будет много милиции. Соответственно, будут задержания. На провокации не реагировать, чтобы вам не попасть на телекамеры. Если что-то изменится по голосованию или еще что-то, ваши старшие вам скажут установку, если надо будет - покидаем зал. Ну, надеюсь, до стрельбы не дойдет...

Грязьбург против Засратова

14.00. «Космос» забит. Волков уже не радуется: «Чувства смешанные, думал, "наших" заметно больше, а теперь сильно сомневаюсь». Ни один уважаемый артист вовремя спектакль не начинает. Слушания задерживаются на 15 минут.

Наконец, вступает Александр Высокинский: «Зарегистрировалось 2104 человека, количество выступающих - 128 (зал облегченно вздыхает - 450 выступлений заняли бы 15 часов)... Регламент следующий: выступление Якова Спектора - 15 минут, остальные - по две минуты».

Спектор говорит девять минут: образцово - кратко и по делу. Правда, голосовать он призывает не за свои поправки, а за предложение Тушина - Захарова. Зал принимает доклад спокойно. Кто-то успел уснуть.

Начало выступлениям граждан кладет член комитета «Право выбора» Федор Крашенинников:

- Во всей этой ситуации меня возмущает удивительная суета. Глава города срочно засобирался в отставку, у депутатов и сотрудников администрации случился зуд. Чтобы обсудить поправки Спектора, парламентарии даже прервали каникулы. Потом появились вторые поправки. Возня со сменой помещения (залы мэрии сменили на «Космос» за три дня до слушаний. - Ред.). За этой суетой стоит не желание улучшить жизнь горожан, а желание угодить губернатору Мишарину. Почему я должен отказаться от того, к чему привык - от избрания главы города. Если Чернецкий решил уйти - пусть уходит, это его личное дело, горожане изберут себе нового мэра. Никакой чрезвычайной ситуации, требующей немедленного изменения структуры власти в городе, нет. Введение поста сити-менеджера - путь к введению коллективной безответственности чиновника.

Тон задан. «Срочная смена модели власти требуется лишь в трех случаях - при оккупации, смене строя или природных катаклизмах. С чего вдруг мы сейчас срочно должны что-то менять?» - вопрошает глава «Комитета 101» Дмитрий Головин. Студент радиофака УрФУ Станислав Жарков срывает овации, заявив: «Большинству депутатов я даже 12 рублей в маршрутке не доверю передать, а тем более выборы мэра».

Противники поправок прикладывают их авторов все жестче. Василий Савченко: «В данный момент свердловской областной прокуратурой и управлением генпрокуратуры РФ в УрФО рассматривается вопрос о возбуждении уголовного дела против Якова Авдеевича Спектора, который своими поправками нарушил ст. 12 Конституции РФ, разрешив господину Мишарину вмешиваться в структуру управления городом». Савченко не укладывается в две минуты, ему отключают микрофон, но он изо всех сил бросает в зал: «Менеджер - это мэр с приставкой со! Сосити-менеджер!». Студент Горного университета Ростислав Журавлев объявляет поправки предсмертными конвульсиями «Единой России» и пугает: «Все может закончиться тем, что сначала отменят выборы, а потом заколотят нам окна и поведут босиком на расстрел». Большинство противников настаивают на одном тезисе - у людей отбирают свободу.

Ход слушаний

На Якова Спектора больно смотреть. При каждом критическом уколе он меняется в лице, ерзает на стуле.

Спустя два часа на сцене появляется первая сторонница поправок Жанна Рябцева. По ее словам, сегодня Екатеринбургу (лучший город Земли) нужно двигаться дальше, нельзя стагнировать. А следовательно, необходимо поменять устройство власти. Зал недобро гудит, раздаются крики «Иди домой». Женщина пытается перекричать: «Городом не имеет право управлять домохозяйка, городу нужен ответственный профессиональный управленец!».

Высокинский не выдерживает: «У нас более сотни выступающих. Если хотите, могу делать рекламные паузы каждые 15 минут, меня часов до четырех утра хватит. Вы должны слушать и формировать свое мнение. Мы даем высказаться всем ораторам, независимо от их позиции. Не надо действовать по принципу "кто кого перекричит". Если одни будут захлапывать других, то слушания превратятся в фарс. Многие из вас говорили, что это демократическое собрание и у людей есть гражданская ответственность, но что-то я ее не вижу».

Следом выходит профессор, член областной Общественной палаты Станислав Некрасов:

- Оба варианта (и единоначалие, и двуглавая система. - Ред.), как говорил классик, хуже. Однако для устойчивости социальной системы необходимо вводить вариант, предложенный Тушиным. В противном случае система будет неуправляемой. Мегаполисы неустойчивы, все революции начинаются именно в них, и режим рушится за три дня. Нам необходима устойчивость страны, сохранение населения, единой территории. Все противники поправок говорили о свободе. Это самое популярное, но обманчивое слово. Не верьте, не ведитесь. Это иллюзия. Свобода для кого? От чего? Кому? Для нас главное сегодня - выжить. А для этого нужна система управления с главой администрации и главой города.

Елена Кондратьева две минуты убеждала зал, что реформы должны проходить в государстве или городе раз в два-три года. Так, мол, еще Петр I говорил. Следом вспоминают Сократа: «Голосованием можно выбрать правителя, но голосованием нельзя выбрать сапожника». Сторонники поправок сравнивают государство с большим холдингом, у которого есть председатель совета директоров и директор, который занимается оперативным управлением. Человек пять строят свое выступление по схеме: Екатеринбург сильный и развивающийся город, он многого достиг, но проблем еще больше. Денис Берсенев, например, указал, что за столицей Среднего Урала прочно закрепилось название Грязьбург, что у нас нет системы ЖКХ, плохие дороги, неразвитая система здравоохранения. Наталья Царегородцева берет на себя смелость и от всего многонационального народа Урала заявляет: «Я за хозяина, я за профессионала, я за поправки».

Зал снова гудит. Высокинский ироничен: «Еще раз предупреждаю. Некоторые союзники гражданского общества, рассуждая на тему, что у нас является популизмом, а что нет, не могут разделить слово на два корня. Уважать нужно не только себя, а всех выступающих».

Спустя еще час у микрофона вновь стройные ряды противников поправок. И вновь яркие, хотя и демагогичные выступления. Эдуард Журавлев: «Есть город Саратов, теперь его называют Засратов. У Спектора нет совести, а есть партбилет. Его поправки - афера, направленная на то, чтобы Мишарин забирал деньги из городского бюджета, чтобы выполнить свои обещания, а сити-менеджер сидел ровно».

Видно, что Высокинский выходит из себя, но сдерживается: «Напоминаю, в зале ведется аудио- и видеозапись».

Последними слово берут депутаты гордумы: беспартийный Волков и лидер ячейки «Единой России» Рафаэль Шихов. Первый на взводе заявляет:

«В 1933 году Гитлер выиграл выборы в Рейхстаг. Первое, что он сделал после этого - отменил все выборы. Это очень естественная политика, самый простой способ удержать власть навсегда. Ровно то же пытается сделать только что пришедший к власти Александр Мишарин. С одной лишь только разницей - сам он никаких выборов не выигрывал. Право выбора легко отдать и очень тяжело забрать назад».

Шихов начинает выступления с назидания: «Я рад, что сегодня пришло столько людей. Рад, что много молодежи и она говорит искренне. Рад, что в нашем городе пробиваются ростки свободы. Но я раздосадован, что мы оскорбляем друг друга, позволяем вещи, которые в нормальном воспитанном обществе недопустимы. Я за систему сити-менеджера, хотя мы и не знаем, что это такое...». Зал, не прощающий ошибок, смеется. «И не надо смеяться, - обиделся депутат. - Система сити-менеджерства предполагает две вещи - разделение властей (политической и хозяйственной) и механизм антикоррупционности».

В пределах погрешности

Выступления окончены. Зал примерно на треть опустел, зато буфет полон. Высокинский объявляет начало голосования:
«Поправка Спектора. Кто за? Кто против? Кто воздержался?» Подсчет идет по головам: в каждом ряду сидят специально обученные люди-«счетчики».

Минут через десять на сцену выносят листок с итогами голосования. Зал замирает. Высокинский зачитывает: «За - 673, против - 649, воздержались 72». 700 зарегистрировавшихся бесследно пропали. Пять секунд на несложные вычисления. Первым «ура» кричит математик по образованию Волков. Потом, поняв, что 673 от 1394 - это 48%, с ним в едином порыве сливаются областной коммунист Андрей Альшевских, гордумский яблочник Максим Петлин и их сторонники. Левая сторона зала скандирует:
«Поправка не прошла, поправка не прошла!». Следом должны были начаться объятия, танцы и распитие шампанского, но Высокинский обрывает торжество: «Голосуем за вторые поправки Тушина и Захарова». Празднующие обмерли, немая сцена... Затем оппозиция рвется на сцену, тряся положением об общественных слушаниях и крича Высокинскому: «Ты читать умеешь? Поправки Тушина и Захарова - это поправки к поправкам, они нигде не были опубликованы». Вице-мэр пытается урезонить противников изменений устава: «Не надо накалять обстановку». На тревожные нотки в его голосе тут же реагируют правоохранители. Из-за кулис показываются милиционеры с дубинками. Перед сценой неожиданно выстраивается цепочка из людей в штатском. Вспомнилась фраза из инструктажа: «Надеюсь, до стрельбы не дойдет».

А на сцене продолжается неразбериха. Высокинский объявляет перерыв, противоборствующие стороны вызывают юристов. Зрители окончательно запутались. «Что произошло?» - самый популярный вопрос.

Еще через 10 минут усталый, но уверенный в себе Высокинский объявляет: «За поправки Тушина - Захарова проголосовали 787 человек, против - 727, воздержались - 19. Поправки Василия Савченко: 126 - за, 1236 - против, 79 - воздержались... Слушания закрыты».

Зал пустеет так же мгновенно, как и заполняется. Волков и его коллеги по комитету «Право выбора» раздают интервью, в которых заявляют: «Это грандиозная победа. Поправки Спектора не прошли, а поправки к поправкам Тушина - Захарова юридически ничтожны». Депутаты облдумы, практически 100-процентно голосовавшие за пакет Тушина - Захарова, таинственно улыбаются. Видимо, им кажется, что выиграли они.

Комментарии