Повод для оптимизма

Повод для оптимизма Кризис будто бы не затронул лучшие уральские бизнес-школы: за прошедший 2008 год и первое полугодие
2009-го они показали неплохой финансовый результат. Ситуация объяснима: работодателям требуются сотрудники
с принципиально новыми компетенциямии.

На прошедшем в редакции «Эксперт-Урала» круглом столе «Новое качество управленческих кадров: ответ на вызовы времени», в котором приняли участие представители ведущих бизнес-школ и кадровых агентств Екатеринбурга, мы представили результаты последнего исследования рынка бизнес-образования Урала и Западной Сибири (исследование полностью). Для оценки динамики рынка выбраны 11 бизнес-школ, принимавших участие в исследованиях «Э-У» на протяжении трех лет. Цифры на фоне экономического спада почти удивительные: в 2008 году компании выборки заработали на 16% больше, чем в 2007-м. Первое полугодие 2009 года тоже не кажется тяжелым: выручка бизнес-школ превышает половину выручки в 2008 году и лишь немного не дотягивает до общей выручки за весь 2006-й.
Конечно, до определенной степени показатели бизнес-школ, принимавших участие в наших рейтингах (а значит, готовых и способных заявить о себе), все-таки не индикатор рынка в целом: общее число участников исследования в этом году сократилось почти на треть.

Таким образом, рейтинг дает представление лишь о небольшой и, вероятно, самой благополучной части игроков уральского рынка. Тем не менее тенденция явная: спрос на качественные программы бизнес-образования не только не снижается, но и растет. Причина - стабильная напряженность на рынке труда. По данным компании «АНКОР Менеджмент» (Екатеринбург), в 2009 году число резюме превысило число вакансий в десять раз; данные HeadHunter по позициям топ-менеджеров показывают превышение числа резюме почти в четыре раза.

Функция от человека

Кризис изменил запросы работодателей. Директор компании «АНКОР Менеджмент» (Екатеринбург) Татьяна Бережная:
- Три наиболее важных требования, которые предъявляют к руководителям, - образование, опыт работы, личные качества. Опыт работы в кризис вышел на первое место: объясняется это тем, что сейчас можно принять на работу более квалифицированного менеджера. Среди личностных качеств способность принимать жесткие решения (об увольнении, о закрытии направления и тому подобное) более 80% работодателей отмечают как одно из наиболее часто встречающихся требований к руководителям.

По словам начальника управления персоналом Уральского турбинного завода (Екатеринбург) Ольги Щеголевой, важным качеством управленцев становится активность, склонность к автономным действиям, принятию командных решений в условиях стагнации. Возрастает роль умения воздействовать на лояльность работников при минимальном наборе мотивационных инструментов. «Требования работодателей стали гораздо более жесткими, - считает директор образовательного центра "Бизнес-Развитие" (Екатеринбург) Александр Гусев. - В отношении опыта, квалификации, личностных качеств - в плане того, что придется работать за меньшие деньги, но с большими усилиями, более напряженно».

При этом, как отметил директор центра «Потенциал» (Екатеринбург) Владимир Синчук, во время кризиса многие компании исключили из бюджета расходы на образование своих сотрудников, а те, кто эти статьи сохранил, намного требовательнее относятся к содержанию обучающих программ: «Наиболее востребованными в кризис стали знания, позволяющие обеспечить безопасность бизнеса (в том числе и финансовую), снизить риски и издержки. В то же время работники, которые раньше обучались за счет предприятия, теперь готовы платить свои деньги, но только за обучение по тем программам, которые повышают их личную ликвидность на рынке труда».

Сергей Зыков, Дмитрий Антонов 
Сергей Зыков, Дмитрий Антонов 

Еще одна заметная тенденция - сокращение раздутых штатов компаний. Необходимость сокращения издержек заставляет избавляться от лишних людей и объединять функционалы, считает директор коучинг-центра Станислава Гринберга (Екатеринбург) Елена Запрудина:

- На нынешнем рынке компании стремятся к многостаночникам, универсалам. За счет ротации и увеличения функционала сокращается количество работников на предприятии. В связи с этим вакансий становится меньше, а требований - больше: человек должен обладать более широкими знаниями и умениями. Если говорить о руководителях, то работодатели хотят, чтобы менеджер мыслил стратегически и мог решать не только текущие задачи, но и ежедневно действовал, ориентируясь на конечный результат. К нам в центр обычно приходят сначала собственники бизнеса, а уже потом они направляют своих топ-менеджеров - чтобы выстроить единую, согласованную систему взаимодействия между структурными подразделениями, чтобы бизнес работал как здоровый организм, ориентированный на общий результат.

Выручка по компаниям и число обученных

В какой-то степени это подтверждается исследованием АЦ «Эксперт-Урал»: по нашим данным, в 2008 году (по сравнению с 2007-м) спрос на бизнес-образование со стороны менеджеров низшего звена и линейных сотрудников вырос более чем на 50%, тогда как узких специалистов уральские бизнес-школы обучили на 22% меньше. Достаточно небольшой сегмент обучения новых сотрудников увеличился почти в полтора раза.

Иную точку зрения выразила генеральный директор компании «Центр Бизнес-Образования» (Екатеринбург) Ольга Жигальцова. По ее мнению, к высшему руководству компании и основной части управленческих кадров требование многостаночности относится не в полной мере: «Оно стало актуальным во времена кризиса по отношению к рядовым менеджерам или специалистам. Более очевидный тренд по отношению к топам - требование способности мыслить на уровне долгосрочных возможностей, расширение масштабности мышления. Отсюда возникает рост спроса на программы, направленные на развитие стратегического мышления, креативности, менеджерской ментальности».

По словам директора кадрового центра «Метрополис» Юлии Авериной, компании вынуждены менять своих топов, поскольку прежние не могут работать в новых условиях, не готовы к ним: «Мы сталкиваемся с тем, что очень сложно найти управленческие кадры, отвечающие новым требованиям работодателей. Готовых управленцев на рынке очень мало. Обычно это либо люди, не понимающие уровень своей компетентности, либо немотивированные кандидаты, не готовые развиваться и работать».

Удачный кадр

Новые требования работодателей определяют новую специфику рынка бизнес-образования. Директор компании IBC Human Resources (Екатеринбург) Лариса Богданова описала портрет наиболее вероятного студента программ бизнес-образования: «Наши будущие клиенты - региональные компании самых разных сфер: пищевого производства, оптовой торговли ГСМ, металлопрокатом, ТНП, розницы и многих других. Директора (часто они же и собственники) таких компаний никогда не прописывали стратегии своих предприятий и на протяжении последних пяти-шести лет жили совершенно спокойно: их бизнес рос вместе с экономикой, у них никогда не было менеджеров по персоналу, они не готовили кадрового резерва и относились к сотрудникам, как к "расходному материалу". Нужно понимать, что они сейчас в тяжелейшем стрессе и не видят выхода из ситуации, обращаются к консультантам по стратегическому планированию, именно этих людей нужно привлекать в бизнес-образование. Те, кто стремился стать отличным управленцем по своей инициативе, уже получили МВА, сами вышли на нас. Теперь нужно работать и с остальными».

При этом, по мнению декана экономического факультета УрГУ им. Горького (Екатеринбург) Сергея Кадочникова, рынок достиг той точки насыщения, при которой появляется спрос на качественное бизнес-образование: «Примерно три-четыре года назад считалось, что существует сильный дефицит кадров на рынке труда - особенно на рынке труда рабочих профессий. Когда же проводились исследования, обнаруживалось, что спрос на рабочие профессии предъявляют те, кто не может заплатить этим рабочим, кто может дать 5 - 6 тыс. рублей в месяц. Это малопроизводительные, неэффективные компании. Теперь они начинают ужиматься, и появляется спрос на другое качество образования, дающее другую эффективность компании. И оно должно соответствующим образом оплачиваться, потому что это прин­ципиально иной предельный продукт».

По мнению Александра Новикова (центр «Микротест», Екатеринбург), качественное бизнес-образование предполагает участие преподавателей-практиков. Так же как система университетов включает обширные научно-исследовательские работы, связанные с академической наукой и оборонными разработками, так и преподаватель бизнес-школы должен быть в реальном, а не учебном бизнесе: «У преподавателя есть какая-то бизнес-компания, которая занимается не просто "купи-продай", а научными разработками? Он автоматически получает ту информацию, которую можно перекладывать на студентов и учеников, которых вы учите. Преподавать должен тот, кто обладает этими компетенциями и знанием реального бизнеса».

Другой вариант - создание бизнес-школы по так называемой университетской модели: именно такой проект сейчас запускает правительство Свердловской области (см. «Как удержать планку»). Подобный проект предполагает консолидацию усилий областных властей, образовательной и бизнес-элиты региона. Необходимость создания бизнес-школы мирового уровня обосновал министр общего и профессионального образования Свердловской области Александр Соболев:

- Общеизвестно, что качество образования - как среднего, так и профессионального - ухудшается. Нужно создавать интегральные центры сил с консолидацией всех доступных ресурсов. Других схем просто нет: даже инновационные вливания в вузы не приносят результата или синергетического эффекта. Один из вариантов - создание федеральных университетов. Скорее всего, еще до конца 2009 года будет принято решение о создании Уральского федерального университета в Екатеринбурге. Конечно, это процесс довольно длительный и займет годы. Поэтому на первом этапе мы должны показать какой-то прототип, новые технологии, подходы к управлению, новые схемы.

Александр Соболев,  Владимир Синчук 
Александр Соболев,  Владимир Синчук

Первый шаг на предложенном пути - создание бизнес-школы, объединяющей ресурсы местных игроков, регионального и федерального правительств. Текущая задача поставлена следующим образом: как бы ни изменялись высшие рамки, в Екатеринбурге как минимум на концептуальном уровне будет запущен проект новой школы, появление которой неизбежно изменит расстановку сил на рынке бизнес-образования.

В подготовке публикации принимала участие Ирина Миронова

Дополнительные материалы: 

Как удержать планку

Валерий КатькалоНовая бизнес-школа мирового уровня в Екатеринбурге должна отвечать требованиям времени, что предполагает международное позиционирование, высокий уровень проводимых исследований, ориентацию на новые «большие темы» - предпринимательство, инновации, менеджмент в социальной сфере. О проекте рассказывает декан Высшей школы менеджмента СПбГУ Валерий Катькало

- Правительство Свердловской области заказало нам разработку концепции создания российской бизнес-школы мирового уровня в Уральском регионе. Разумеется, здесь не полезно выдумывать велосипед: это должна быть российская бизнес-школа, имеющая международное признание. Поэтому предложенные нами правила игры должны учитывать современные мировые тенденции бизнес-образования.

Первая тенденция: все ведущие бизнес-школы (не только США, но Европы, Китая, Индии, Латинской Америки и даже некоторые школы России) стратегически позиционируют себя как глобальные, с обязательным построением альянсов с крупнейшими международными игроками. Это предполагает международную мобильность студентов новой школы в самых разных форматах.

Во-вторых, все больший вес набирают так называемые межфункциональные подходы. В любой программе МВА всегда было три подобных курса: предпринимательство, стратегия, международный бизнес. Сейчас возникают новые темы, отвечающие современным реалиям экономики, и потому уже не являющиеся экзотическими, к примеру, подготовка профессиональных менеджеров для социальной сферы, здравоохранения и образования.

Третий очень важный момент - соотношение преподавателей-практиков и преподавателей-исследователей. Действительно, до 60-х годов ХХ века доминирующей парадигмой бизнес-образования во всем мире была концепция «ремесленного училища»: по сути воспитание определенных навыков, инструментов, передача знаний от успешных менеджеров новым поколениям. Эта модель полностью ушла в прошлое. То, что сегодня понимается под бизнес-школой во всем мире, это так или иначе университетская модель, независимо от того, является бизнес-школа структурным подразделением университета или самостоятельным учебным заведением.

Что отсюда вытекает? Бессмысленно говорить о российской бизнес-школе мирового уровня, если вся академическая команда не будет абсолютно свободно говорить по-английски, не будет полностью встроена на современных профессиональных принципах в систему международного общения с коллегами из ведущих европейских, американских, китайских, бразильских бизнес-школ. То же - в отношении бизнес-партнеров: это должны быть компании, имеющие лидерские позиции в своих отраслях.

Еще один момент: в нашей стране есть двоякое представление об инвестициях в образование. Многие понимают такие инвестиции, как инвестиции в стены, но почти столько же придется вложить в людей, в создание международного бренда, в ИТ, в современную электронную библиотеку. Кроме того, необходима критическая масса людей, которые имеют «трудовые книжки» и всю свою жизнь в этой организации: по самой минимальной планке, должно быть не менее 25 штатных преподавателей. Разумеется, это не может произойти за одну ночь, но это должно стать стратегическим ориентиром.

Далее: нельзя выбирать зарубежных партнеров дискретно, вне системного видения места новой школы в мировом сообществе ведущих бизнес-школ. Весь мир уже сетевой, и вы можете попасть в серьезную конфликтную зону, выбрав партнеров из сетей разного качества. Не может быть никаких компромиссов культурного характера в области отбора студентов и слушателей, системы оценки знаний. Надо быть готовым отчислить любого студента, расстаться с любым преподавателем независимо от его вчерашних заслуг, если он сегодня не справляется с требованиями школы. Конечно, бизнес-школа должна быть интеллектуальным центром, иначе снова подход на уровне ремесленного училища, которое не способно на конкуренцию за пределами региона.

Пару лет назад (до кризиса) все говорили, что в Уральском регионе много денег, но есть ограничения по инфраструктуре и кадрам. Что меняется сегодня в мире и стране? Если рассуждать широко, надо осознать, что 90-е годы были периодом выживания, 2000-е годы - периодом экстенсивного роста на волне всеобщего экономического подъема. Сегодня мы входим в период модернизации экономики: недавно статьей президента Дмитрия Медведева был дан импульс широкой общественной дискуссии на эту тему. Это определенный новый вектор, в том числе в российском бизнес-образовании.

Подготовил Аркадий Коновалов


Дополнительные материалы

Рейтинг Уральских компаний, предлагавших услуги бизнес-образования в 2008 году

Комментарии

Материалы по теме

Погружение с Галаниным

Пять лет — не срок

Руки растут от головы

Постный день

Рациональное мышление — на свалку

 

comments powered by Disqus