Качественная еда силовым методом

Качественная еда силовым методом

 Нина Коцуба
Нина Коцуба
УГМК-холдинг начал поддерживать аграриев четыре года назад. Поначалу инициатива рассматривалась скорее как элемент социальной ответственности. Однако постепенно в металлургической компании заговорили об АПК как о полноценном бизнеспроекте. Для более эффективного управления сельскохозяйственными активами в 2005м создали управляющую компанию «УГМКАгро». В ближайшее время она представит стратегический план развития.

— Нина Александровна, зачем металлургической компании агропроекты?

— Это настоящий бизнес, который приносит доход. Перспективы огромны: рядом незаполненный рынок Екатеринбурга — 1,5 млн человек, которые постоянно и много едят. Значит, сбыт обеспечен всегда. Сейчас в мегаполис поступает в основном непроверенная овощная продукция с юга. А мы предлагаем гарантированно качественную. Благодаря новым технологиям она станет более рентабельной, чем сейчас. Со временем выйдем и на рынок Свердловской области.

У нас амбиции здоровые и правильные: УГМКхолдинг желает иметь другие бизнесы, которые приносят прибыль. Например, сейчас строим высокотехнологичный молочный комплекс в Патрушах на 1200 голов крупного рогатого скота. По оснащенности он будет лучшим в Уральском федеральном округе.

— Сравнение рентабельности основного бизнеса УГМК и агропроектов в чью пользу?

— В металлургии рентабельность примерно такая же, 10 — 15%.

Сила экономистов

— Как вы оказались руководителем этого проекта?

— Я работала экономистом, главбухом, директором по экономике на медькомбинате, в контрольноревизионном управлении УГМКхолдинга — весь блок агропредприятий холдинга знала. 1 сентября прошлого года образовалась управляющая компания «УГМКАгро», началась разработка бизнеспроектов (юридически вся система оформилась в апреле 2006го). Все были уверены, что будет хорошо.

А насколько хорошо — в цифрах — не было представления: только некие предварительные расчеты. Потребовался экономист, который бы оценил: сколько будет стоить это предприятие. Предложили мне.

— Не смущало, что вы не аграрий?

— Нисколько. Порядок расчета прибыли медного бизнеса немногим отличается от «коровьего». А расчет экономической эффективности предприятий, подходы и стандарты ведения бухгалтерского учета абсолютно одинаковы.

— Зачем соединили агропроекты УГМК, создав единую управляющую компанию?

— Наши предприятия расположены в четырех регионах. Еще год назад каждое шло своим путем к каким-то своим целям, которые само себе установило. Денежные средства распылялись.

— В чем вы увидели распыление?

— Я была изумлена: УГМКхолдинг вкладывает средства в развитие сельского хозяйства, владеет ЗАО «Тепличное», но почемуто столовые наших предприятий покупают овощную продукцию на стороне.

И молоко для спецпитания свое, но его тоже покупали. Ситуация абсурдная: держать теплицы и отдавать деньги другим сельхозпроизводителям. К тому же мы приобрели уникальное предприятие с технологией шоковой заморозки овощей (в том числе картофеля) «Улыбка лета». Это полностью исключает в общепите овощной цех, где сидят тетушки и чистят картошку, а потом еще мешки очистков кудато надо вывозить. А тут привезут красивые упаковки и через пять минут готова абсолютно качественная еда.

— С чего вы решили начать?

— Нужно было ввести на агропредприятиях четкую систему управления, те бизнестехнологии, которые давно отработаны в УГМК. Они легко переносятся на агросектор.

— Но есть, наверное, нюансы.

— Я не могу их выделить. Бизнес везде бизнес, он должен приносить прибыль.

А тут каждое агропредприятие было уверено, что идет правильным путем, и затрат не считало. Получение огромных субсидий от холдинга только развращало. Системы планирования, анализа бухгалтерской отчетности отсутствовали напрочь.

Мы на пустом месте начали все это делать. Нормирование расходов ввели на всех этапах, где только можно. Особенно ГСМ: это значительная статья затрат в сельском хозяйстве. (Кстати, мы так и не поняли, куда в хозяйствах делось по итогам уборки 2005 года огромное количество ГСМ.) Есть рационы кормления животных, и их надо соблюдать, а не как захотели, так и кормим.

Кроме того, ввели систему коммерческого учета, контроля сбыта продукции. Во всем нужны учет и контроль.

— Сопротивление было?

— Сильнейшее на всех предприятиях. Все это внедрялось силовым методом. Коммерческой деятельностью там занимались все специалисты подряд. Сейчас она в одних руках.

— Что необходимо для переноса технологий — грамотные менеджеры?

— Главное, чтобы в агросекторе появился человек, который понимает, чего от него хотят в части экономики. Любое его действие должно быть просчитано деньгами. Иначе самый грамотный зоотехник или агроном существовать в рыночной экономике не сможет. Труднее всего было объяснять, что отныне компании не выгодно. И понять, например, почему такая странная структура посевных площадей. Наталкивались на возражения типа «мы это десять лет делали». «Но вы делали с большими затратами». «Зато собрали 41 центнер зерна с гектара». «Но зачем вы вложились в высокий урожай зерна, если корова ест силос и сенаж»?..

УГМК стала выделять большие средства на финансирование капитальных затрат в агросекторе — 450 — 500 млн рублей в 2006 году. Ведется их тройной контроль. Во-первых, со стороны государства. Мы не пошли на единый сельхозналог, как

подобает сельхозпредприятиям, а остались на единой системе налогообложения в холдинге: учитывая значительные капвложения в строительство, нам надо возвращать НДС. Второй контроль — со стороны Минсельхоза, поскольку в рамках нацпроекта нам выдаются субсидии. И третий, самый жесткий, — со стороны холдинга: куда деньги дели, насколько эффективно строим, какие сметы принимаем, каковы объемы работ и прочее.

Не купите прошлый век

— Как вы ориентируетесь в море сельскохозяйственных технологий?

— Очень просто — заключили договор с УралНИИСхозом. Ученые обследовали наши земли, скот, выдали рекомендации по уборке и хранению урожая. Мы ввели экспертную систему закупа. Выбираем лучшее при покупке техники и технологий. Консультируют московские, израильские эксперты. Недавно заключили договор с Нидерландами. Кстати, там мы посмотрели теплицы и поняли, что первоначально нам предложили старую технологию. Сейчас переходим на новейшую экологически чистую, позволяющую получать 70 килограммов помидоров и огурцов с квадратного метра. Будем снимать продукции в три-четыре раза больше, чем сейчас. Овощи растут не в земле — в специальной минеральной вате в кубиках 40х40, куда постоянно подается раствор. Программа строительства таких теплиц стартует в этом году.

— Хотите брать самые новые технологии, чтобы быть конкурентоспособными?

— Да, мы теперь проверяем, чтобы нам не подсовывали прошлый век. Иностранные фирмы хорошо знают, что у УГМК есть деньги, ну и втюхивают. Мы в Нидерландах увидели, что значит — лучшее. «Теплицы» — это высокорентабельные фабрики по производству овощей, где все механизировано. А главное, никто не строит их меньше 4 га, потому что неэффективно. Вот в чем суть. А мы поначалу взялись за 1,5 га. Теперь мы сравниваем предложения нескольких поставщиков.

— Каковы приоритеты стратегического плана и конечная цель создания «УГМКАгро»?

— За этот год сформирован коллектив, который понял задачи, опыт наработал с институтами, консультантами. К 1 ноября представим стратегический план развития «УГМКАгро» на рассмотрение дирекции холдинга. Видится полный замкнутый цикл от производства сырья до выработки конечной продукции: от этого растет прибыль. В смысле экономики предприятиям не интересно получать молоко — и не перерабатывать. Выращивать фуражное зерно — и не скармливать «своим»: свиньям, коровам, птице. Поэтому основная задача — перейти к переработке. Магазины у нас имеются на всех наших предприятиях, но нужна более широкая сеть по области.

— Вы хотите иметь свои предприятия переработки?

— Да, после того, как поставим на ноги сырьевые. Поймем, что они работают прибыльно, могут спокойно брать кредиты и расплачиваться.

— Вы еще не уверены, что они смогут работать прибыльно?

— Они уже работают прибыльно, но мыто хотим гораздо большего: «Тепличное» за полгода заработало 22 млн рублей прибыли, Патруши — 4,8 млн рублей, Байрамгул —  80 тыс. рублей, хотя мы предполагали там убытки на 7 миллионов. Возможно, на следующий год там будут оптимальные результаты. Теперь, когда мы выработали стратегию, «УГМКАгро» может четко сказать хозяйствам, что для этого нужно. МедьПромАгро тоже сработала с прибылью 1,5 млн рублей, но к концу года ожидаем убытки — слишком много проблем.

— Какого характера?

— Там пять лет не вносят удобрения, не обрабатывают почвы от сорняков, семена от болезней. Земля истощена, и даже тот мизерный урожай зерна, который мы запланировали, 12 центнеров с гектара, хозяйство не получило, собрали по восемь. Мы опять оказались в глубоком провале. Если на следующий год не изменим ситуацию, то в принципе будем решать вопрос, нужно ли там земледелие вообще. 

Не купите прошлый векМы пытаемся поднять на ноги МедьПром-Агро. Закрыли шлейф странных, абсолютно нерентабельных фирм вокруг: они пекли булочки, мололи пшеницу на муку, которую неизвестно куда реализовали — ее вообще непонятно сколько было. Оставим только свиноводство и попробуем все-таки развивать фуражное зерно. Третье направление — молочное животноводство: передаем оренбуржцам черно-пеструю породу из Патрушей, где у нас самое лучшее стадо в Свердловской области.

— Судя по всему, в МедьПромАгро надо начинать все сначала?

— Большие деньги, которые вложил туда Гайский ГОК, использовались неэффективно, контроля не было. В этом году мы выделили инвестиции всем своим агропредприятиям, в том числе много оборотных средств и МедьПромАгро.

— Какую рентабельность вы хотите иметь в животноводстве, на овощах?

— Голландские технологии в тепличных хозяйствах позволят получать до 30% на овощах и цветах, выращивать даже овощи премиум-класса. Имея два оборота в год, можем легко получать прибыль. Сельское хозяйство хорошо тем, что оно оборотистое. Для многих людей, которые контролируют питание, важно зимой покупать свежие овощи. Товар марки ЗАО «Тепличное» хорошо разбирают в магазинах. Рентабельность выращивания овощей в открытом грунте пока 5%, это очень мало. С заменой технологий мы уйдем от ручного труда и не будем вывозить людей убирать нашу картошку, это будет делать комбайн. Тогда рентабельность поднимется до 10 — 15%. Бизнес на молоке зависит от его качества: оно у нас высшего сорта, рентабельность 10 — 15%. А в перспективе будет 30%.

— Это когда откроете молочный завод?

— Еще до того. Такой рентабельности возможно достичь на новом животноводческом комплексе в Патрушах, где будет работать 28 человек вместо 200 на нынешних пяти фермах. Да и еще молоко увозят. Ведь на селе многие перестали сами скот содержать, и вообще легче на поле морковки надергать, чем свою выращивать. Теперь охрана сопровождает все наши грузы и урожай. Для животных будут использоваться совершенно другие корма, основанные на новых технологиях. Электроэнергия, отопление, вода — все коммуникации сконцентрируем в одном месте. На всем этом сэкономим.

— Как работаете с людьми, чтобы не тащили?

— Зарплата в Патрушах повысилась, средняя 8 тыс. рублей, в теплицах еще больше. Очень низкая в Байрамгуле — около 4 тысяч и в МедьПромАгро — 2,5 тыс. рублей. Там все еще постарому, производительность труда низкая.

— Только не говорите про социальную ориентированность этих проектов.

— Почему? Люди не будут ходить в резиновых галошах по навозу, наденут красивые комбинезоны, станут работать на компьютере, а не бегать с метлой. Сельчане не хотят уезжать, мести торговые центры в Екатеринбурге. Патруши — будет звучать гордо. У нас все будет звучать гордо. Да, уйдут те, кто не привык хорошо работать. Вот котельная останавливалась, потому что все в ней напились.

— Как вы занимаетесь рынком?

— Очень серьезно изучаем, чего там нет и с чем нам войти. Овощи шоковой заморозки — это будет новинка на отечественном рынке (особенно картофель), однозначно лучше и дешевле импортных. По нашей уникальной технологии даже размороженный перец не теряет упругости. Естественно, у нас появятся молочные заводы. Будем как приобретать уже имеющуюся переработку, так и создавать собственную. В зависимости от потребностей. Допустим, для комплекса выращивания бычков нужна своя линия переработки — деликатесного мяса высокого качества.

Инфраструктуру не потянем

— Что такое для вас национальный проект, насколько важна поддержка государства?

— Национальный проект — это хорошо. В том смысле, что вспомнили сельское хозяйство. Мы ездим, смотрим, что делают в агросекторе за границей, и видим, насколько мы отстали, какая пропасть нас разделяет. Надо поддерживать те сильные предприятия, которые настроены на успех. На их основе мы резко двинем вперед сельское хозяйство. Поэтому, я считаю, очень хорошо, что промышленность, крупные предприятия пошли в аграрии. И надеюсь, что вскоре россияне не будут есть эти йогурты — дорогие, а главное, неизвестно из чего сделанные.

— Я знаю, хотите, расскажу?

— Не надо, я тоже знаю. И потому не ем. Конечно, хотелось бы, чтобы господдержка была не только в виде возврата части процентной ставки. Я полагаю, все-таки надо давать субсидии на крупные проекты, когда за ними стоят большие инвесторы. Подходы должны быть более гибкими.

— Вы сказали, что нужны более гибкие подходы. Что бы вам было интересно?

— Благодаря указу президента, принято хорошее решение оставить нулевую ставку для налога на прибыль в сельском хозяйстве и в этом, и в следующем году (прежде хотели с 2006го сделать ее 6%). Но надо транслировать это решение: сказали — кредит по нацпроекту на восемь лет, все эти годы и ставка по прибыли должна быть нулевая. Тогда УГМКАгро все заработанные деньги будет вкладывать в развитие. Вот мы затратили 170 млн рублей в Патрушах, мне надо вернуть НДС 27 млн рублей. Но раз я строю, они мне нужны завтра, а не через три-четыре месяца. В таких вопросах и надо поддержать участников нацпроекта. Ведь государство возвращает мне мои деньги, не свои. Я их аккуратно заплатила, теперь прошу вернуть. Говорят, нельзя. Но почему? Другое предложение — налог на имущество. Ладно, если я имею мерседесы — берите налог. Но с тракторов-то зачем? Я считаю, проблему льготного налогообложения при реализации нацпроекта рассматривать необходимо.

— Говорят, если налогообложение на переработку сделать как на сельхозпредприятия, тогда будет все хорошо.

— Не знаю. Конечно, переработка рассматривается как настоящее коммерческое предприятие и должно работать с прибылью. Если идет большая реконструкция перерабатывающего предприятия, то льготы должны быть, а если нет, их не нужно давать. Потому что в этом случае, думаю, деньги впустую уйдут. Переработка всегда получала очень высокую прибыль. Селу говорили, что пшеницу нельзя продавать дороже 2 рублей, а хлеб можно было за 10. Если я продаю килограмм молока за 7 рублей, то почему 200 граммов йогурта покупаю за 12? Я не понимаю такой разницы. Тогда где прибыль у всех?

А вот то, что в нацпроекте поддержали только развитие животноводства, а растениеводства — нет, очень плохо. Это однобокий подход. Мы вот купили тракторов и сельхозтехники на 47 млн рублей, и нас поддержало только министерство сельского хозяйства Свердловской области: полностью субсидировало ставку рефинансирования Центробанка, 12%. Это очень помогло.

— Нужно ли поддерживать отечественное сельхозмашиностроение или вы делаете ставку на зарубежную технику?

— Я не сказала бы, что мы «делаем ставку». Я считаю, например, что кемеровские машины для уборки картофеля надежнее. Заводизготовитель может приехать и все рассказать, показать. И обойдется это в два-три раза дешевле приезда бельгийцев, по чьей лицензии они выпускают технику в русском железе. К тому же техника адаптирована к нашим условиям, невыровненным полям. Меньше электроники: это тоже плюс, поскольку техника не так реагирует на изменения почвы.

Но больше примеров, противоположных кемеровскому: купили на Кировском заводе в Питере трактора, сделанные по лицензии Германии. Стоят они дешевле. Спустили с платформы — они не пошли. Потом вышли в поле и там встали. Изготовители машины довели до ума, когда у нас закончилась посевная. Это несерьезно. А техника, привезенная изза рубежа, ходит всегда. К тому же наши аборигены импортной машины боятся и относятся бережнее — менталитет.

— В каком процентном соотношении у вас иностранная и отечественная техника?

— 70 на 30 в пользу иностранной.

— Как менеджеры УГМКхолдинга воспринимают агробизнес? До конца ли развеялись сомнения или осторожность присутствует в решениях?

— У дирекции скепсиса нет, принято коллегиальное решение. Поначалу на совещаниях, когда я начинала рассказывать про удои и отелы, конечно, все улыбались: люди всю жизнь занимались получением меди. А теперь нет, потому что система ведения бизнеса та же. На УГМК к агробизнесу — самый серьезный подход.

— Намерены ли вы заниматься инфраструктурными вопросами в тех местностях, где расположены ваши агрообъекты?

— Я не знаю, как на это смотрит руководство УГМК, лично я бы не занималась. Я считаю, есть закон об административном управлении, и пусть это делает тот, кому следует.

— Есть точка зрения, что мало строить коровники, надо заново создавать инфраструктуру. Потому что людям надо где-то жить, учить детей, нужны дороги. Агробизнес сам эти проекты не потянет, их должно взять на себя государство, дополнив и расширив нацпроект.

— Мне кажется, госструктуры, которая этим бы занялась, на местах не существует. А если это пойдет в нагрузку агропредприятиям, только встающим на ноги, ничего хорошего не будет.

— По вашему рассказу создается впечатление, что развитие агрокомплекса в России во многом ляжет на плечи промышленности и крупных финансовых структур, которые решились инвестировать в этот сектор.

— Конечно. И только так поднимется сельское хозяйство.

Дополнительнные материалы:

ООО «УГМКАгро»

создано в сентябре 2005го для управления сельскохозяйственными активами УГМК. В первом полугодии-2006 доходы составили 259 млн рублей, чистая прибыль — 34,3 млн рублей

ЗАО «Тепличное» (Екатеринбург)

Специализация — производство овощей закрытого и открытого грунта, цветов. Проекты: реконструкция в 2006 году картофелехранилища, теплиц под выращивание огурцов и роз, запуск салатной линии, строительство тепличного комплекса на 1,5 га

ЗАО Агрофирма «Патруши» (Свердловская область)

Молочноплеменное животноводство с собственной кормовой базой. Проекты: строительство в 2006 году молочно-товарной фермы на 1200 голов

ООО «МедьПромАгро» (Оренбургская область)

Растениеводство, овощеводство, животноводство

ООО Агрофирма «Байрамгул» (Башкортостан)

Растениеводство, молочное животноводство. Проект: строительство молочно-товарной фермы на 1280 голов

ООО «Улыбка лета» (Екатеринбург)

Переработка и глубокая заморозка овощей

ОАО «Макушинский элеватор» (Курганская область)

Хранение, переработка и отгрузка зерна, производство хлеба

ОАО «Маслобойное» (Белгородская область)

Переработка семян подсолнечника, производство масла и жмыха

Комментарии

Материалы по теме

Подешевеет — налетят

Пиво нового пивобезалкогольного завода «Очаково» в Тюмени будет востребовано

Молоко убежало

Котлеты отдельно

Административный рычаг не сработал против рыночного

Свое сырье в Башкирии

 

comments powered by Disqus