В малых формах

В малых формах
Дмитрий Головин 

Дмитрий Головин

К
апитализм на Западе загибается. Признаки этого я почувствовал давно. Например, когда в 1995 году в Голландии разглядывал в витрине стул. У нас такие продавали по 120 рублей (около 20 долларов по тогдашнему курсу) и называли полумягкими. Аналогичный голландский стоил в 15 раз дороже и стоял в витрине в полном одиночестве. На заднем плане виднелись штабеля его нераспакованных братьев. Судя по вывеске, магазин торговал стульями. Именно так — во множественном числе. На мой вопрос об ассортименте продавец с видом съевшего лимон язвенника ответил: весь ассортимент на витрине. Конечно, есть еще каталог и, если я подожду, он его сейчас поищет. Тут перекосило уже меня. И это в стране, первой совершившей буржуазную революцию!

Еще пример. В 2004-м покупаю обувь в США — штате Северная Каролина, где зародилась американская демократия. В этих краях высадились первые переселенцы, здесь вырос дух американского классического капитализма. Продавцов в магазине трое: сгрудились у кассы и обсуждают что-то свое, американское. На просьбу о помощи машут рукой в сторону коробок с обувью, мол, выбирай сам. На повторную просьбу откровенно хамят: «Чувак, у нас свобода, мы не можем влиять на твой выбор!». Американец, который меня туда привез, смеется: кончился наш капитализм.

Мне хватит пальцев на руках, чтобы перечислить ассортимент любого продуктового магазинчика шаговой доступности в странах ЕС: два-три вида колбасы, пяток — хлебобулочных изделий (включая выпечку и печенье), несколько видов спиртного, два — соков и сыра, творог, йогурт, молоко, растительное масло. Может быть, еще несколько, как правило, два-три, вида фруктов и овощей. Все. При этом магазинчик, расположенный в южных странах ЕС, будет закрываться на трехчасовую сиесту даже во время снегопада, в северных — ни за что не откроется в субботу и воскресенье.

В СССР было: «Раньше думай о Родине, а потом о себе». В новой России стало: «Раньше думай о клиенте, и он тебя отблагодарит». Такое впечатление, что в странах «старого капитализма» лозунг звучит примерно так: «Раньше думай о себе, потом снова о себе, а клиент… и так отдаст деньги». Почему? Можно назвать сотни причин: рынок «у них» давно структурирован и поделен, каждый игрок знает свою нишу и не суется в чужую; мощные профсоюзы не позволят перерабатывать труженикам прилавка; протестантская этика не приветствует безудержное обогащение, и далее в том же духе. Пожалуй, все это имеет значение, но только этим объяснить происходящее нельзя.

Алфавит придумали неграмотные. Капитализм «малых экономических форм» в классическом виде существует в странах, только недавно вставших на путь построения рыночного конкурентоспособного хозяйства. Здешний капитализм ближе к идеальному образу «общества, основанного на рыночных принципах», сложившемуся в головах неофитов.

Истово верят недавно обращенные: именно они пытаются быть «святее папы римского». Так прибалтийские страны яростно защищают милые сердцу «западные ценности». Старая Европа не очень-то суетится по этому поводу, она все больше торгует понтами — швейцарскими часами и сумочками от Гуччи, которые китайцы повторяют в миллионах экземпляров по цене, в десятки раз меньшей.

В этом смысле капитализма в нынешней России гораздо больше, чем на Западе. Мне можно возразить: наш капитализм скроен по латиноамериканским лекалам — велика доля государственного сектора экономики, ярко выражена ее сырьевая направленность, процветает коррупция. Соглашусь с одной оговоркой: эти латиноамериканские ужасы справедливы по большей части для крупного бизнеса. С экономической мелочью, вроде тех же магазинчиков «шаговой доступности», государственные чиновники предпочитают дел не иметь, а лучше их вообще не замечать. Невыгодно стричь свинью: визгу много, шерсти мало.

А в сфере малого бизнеса в России — весь «буржуйский» набор: жесткая конкуренция, ценовые и рекламные войны, мотивация и удержание персонала, непрерывная экспансия на иные рынки и ниши с одновременным улучшением качества работы. Наш малый бизнес исподволь воспитывает героев капиталистического труда: я сам знаю людей, долларовых миллионеров, которые всю свою собственность именно заработали, а не получили из рук госчиновников в результате залоговых аукционов. Эти люди не будут стоять перед властью в позе: «Чего изволите-с? Яичек Фаберже или коллекцию какую-с? Мы — мигом-с!». Эти люди — реальные капиталисты и будут выстраивать отношения с властью на равных и взаимно уважительных позициях.

Крупные корпорации, управляемые по иерархическим принципам, примерно одинаковы во всем мире. Во всем мире они лояльны властям и связаны с ними общими проектами, излишне бюрократизированы, медлительны в принятии решений, фондоемки и т.д., и т.п. Во всем мире они решают глобальные задачи, связанные со стратегическим развитием страны. Лицо страны и ее удобство для проживания определяет малый бизнес — магазинчики в шаге от дома, небольшие семейные гостиницы, рестораны, парикмахерские и химчистки.

Лицо нашего капитализма и нашей страны сильно поменялось буквально на глазах. От него отпали коросты бартерных сделок и бандитских «крыш», смылась кровь заказных убийств, его уже не искажает постоянная тревога за беспредел, творимый чиновниками. Уже нет того звероподобного рвения к деньгам, как в 90-е, а есть спокойная и вдумчивая работа. И это мне нравится.

Комментарии

Материалы по теме

Затишье в промышленности и торговле, снижение доходов населения

Объем рынка инвестиционных услуг в России на конец 2006 года составил почти 90 трлн рублей

К европейской самобытности

Страховка для Европы

Самая мечтающая страна

 

comments powered by Disqus