Почему Ройзман

Почему Ройзман Кремль инициировал повышение уровня конкуренции на выборах, чтобы не допустить новых протестных волнений, но партия власти оказалась к этому не готова. Она проиграла мэрскую кампанию в Екатеринбурге, но не оппозиции, а населению.

Выборы главы Екатеринбурга заняли особое место среди 7 тыс. избирательных кампаний, проведенных в России 8 сентября. Победа Евгения Ройзмана, основателя фонда «Город без наркотиков», человека, отличающегося непростыми отношениями с властью и силовиками, породила с десяток версий об истинных причинах его прихода в мэрию — от «так надо было Москве» и до «народ взбунтовался». Лидер КПРФ Геннадий Зюганов, например, заявил, что Ройзман встречался с первым заместителем руководителя администрации президента РФ Вячеславом Володиным, и достигнутые соглашения сказались на результатах кампании. Сам кандидат утверждает, что не собирался идти на выборы (выдвинулся уже на финише), но понял, что «бездействие может принести больше бед, чем действие».

Согласно предварительным итогам, Ройзман набрал 33,3% голосов (больше 120 тысяч), у вице-губернатора Якова Силина — 29,7% (107 тыс. голосов). В тройке лидеров также депутат Госдумы эсер Александр Бурков (20,2%). Остальные кандидаты, всего их было 12, получили менее 5%. Например, коммунист Андрей Альшевских — 4,5%, руководитель регионального отделения Российской партии пенсионеров Евгений Артюх — 3,4%. У дочери известного уральского политика Антона Бакова 22-летней Анастасии, представлявшей Монархическую партию и запомнившейся фиолетовыми билбордами о бесправии мэра, — 1,2%.

Сомнению результаты подвергли только раз. 9 сентября председатель горизбиркома Илья Захаров сообщил, что поступили жалобы от жителей о подкупе и принуждении к голосованию со стороны штаба Ройзмана: «Если будет установлено, что эти и другие нарушения повлияли на исход выборов, то будут основания отменить результаты на некоторых участках. Теоретически это может повлиять на итоги кампании. Возможно, этого и не будет. Я говорю только о том, что могут появиться основания. В любом случае мы все будем проверять. Может, грубо скажу, но мы не собираемся действовать по беспределу».

Впрочем, вопрос о лидерстве Ройзмана иссяк, когда на сайте ЦИК появились данные выборов по районам Екатеринбурга. Оппозиционер победил в шести из семи. Так, в Орджоникидзевском районе он набрал 36,5% (против 28,5% у Силина), в Кировском — 34,5% (против 26,2%). Единственным районом, в котором Силин обошел Ройзмана, стал Чкаловский: у вице-губернатора — 34,5%, у конкурента — 29,6%.

Окончательные итоги будут подведены, когда этот номер уйдет в печать, но серьезных оснований полагать, что ситуация изменится, нет. Горизбирком уже официально заявил, что не выявил нарушений, которые бы позволили признать выборы недействительными. Факт состоявшихся выборов признал и губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев: «Мы будем работать с любым избранным главой».
Сейчас эксперты активно обсуждают два вопроса: почему в региональной столице победил оппозиционер и позволит ли ему это изменить сложившуюся систему власти.

Ройзман — не Навальный

Мой 10-летний сын активно интересуется политикой, ходом выборов и результатами. В этом году он даже сходил со мной на избирательный участок и рекомендовал сделать выбор в пользу одного из кандидатов. Когда мы подводили итоги кампании, первым его вопросом был — не почему выиграл Ройзман, а почему проиграл Силин. На мой встречный вопрос, почему именно этот кандидат должен был стать новым мэром, сын уверенно заявил: так в Москве же Собянин победил, а здесь должен был Силин.

Аналогию между Москвой и Екатеринбургом проводили многие, в том числе во власти и экспертных сообществах. Причина — схожее по характеру противостояние между чиновником-администратором и харизматиком-оппозиционером. Сравнивали скорее Ройзмана и кандидата от РПР-Парнас Алексея Навального.

По словам политолога Павла Салина, Навальный и Ройзман принадлежат примерно к одному поколению политиков: «Я имею в виду не столько возраст, сколько образ, риторику, которые они эксплуатируют. Это, на мой взгляд, так называемые рациональные популисты, которые в отличие от идеологов (не важно, либеральных или патриотических) всегда делали ставку на пиар каких-то конкретных дел: Ройзман — на борьбу с наркоманией, Навальный — на борьбу с коррупцией».

Такое сравнение позволяло делать выводы, что количество оппозиционно настроенных избирателей не превысит количество тех, кто заинтересован в стабильности. По мнению политологов, в случае с Навальным это сработало, хотя никто и не думал, что его результат будет настолько высоким, а в случае с Ройзманом — нет. Заместитель генерального директора Центра политических технологий Алексей Макаркин считает, что высокий результат Ройзмана — это итог не только протестных настроений в обществе, но и ощущение у населения, что он способен управлять Екатеринбургом:

— Насколько эффективно — другой вопрос. Голоса за Навального — это некая реакция на политику федеральной власти. Думаю, и сам Навальный не представляет, как бы он управлял Москвой. Другая ситуация с Ройзманом: он действительно воспринимался значительной частью электората как серьезный кандидат. Был депутатом Госдумы, известный предприниматель и благотворитель — то есть человек, принадлежащий к региональной элите.

По мнению политолога Дмитрия Абзалова, победа Ройзмана знаменует собой рождение нового типа политика, заточенного на решение местных проблем: «Появление таких оппозиционных кандидатов — один из трендов региональной политики».

Силин — не Собянин

Шансы на победу у вице-губернатора были. По словам Алексея Макаркина, у него много плюсов — опытный управленец, отнюдь не одиозный чиновник, фигура, устраивающая разные уровни власти. Но раз он ассоциируется с властью, то многие грехи его коллег повлияли на отношение и к нему.

Многие эксперты приписывают поражение неэффективной работе штаба кандидата от партии власти:

— Были допущены многочисленные ошибки. Не было единой внятной концепции, единой команды. Штаб Силина не воспользовался даже теми преимуществами, которые теоретически были у единоросса. Несмотря на акции «Силин — водитель маршрутки», «Силин — инициатор Дня пенсионера Свердловской области» (сопровождалась скандалом: пенсионерам были обещаны скидки в некоторых парикмахерских, магазинах, банях, но в большинстве из них предоставлять льготы отказались), не удалось создать образ чиновника с человеческим лицом. Это удивительная способность — даже выигрышные идеи оборачивать себе во вред. Слишком много сил оттянули на борьбу с оппонентами. Да и запас прочности как кандидата от власти был несколько завышен. Плюс несовершенные технологии ведения кампании.

Вице-президент консультационной компании «Советник» Александр Подопригора пишет в своем блоге, что первые относительно конкурентные выборы в Москве и Екатеринбурге продемонстрировали удивительную слабость партии власти, а также ее бесперспективность в нынешнем формате: «Временное и частичное отключение административного ресурса обнажило чудовищную проблему: у власти не обнаружилось пресловутого ядерного электората в решающем количестве, а тот, что остался, пассивен и имеет тенденцию к быстрому сокращению».    

Политолог Михаил Коробельников убежден, что рейтинг Силина понизил тот факт, что Евгений Артюх позиционировался при выдвижении как доверенное лицо президента РФ, а значит, и всей власти: «В итоге вице-губернатор не добрал ровно столько, сколько ему было необходимо для победы».

По словам заместителя главы администрации Екатеринбурга Сергея Тушина, по какой-то причине команда Силина исключила тот факт, что это консолидированный кандидат, представляющий региональные и городские элиты (это впервые, раньше эти уровни власти предпочитали выдвигать разных кандидатов. — Ред.). Тушин же предложил вернуть в Екатеринбурге голосование в два тура (эту норму отменили еще в 2007 году для экономии бюджетных денег). Если бы второй тур состоялся на этих выборах, у Силина сохранились бы шансы на победу.

Установки Кремля — не закон  

10 сентября президент РФ Владимир Путин оценил прошедшие в России выборы как уникальные — прозрачные и легитимные. В Кремле заговорили о перезагрузке политической системы, направленной на повышение ее открытости, допуске оппозиции к выборам.

«Главное для федералов — не конкурентная борьба, а сохранение устойчивости политической ситуации, — считает Павел Салин. — Для этого федеральный центр готов заключать альянсы с неприемлемыми ранее для него кандидатами вроде Ройзмана при условии, что они согласятся играть по правилам. При этом от проблемных регионов федералы дистанцируются как можно дальше и перекладывают ответственность именно на региональные власти: ребята, вы как хотите — применяйте жесткий административный ресурс или конкурентную модель избирательной кампании, но за любое осложнение будете отвечать вы».

Алексей Макаркин утверждает, что Кремль готов рискнуть только на уровне муниципалитетов:

— Власть не хочет, чтобы оппозиционеры претендовали на должности глав регионов или оппозиционная партия могла выиграть выборы в региональное заксобрание.

По словам Александра Подопригоры, оппозицию оставляли на выборах, чтобы показательно ее унизить, замкнув ее в маргинальном электоральном гетто, а вовсе не для того, чтобы она провела блестящую кампанию:

— Не удивлюсь, если, ужаснувшись открывшемуся ящику Пандоры, власть постарается завтра же захлопнуть его и законопатить.

Руководитель Политической экспертной группы Константин Калачев подчеркивает, что некие установки на конкурентные выборы и отказ от снятия неугодных кандидатов — еще не перезагрузка политической системы:

— Другое дело — сокращение оснований, по которым кандидату можно отказать в регистрации или снять его с выборов. Эти основания должны быть прописаны таким образом, чтобы не давать простора для вольного толкования.

И Ройзман, и Бурков считают, что выборы были грязными, а не конкурентными. В штабе победителя утверждают, что до 10% бюллетеней вброшено.

Мэр — не королева

Каковы перспективы Ройзмана во власти? Его оппоненты говорят, что победу ему отдали исключительно потому, что на этом посту он не будет обладать сколько-нибудь значимыми полномочиями, да и те, что есть, будет сложно реализовать в отсутствии сторонников в гордуме, которой ему предстоит руководить (глава города по нынешней схеме является спикером представительного органа). По итогам выборов квалифицированное большинство в думе сохранилось за ЕР: шесть мест по партийным спискам и 15 по одномандатным округам. У эсеров — семь мандатов, у Гражданской платформы — три, у Российской партии пенсионеров и КПРФ — по два, у ЛДПР — один. В таком составе провести свои решения Ройзману будет непросто. Впрочем, новоиспеченный глава не считает, что у него возникнут сложности при общении с представителями ЕР:

— Я минимум половину из них знаю лично, а приличные люди есть везде, даже в ЕР (секретарь Генсовета ЕР Сергей Неверов заявил в Москве, что с Ройзманом партия постарается построить конструктивный диалог. — Ред.). Когда дело касается интересов города, я буду говорить с кем угодно и работать с кем угодно.

Первое заседание гордумы, где депутатами будет принято техническое решение о назначении Ройзмана председателем-мэром, вероятно, состоится 24 сентября.

Сергей Тушин утверждает, что полномочия нынешней городской команды будут прекращены до конца ноября — с того момента, как станет известен новый глава администрации, а до этого пройдет конкурс по его отбору. После сити-менеджер займется формированием команды.

При этом Ройзман готов работать с нынешним сити-менеджером Александром Якобом:

— Все, что пока я слышал о Якобе, говорит о том, что он порядочный человек. Не думаю, что губернатор сможет предложить кого-то лучше.

Илья Захаров считает, что нынешняя модель управления городом оптимальна (согласно уставу города, одноглавая система управления будет введена в действие только в 2018 году) — сразу новый глава не готов заниматься хозяйственными вопросами, бюджетом и ЖКХ.

А политолог Константин Киселев уверен, что Ройзман не ограничится ленточками и торжественными речами:

— Его открытость, договороспособность и публичность есть принципиальный экономический ресурс, с помощью которого можно решать вполне конкретные хозяйственные, инфраструктурные, контрольные и иные задачи.

Ройзман свои амбиции подтвердил на первой в новой для себя роли пресс-конференции, выступив с критикой предстоящего в Екатеринбурге ЧМ по футболу:

— Там затраты предполагаются в 12 — 15 млрд рублей. Никто не знает, как это будет выглядеть. Вполне возможно, что эти затраты в последний момент повесят на бюджет Екатеринбурга. Я не знаю, стоят ли четыре игры в Екатеринбурге 15 миллиардов <…> Есть вещи, которые мне откровенно не нравятся. Скажем так, они слишком коррупционно емкие. Реконструкция Центрального стадиона — некрасивая история. И выделение денег из бюджета города на проведение огромного международного мероприятия, в котором Екатеринбург, возможно, вообще не заинтересован…

Будут ли реализованы эти амбиции, зависит не только от договоренностей с другими уровнями власти и политическими центрами, но и от силовых структур. Не прошло и двух дней после оглашения результатов выборов, как Ройзмана вызвали к следователю на допрос в областное управление Следственного комитета РФ — в качестве свидетеля по делу одного из руководителей «Города без наркотиков» Евгения Малёнкина. Сторонники победителя мэрских выборов утверждают, что силовики оказывают на него психологическое давление, а Ройзман предлагает правоохранителям смириться с сегодняшней ситуацией и дать ему работать.

Дополнительная информация.

ЕР шагает по стране

8 сентября в России прошли 7 тыс. выборов, по итогам которых должно быть распределено 41,6 тыс. мандатов. На них претендовали 106 тыс. кандидатов. В восьми регионах выбирали руководителей (на территории Урала и Западной Сибири таких не было). В 16 субъектах РФ поменяются составы заксобраний (в Башкирии), а в нескольких региональных столицах — мэры (Екатеринбург). Плюс обновятся парламентарии в гордумах региональных центров (Екатеринбург, Челябинск, Тюмень), главы и депутаты в менее крупных муниципалитетах (прошли почти во всех территориях). В ЦИК РФ в целом удовлетворены тем, как прошли выборы различного уровня: «Каких-то серьезных нарушений нет».

Впервые в истории Курултая Башкирии (формируется из 110 депутатов) будут работать представители шести партий — ЕР, КПРФ, ЛДПР, «Патриотов России», «Альянса Зеленых — Народной партии», «Партии социальной солидарности», победивших в составе партийных списков по единому округу и списков по одномандатным округам. Семипроцентный барьер по единому республиканскому округу преодолели только ЕР (76,1%) и коммунисты (11,6%). Эти избирательные объединения распределят между собой 55 депутатских мандатов. Соотношение составит 49 к шести соответственно. ЕР также победила в 39 одномандатных округах, КПРФ — в четырех, ЛДПР — в трех. В шести округах выиграли самовыдвиженцы. Еще в трех округах победили представители «Патриотов России», «Альянса Зеленых» и «Партии социальной солидарности».

В Свердловской области, за исключением Екатеринбурга, единороссы одержали победу в 15 из 17 муниципальных районах и городских округах. В Карпинске, например, кандидат партии власти Сергей Бидонько набрал 91,6%, в Байкаловском муниципальном районе Алексею Жукову отдали голоса 89,5% избирателей.

Та же ситуация в Пермском крае — в большинстве муниципалитетов выиграли представители ЕР. Свои посты сохранили выдвинутые от партии власти главы Кунгура (70%), Краснокамска (50%), Березовского муниципального района (75,7%).

В Челябинской области из 30 поселений единороссами проиграно только одно, а на выборах депутатов челябинской гордумы представители ЕР взяли 24 мандата из 27.

ЕР в лидерах и на выборах в тюменскую гордуму — 55,9%, у СР — 7%, ЛДПР — 18,7%, КПРФ — 10,6%. Остальные партии не набрали и 5%.

В ХМАО-Югре 45 членов партии власти заместили посты глав поселений, от КПРФ главами станут только три человека, один будущий глава — из ЛДПР, и еще один — самовыдвиженец.

Основные нарушения на выборах мэра в Екатеринбурге, по версии горизбиркома:

— почтовая рассылка писем якобы от избиркома о снятии Ройзмана накануне дня голосования;
— рассылка смс-сообщений в пользу «Справедливой России»;
— на одном из участков подписаны пустые итоговые протоколы.
По всем этим нарушениям поданы обращения в прокуратуру и полицию.

Кто и откуда

Евгений Ройзман — основатель фонда «Город без наркотиков», поэт, директор музея «Невьянская икона», член Союза писателей и Российской академии художеств. Родился в 1962 году в Свердловске. Работал слесарем-сборщиком на заводе «Уралмаш», закончил истфак Уральского госуниверситета.

В 1981-м осужден на два года за кражу, мошенничество и ношение холодного оружия. В 1997-м вышел первый сборник стихов Евгения Ройзмана. Сейчас у него несколько изданных книг.

В 1999 году создал «Город без наркотиков». Считается, что среди основателей также были представители так называемого ОПС «Уралмаш». Фонд совместно с сотрудниками милиции проводил рейды по наркоторговцам и наркопритонам, занимался сбором информации. На базе фонда был организован первый в России реабилитационный центр для наркоманов. В 2003 году этот центр штурмует СОБР. Против сотрудников фонда возбуждаются уголовные дела: незаконное удержание пациентов, пытки, избиения, убийства.

С 2003 по 2007 год — депутат Госдумы от Орджоникидзевского округа Свердловской области. Работал в комиссии при правительстве по противодействию наркотикам.

В 2007 году вступил в партию «Справедливая Россия». Вскоре был выдвинут первым номером одного из списков этой партии по Свердловской области на выборах в Госдуму, но через десять дней его кандидатуру сняли.

2012 год — новый скандал вокруг фонда «Город без наркотиков»: после гибели от менингита одной из пациенток женского реабилитационного центра в фонде начались проверки.

Что обещал Ройзман

— не конфликтовать с областной властью;
— решить проблему детских садов;
— выселить мигрантов за город;
— защищать малый и средний бизнес;
— бороться с точечной застройкой.

Старые декорации

Александр КеримовПартия власти не смогла удовлетворить запрос общества на энергичных и радикальных политиков, считает заведующий кафедрой теории и истории политической науки Уральского федерального университета Александр Керимов.
 
— Оцените, пожалуйста, ход предвыборной кампании и итоги голосования. Были ли использованы новые технологи, можно ли говорить о новых тенденциях?

— Как показал этот электоральный сезон, в целом в стратегии и тактике предвыборной борьбы ничего не изменилось: те же участники в своих старых костюмах и со старыми декорациями. Новых технологий по сравнению с прошлыми выборами они тоже не предложили. К примеру, слухи о том, что кого-то сняли, — это апробированный метод еще 90-х годов, то же касается двойников, информации о том, что человек сам снял свою кандидатуру, уехал, его посадили или задержали. Предвыборная кампания прошла спокойно и предпосылок для ее радикализации не было. Объясняется это тем, что агитация пришлась на период летних отпусков. Этот акт властей преследовал цель снизить накал страстей во время кампании и уровень политизации населения. У людей летом совершенно иные заботы — отпуска, дачные работы. Полагаю, власти своего добились, и в целом успех их пока не покинул. Например, «Единая Россия» выступила удачно в Якутии: кандидат в губернаторы от партии власти набрал примерно 85%. В Хабаровске, несмотря на наводнение, также с явным преимуществом победил ставленник ЕР

— А почему явка населения в Екатеринбурге составила всего 33%?


— Невысокая активность горожан не удивляет — абсентеизм в действии. Люди разочарованы, они игнорируют выборный процесс. Политическая борьба 90-х годов довела население до такого состояния, что не осталось никакой веры в политику и политиков, в возможность оказывать влияние на власть. Подумав, что как ни голосуй, все равно победит ЕР, они не пошли на выборы. За это их осуждать нельзя. Сколько лет ходили, а ощутимых изменений не заметили. Возможно, что-то на макроэкономическом уровне меняется, но когда горожанин на морозе полчаса ждет автобус, он не думает о макроэкономике. Он измеряет степень эффективности работы властей наличием тепла, света, чистой воды, исправно работающего общественного транспорта, чистотой на улицах. Вряд ли прошлые годы можно занести в актив действующей власти.

— Почему проиграл кандидат от партии власти?

— Давайте вспомним итоги выборов в Госдуму 2011 года — ЕР в нашей области набрала примерно 33%, регион оказался среди аутсайдеров. Такое не прощается, и тогдашний губернатор Александр Мишарин поплатился постом. Складывается впечатление, что органы госвласти как федерального, так и областного уровня не уделили должного внимания предвыборному процессу. Это во-первых. Во-вторых, ошибка ЕР состоит в том, что они действовали по старым лекалам и не поняли, что времена изменились. Также есть фактор усталости от партии — находясь у власти в течение долгого времени, она доказала свою несостоятельность. Социально-экономические проблемы по-прежнему очевидны: мы видим, в каком состоянии ЖКХ, инфраструктура. Проблем очень много. Вероятно, екатеринбуржцы не связывают дальнейшую судьбу и развитие города с ЕР. Еще один, на мой взгляд, неверный ход — в качестве официального лица партии, «паровоза» выступил экс-губернатор Эдуард Россель. Это целая эпоха для Свердловской области, он сделал немало для региона, но на такие фигуры сегодня запроса уже нет. Запрос есть на более энергичных, которые способны предложить что-нибудь радикальное, интересное.

Что касается поражения вице-губернатора Якова Силина, можно выделить следующие причины. Во-первых, уверенность партии власти перешла в самоуверенность: многие ожидали, что Силин выиграет без особых стараний. Во-вторых, они как в старые добрые времена работали преимущественно только с пенсионерами, а другие категории горожан, а именно молодежь, активные люди среднего возраста, остались вне внимания. В-третьих, — несерьезность в восприятии фигур потенциальных конкурентов. Ориентир был сделан на борьбу с депутатом ГД Александром Бурковым. В-четвертых, власть считает представителя «Гражданской платформы» Евгения Ройзмана и его сторонников маргиналами. Раскручивая не очень приглядную биографию Ройзмана, она пыталась достучаться до сознания простых людей. Но никакой роли это не сыграло, потому что наступила усталость: людям хочется чего-то нового и они выбрали Ройзмана.

Ройзман же победил благодаря популизму — это борьба с наркоторговлей, обещание очистить город от нелегалов, навести порядок и разобраться с чиновничеством. Сомнительно, ничего подобного не будет. Потому что один человек со своей маленькой командой не в состоянии переломить систему, которая налажена и выстроена очень четко. Что-то глобально поменять у него не получится.

— Насколько неожиданной была победа оппозиционера?

— Я считаю, что Ройзман выстроил кампанию очень грамотно. Но не стоит забывать, что он начинал не с нуля. Все прошлые годы фонд «Город без наркотиков» представлял собой некоего борца за справедливость, здоровье нации и города против наркобаронов, представителей некоторых диаспор, нелегалов. Вопрос только в том, насколько эти проблемы актуальны, не преувеличены ли? Главная составляющая выборной кампании Ройзмана — ориентация на молодежь, для которой он символизирует надежду и уверенность в завтрашнем дне. Его победа — это удовлетворение потребностей общества в новом лидере, социальный заказ на такого человека вызревал уже давно. Обстоятельства сложились таким образом, что именно Ройзман больше всех подходит на роль народного вожака новой волны. То есть его победа была закономерна: обществом востребован человек такого типажа, ему создали излюбленный на Руси образ гонимого властями, он четко выстроил стратегию предвыборной борьбы. Кроме того, отсутствовало большое сопротивление со стороны властей, а потенциальные конкуренты Силин и Бурков оказались удивительно пассивны.

— Как вы считаете, готовы ли сегодняшние оппозиционеры быть грамотными городскими управленцами?


— Классик политической мысли Вебер отмечал, что «политика — это профессия». Можно привести пример и из античности: в Риме философ Марк Аврелий, хороший, умный человек, считается одним из наихудших императоров. С его сына Коммодия вообще пошло разрушение Римской империи. Не факт, что люди Ройзмана в одночасье смогут стать политиками-управленцами. Не стоит рассуждать как Владимир Ленин: и кухарка должна уметь управлять государством. Здесь нужны профессионалы. Митинговость, иррациональное начало, характерно для предвыборной кампании, прошли. А после победы наступает совершенно иная действительность, которая требует рационализма: ежедневная тяжелая, кропотливая работа по решению непростых проблем. Город — это большое хозяйство. Возможно, в штабе Ройзмана есть талантливые люди, интеллектуалы, представители бизнеса, но не думаю, что у него есть команда специалистов-управленцев. Да и в администрации ему власть просто так не отдадут; исключаю возможность, что ставленники Ройзмана будут в большинстве. Там останется подавляющая часть старой гвардии.

— Каковы последствия проигрыша ЕР в мэрской кампании для областных властей?


— Полагаю, ничего плохого не произойдет по одной причине — наконец-то за последнее время Кремль получил хорошего губернатора в Свердловской области. Молодой, сильный, инициативный, что-то делает, есть впереди большие проекты Expo-2020 и чемпионат мира в 2018 году. В таком случае на переправе коней не меняют.

Складывается впечатление, что, возможно, успешное участие оппозиции на выборах было санкционировано Кремлем. Предполагаю, была команда не мешать. Цель — проявить демократичность, не выглядеть в глазах мирового сообщества носителем тоталитарных и авторитарных тенденций. Еще одна цель — показать, что как бы сильна ни была оппозиция, она еще не готова к решению глобальных проблем. Предоставив такую возможность, даже проиграв выборы в третьем городе России, власть может сказать народу — вы хотели оппозицию, получайте. Потом власть сама же может создать массу проблем, чтобы люди разочаровались в собственно идее поддержки оппозиции и целесообразности ее существования. Мы знаем, что в жесткой путинской вертикали власти нет места оппозиции, возможна только карманная или псевдооппозиция.
Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Новый первый

Прирезали

Постарайтесь получить удовольствие

Интересное кино

Страховка от нюансов

 

comments powered by Disqus