Что есть Урал для России

Что есть Урал для России

 Сергей Воздвиженский
Сергей Воздвиженский
— Реализуется и запланировано много разных проектов. Начну с электроэнергетики. Все проекты в этой отрасли реализуемы и экономически выгодны. Речь идет о внедрении парогазовых установок (ПГУ), КПД которых составляет 55% против 35% у действующих генерирующих систем. Но проблема в том, что мы не знаем, кому будут принадлежать генерирующие активы: РАО ЕЭС ведет распродажу. Приведу пример. Под СанктПетербургом есть Северо-Западная ГРЭС, первая на ПГУ. Ее блокирующий пакет куплен крупной финской фирмой. И финны качают электроэнергию, а в Питере — острейший дефицит. Дело в том, что у нас газ стоит 40 долларов за тысячу кубометров, а в Финляндии — 250.

Подчеркиваю: все проекты создания ПГУ абсолютно реальны, если в энергетике будет выстроена политика отстаивания государственных интересов. При утрате генерирующих активов проекты окажутся нереализуемы: генерирующая компания — продавец, которому выгодны высокая цена и дефицит электроэнергии. А в глобальном масштабе эти проекты чрезвычайно важны. Если все электростанции перевести на систему ПГУ, можно сэкономить 80 млрд кубов газа по стране. Разница между ценой внутреннего и внешнего рынков составляет 200 долларов на тысячу кубометров, у нас — 80 млрд кубов. Умножьте, и вы поймете, что никаких займов для инвестирования нам не надо. Нужно просто проводить государственную линию, и мы получим громадный резерв. Никаких проблем окупаемости: четвертый энергоблок Белоярской АЭС за счет высвобождения газа в топливном балансе окупится за три года.

Вообще Белоярка — самый современный путь развития атомной энергетики. И мы здесь пока впереди. Строительство четвертого блока очень важно: это новое поколение реакторов на быстрых нейтронах. Цикл в таких реакторах меняет всю экономику атомной энергетики. Окупаемость проекта связана не столько с выработкой электроэнергии, сколько со вторичным использованием ядерного топлива. Сейчас финансирование строительства возобновилось, думаю, до 2010 — 2012 года его закончат. Это большая политика и экономика. Кто будет владеть современной атомной энергетикой, тот и будет первым. Россия — единственная страна, эксплуатирующая реактор на быстрых нейтронах промышленного типа. Это важнейшая конкурентная позиция.

Из абсолютно реальных проектов отмечу также строительство Ново-Богословской ТЭЦ, которое инициируют ТГК9 и СУАЛ. Проект позволит пустить второй цех электролиза на Богословском алюминиевом заводе. Здесь есть главное — стратегический инвестор. С уверенностью можно говорить и об энергоузле в ТаркоСале: там ТНКВР хочет поучаствовать, поставлять попутный газ.

Газовая промышленность необходима для того, чтобы удержаться на нынешнем конкурентном уровне. Нужно нарастить объемы: мы подписали ряд соглашений по поставкам газа в Европу и Азию. Главным местом добычи до 2015 года останется ЯмалоНенецкий АО. Очень важно, чтобы кроме Газпрома там работали и независимые компании (Новатэк, Итера). На газодобычу завязана газопереработка: нужно строить заводы. Очень важное направление — сжижение газа. Новатэк был первым, кто начал делать это на Урале. Вопросов по сбыту газа сегодня не возникает. Эти проекты тянут за собой развитие других отраслей: Уралвагонзавод, например, создал целую серию специальных цистерн для перевозки сжиженного газа.

В нефтедобыче появилась новая технология, которая позволяет возобновить использование месторождений. Таких как Самотлор: это лучшее месторождение Советского Союза, нефть поначалу там шла фонтаном, а потом изза безжалостной эксплуатации все забилось парафином. Осталось около 80% нефти, сохранилась инфраструктура. Восстановление неправильно эксплуатируемых месторождений — очень важная задача, экономически это невероятно выгодно.

Идет большая борьба и за попутный газ, который в огромных объемах сжигается в факелах. Сургутнефтегаз строит завод по переработке конденсата, в Уренгое будет построен нефтехимический завод, на Тобольск-Нефтехиме запланирована вторая очередь. Это блестящие проекты: все, что долгое время сжигалось, теперь превратится в самую современную химию.

В металлургии все проекты реальны: за ними стоят крупные корпорации. Но одни быстро окупаются, а другие медленно. Так, окупаемость разработки медно-цинкового месторождения — не менее семи лет. Однако поскольку собственник — вертикально-интегрированная компания, проект будет реализован. Компании это выгодно: прибыль она получит не на месторождении, а на загрузке предприятий по меди и цинку. Надо понимать, что мы рассматриваем вертикаль, и помнить, что медь стоит 7,5 тыс. долларов за тонну. Поэтому вопрос целесообразности не стоит. Сырье сегодня — главнейшая проблема развития экономики, изза сырья будут происходить войны и все другие события в мире. Недаром крупные корпорации сегодня вкладываются в покупку сырьевых активов.

В машиностроении проектов мало, за исключением Уралвагонзавода и ИжАвто мощных заводов практически нет. А отрасль надо восстанавливать, без нее мы ничего не сможем сделать ни в горной промышленности, ни в нефтяной. Очень важно, чтобы росли средние заводы, вышедшие на мировой уровень по качеству. Хороший пример подает челябинский Метран, его инжиниринговый центр с американским участием — в пятерке мировых лидеров приборостроения.

В авиационной промышленности прорыв за «Пермскими моторами». Сейчас здесь разрабатывают новые двигатели для грузовых и пассажирских самолетов. В стране нужно запускать производство современных самолетов, а ключевой элемент здесь — двигатель.

Принципиальный для Урала и страны проект — создание нового электровоза (в декабре этого года пройдут испытания). Железная дорога — важнейший объект развития транспорта России, а старые электровозы разваливаются. Необходимо в течение пяти лет заменить три тысячи электровозов, чтобы выдержать нагрузку, выйти на новые скорости и грузоподъемность составов, снизить стоимость перевозок.

Комментарии

Материалы по теме

Узкий коридор для спасения Отечества

Мир в этом году

Зима тревоги нашей

Семь кандидатов на место

Ставки сделаны. Убытки подсчитаны

 

comments powered by Disqus