Недосказанная История

Недосказанная История

 Фото - Андрей Порубов
Фото - Андрей Порубов
Закон «О бюро кредитных историй» отметил месяц и десять дней: с 1 сентября каждый банк обязан иметь хотя бы один договор с бюро, чтобы с согласия заемщика передавать туда информацию. О намерении организовать бюро кредитных историй (БКИ) заявили сегодня около 40 организаций.

Однако на практике закон не заработал. Правительство России долго определялось, кому доверить регулирование работы новых организаций и надзор за ними. Только 5 августа 2005 года стало известно, что эти функции возложены на Федеральную службу по финансовым рынкам (ФСФР). Сформировать реестр кредитных бюро, с которыми банки могли бы заключать договоры, к 1 сентября она не успела. Кроме того, не решен вопрос с получением разрешений на техническую защиту информации и организацию системы электронной цифровой подписи.

Между тем техническая задержка — не самая главная проблема: банковское сообщество неоднозначно, а порой просто противоречиво оценивает процесс создания института кредитных историй как такового.

Местная заточка

Из сорока БКИ только два — Национальное бюро кредитных историй (НБКИ, создано под эгидой Ассоциации российских банков) и «Экспириан Интерфакс» (учредители — информационная группа Интерфакс и международное бюро Experian) — имеют право заключать договоры с банками. Эти организации, зарегистрированные как юридические лица до принятия закона о БКИ, могут вести профильную работу в течение шести месяцев (с 1 июня до 1 декабря) без лицензии и электронной цифровой подписи. Директор ЗАО «Интерфакс-Урал» Михаил Фейгин говорит, что переговорный процесс с кредитными учреждениями Урала идет активно. «Несколько банков уже присоединились к нашему бюро, и мы рассчитываем, что их число будет расти. Пока банкиров сильнее всего волнует вопрос, где окажется наибольший объем кредитных историй, какое бюро сможет обеспечить высокий уровень сервиса и полную сохранность данных». Очевидно, с учетом этого фактора «Экспириан Интерфакс» строит тарифную политику: годовая плата за пользование данными составляет 140 тыс. рублей в год плюс НДС, причем в эту сумму входит бесплатное предоставление 2500 ответов на запросы при условии, что банк делится с бюро информацией о своих клиентах. Стоимость каждого запроса сверх лимита — от 20 до 50 рублей в зависимости от количества. «Правда, в переходный период, пока закон окончательно не вступил в силу (это произойдет 1 марта 2006 года) и информация в бюро еще только накапливается, клиенты будут иметь определенные льготы», — добавляет Михаил Фейгин.

Вторая группа БКИ — структуры, учрежденные крупными розничными игроками: Сбербанком, банком «Русский стандарт». В профессиональном сообществе отношение к ним весьма противоречивое. Председатель правления банка «Северная казна» Андрей Волчик считает, что со стороны Сбербанка это не что иное как попытка закрыть информацию о своих заемщиках, иными словами, обойти требования закона: «Обязательства о наличии договора с бюро формально выполняются, при этом информация не попадает в другие банки». Заместитель председателя правления Уралвнешторгбанка Даниил Сандлер считает, что такое поведение крупных игроков закономерно: «У Сбербанка миллионы заемщиков, а у когото — сотни. И последние хотят воспользоваться необходимой информацией. Это нормальная позиция. Только так не бывает: заплатил три доллара и получил то, что другие нарабатывали годами».

Третья группа — организации, созданные местными банками на своих территориях. В Тюмени, например, инициатором процесса выступила Ассоциация региональных банков Тюменской области: под ее эгидой учреждено Межрегиональное бюро кредитных историй (МБКИ). Исполнительный директор Ассоциации Михаил Микульский говорит, что руководители банков сразу выразили заинтересованность в именно региональной базе данных: «Бюро кредитных историй, созданное при участии банковского сообщества нашей области, будет более заточено на качественную и оперативную работу с местными банками».

По тому же пути пошли банки Курганской области: их бюро носит название КБ «Урал». Евгений Кафеев, председатель правления КБ «Кетовский», одного из учредителей, говорит, что в основе этого решения два желания — сэкономить и сохранить независимость:

— Затраты на создание собственного бюро практически равны сумме, которую просили с нас столичные бюро за подключение и абонентскую плату. Но собственная структура, мы надеемся, со временем будет приносить доход, позволяющий говорить об окупаемости затрат. А еще мы исходили из того, что небольшим региональным банкам, а в Курганской области таких большинство, приходится сталкиваться с высокомерным и даже снобистским отношением «столичных монстров». Нет никаких гарантий, что БКИ, ориентированное на работу с крупными банками, не выстроит свою политику в угоду им. Например, установит значительную абонентскую плату, но будет предоставлять существенные скидки за большое количество кредитных отчетов, которые нам не нужны.

Евгений Кафеев утверждает, что КБ «Урал» готово к работе организационно на 99% , технически — на 90%: «Прошли аттестацию помещения и оборудование для защиты конфиденциальной информации, имеются все каналы связи». О технической и организационной готовности сообщает и Михаил Микульский: «Разработана и бесплатно передана банкам клиентская часть программного обеспечения, по всем правилам защиты информации проведена наладка оборудования, представлены в государственный уполномоченный орган документы ООО „МБКИ“. В сентябре в тестовом режиме начата работа с банками по формированию кредитных историй заемщиков».

Экономическая нецелесообразность

Интересно, что обычно сплоченные и амбициозные банки Челябинской и Свердловской областей решили региональное бюро не регистрировать, хотя еще год назад большинство ратовало именно за такой вариант. Причины называют разные.

Одни считают, что это слишком дорогое удовольствие. «Чем больше информации сосредоточивает кредитное бюро, чем больше поступает запросов, тем меньше накладные расходы и соответственно стоимость услуг», — аргументирует решение коллег заместитель председателя Уральского банковского союза Евгений Болотин.

Второй фактор, по мнению Болотина, объективный. В Свердловской области 27 региональных банков и 24 филиала инорегионалов. При этом кредитный портфель физических лиц поделен примерно поровну. Какой смысл в собственной структуре, рассуждают банкиры, если большинство крупных московских банков будут передавать свои истории в НБКИ, а Сбербанк — хранить у себя? На данный момент из 24 неместных банков 15 заявили о готовности работать с НБКИ. Банки с иностранным участием скорее всего станут клиентами и «Экспириан Интерфакс». Получается, что свердловским банкам придется входить в два бюро одновременно. Создание еще и собственной структуры экономически невыгодно.

Кроме того, «мы сегодня выходим в другие регионы и нам интереснее работать с бюро, где сосредоточена информация с самых разных территорий», — подчеркивает Андрей Волчик. Эту коллизию можно было бы разрешить через механизм взаимоотношений между самими бюро кредитных историй. Но этот пункт исчез из окончательной редакции закона.

Даниил Сандлер видит, однако, в решении коллег вовсе не объективные факторы: «Банки Свердловской области финансово и психологически были готовы поддержать региональный проект. Но отдельному банку брать на себя функции организатора — неправильно. А предпринимателя, который бы рискнул и вложил свой интеллект, деньги, не нашлось. Предложений со стороны ИTкомпаний было много, но все они рассматривали это как очень хороший заказ и только. Не нашлось человека, который бы увидел в этом перспективный информационный бизнес».

Опыт создания бюро в Кургане подтверждает эту версию. По мнению Евгения Кафеева, КБ «Урал» не состоялся бы без Татьяны Стариковской — нынешнего генерального директора бюро, которая «вложила в это дело не только свои силы и старания, но и личные накопления».

Черные ящики

Сейчас большинство опрошенных свердловских и челябинских банков прорабатывают варианты сотрудничества сразу с несколькими бюро. Генеральный директор банка «Гран» Дмитрий Коцюба заключил договор с НБКИ, но обдумывает и другие предложения: «Сегодня любое бюро как черный ящик, правила игры непонятны — сколько это будет стоить, какого качества информацию мы в итоге получим. Ведь трафик кредитов с каждым днем растет».

Остаются на рынке и приверженцы региональной структуры. Председатель правления Уралтрансбанка Валерий Заводов, например, считает, что его банку, который работает исключительно на территории Урала, федеральное бюро не нужно: «Нам хотелось бы иметь доступ к информации здесь, на местах».

Единственное, в чем банкиры единодушны, так это в необходимости системы кредитных бюро как таковой. Борис Дьяконов, исполнительный директор «Банка24.ру» убежден, что даже сам по себе факт появления понятия «кредитная история» уже положительным образом отразится на поведении заемщиков и снизит случаи явного мошенничества:

— Я вижу здесь экономическую и социальную составляющие. Первая — добросовестные клиенты, один раз вовремя погасившие кредиты, должны получать аналогичные продукты по более дешевым ставкам, что, кстати, уже происходит. Вторая — в обществе должно созреть понимание того, что надо относиться к банку как к партнеру, а не объекту, который можно обмануть. Я верю, что в Россию вернется ответственность людей за свою финансовую репутацию.

Между тем некоторые представители профессионального сообщества считают ожидания коллег завышенными:

— От кредитных бюро ждут слишком многого, — говорит Даниил Сандлер. — Считается, что это резко снизит риски кредитования частных лиц: обращаешься в кредитное бюро и все. То есть якобы можно отсутствие методики анализа заемщика заменить элементарной уплатой денег. Это не так. Кредитные бюро по определению вспомогательный инструмент, главное — всетаки работа с клиентом. Нужно инвестировать деньги в технологии, персонал, все больше приближаясь к заемщику. А некоторые банки сегодня, наоборот, отдаляются от клиента, надеясь на то, что все проблемы решит простое подключение к базе данных. Это заблуждение. И очень опасное.

Панацеей кредитные бюро, конечно, не станут. Технические сложности с регистрацией, лицензированием рано или поздно будут преодолены. А вот насколько быстро участники процесса придут к компромиссу интересов, чтобы сделать БКИ полезным инструментом для всех, — вопрос открытый.

Комментарии

Материалы по теме

Продавай впечатление

Активы банков Курганской области в I полугодии выросли на 9%

Процент под прицел

ЕБРР выделяет Уралтрансбанку уже третью кредитную линию

Арбитраж Уральского округа подтвердил сговор ЮниКредит банка и страховщиков

 

comments powered by Disqus