Плохой, хороший, злой

Плохой, хороший, злой  Впервые с 2010 года уровень просроченной задолженности по потребительским кредитам начал расти. Коллапса в связи с этим не будет, однако с потерей прежней маржи части игрокам придется смириться.

Звонок из банка:
— Вы только что погасили кредит, вы добросовестно его обслуживали и являетесь нашим привилегированным клиентом. Вы имеете право на получение кредита наличными в размере 300 тыс. рублей или кредитной карты. Когда вы можете подойти в банк?
— Но мне не нужен сейчас кредит.
— Советую подойти сейчас, потому что когда он вам понадобится, такой возможности уже не будет. 
 

Если бы один из авторов этой статьи поддался на уговоры менеджера банка, он бы сейчас уже платил кредит, в целесообразности которого сомневался. Между тем у банков немало заемщиков, которые клюнули на подобное предложение, а потом столкнулись с проблемой обслуживания займа. Безусловно, среди банковских клиентов есть и откровенные мошенники, но есть также и те, кто просто не смог просчитать собственное финансовое состояние при оформлении кредита. Готовя рейтинг банков Урала и Западной Сибири за первое полугодие 2013 года, мы отчетливо увидели новую тенденцию: впервые в 2010 году просроченная задолженность пошла в рост — если на начало этого года она составляла 5% (без учета Сбербанка), то к июлю — 5,3%.
Нагрузить кредитом
Формально на рост просрочки оказывает влияние рынок, на котором мы видим явное замедление динамики выдачи кредитов. Частично здесь сказывается политика регулятора, который всеми силами пытается сдержать бешеный темп сегмента: по итогам 2012 года потребительское кредитование выросло на 40%. С 1 марта этого года ЦБ в два раза повысил нормы отчисления резервов по необеспеченным ссудам, а с 1 июля ввел повышенные коэффициенты риска по потребительским кредитам при расчете достаточности капитала. За первую половину этого года темпы роста потребительского кредитования снизились с 20,9% в аналогичном периоде прошлого года до 13,8%. Если считать уровень просрочки как ее отношение ко всему портфелю, то понятно, что в этой ситуации цифры плохих долгов увеличиваются. Банки же усугубляют ситуацию тем, что, стремясь всеми силами нарастить портфель, начинают кредитовать заемщиков с превышением допустимых уровней риска. Так и раскручивается маховик.

Правда, не все специалисты считают показатель просроченной задолженности красноречивым. Так, вице-президент Запсибкомбанка Руслан Зиннуров полагает, что оценка стоимости риска по этому показателю искажается распространенной практикой российских банков продажи просрочки, а также спецификой российского бухучета, когда к просроченной задолженности относится не вся сумма кредита, а лишь ее часть согласно графику платежей. «Более точно динамику стоимости риска позволяет получить оценка прироста резервов к величине кредитного портфеля. По нашим расчетам, в среднем по России рассчитанная таким образом стоимость риска выросла с 0,7% в 2012 году до 3,1% в 2013 году, по 20 крупнейшим розничным банкам она достигла 8%, наибольший прирост стоимости риска отмечается в секторе необеспеченного потребительского кредитования», — отмечает эксперт.

Национальное бюро кредитных историй (НБКИ) опирается в оценках на коэффициент просроченной потребительской задолженности (КП), считая соотношение остатка по займам, выплаты по которым просрочены более чем на 30 дней, к общему объему выданных потребительских кредитов. По словам директора по маркетингу НБКИ Алексея Волкова, на 1 июля КП составил 4,6%, уменьшившись на 0,2 п.п. по сравнению с тем же периодом прошлого года: «Существенное улучшение наблюдается в сегменте ипотечного кредитования (коэффициент изменился с 4,3 до 3,4%) и в автокредитовании (изменение с 4,5 до 3,9%). А вот в кредитовании на покупку потребительских товаров и кредитовании с использованием кредитных карт коэффициент увеличился до 5,5% и 2,8% соответственно».

Причину роста плохих долгов ЦБ и аналитики видят в увеличении кредитной нагрузки населения. По расчетам АЦ «Эксперт-Урал», на начало 2007 года на каждого гражданина России приходилось по 27 тыс. рублей вкладов и 13,2 тыс. рублей кредитов (в том числе 2,5 тыс. рублей ипотеки). Сейчас эти показатели выглядит так: вклады — 107 тысяч, потребкредиты — 61 (в том числе ипотека — 16,6). Получается, что за это время динамика находящихся на счетах вкладов составила 301%, потребительских кредитов — 364%, ипотеки — 570%. А доходы населения за это время выросли лишь на 82%.

Таким образом, гипотеза о низкой долговой нагрузке российских граждан как основном драйвере банковской розницы перестает быть актуальной. По расчетам НБКИ, долговая нагрузка домохозяйств (отношение суммарных выплат основного долга и процентов по банковским кредитам к денежным доходам населения за вычетом обязательных платежей) сейчас близка к 20%. Для сравнения: аналогичный показатель в Италии составляет 10,8%, в США — 10,9%, Франции — 13,1%, Испании — 14,9%. Выше российской долговая нагрузка в Румынии (20,2%) и Бразилии (22,3%).

Вредная легкость

Разгружать долги граждан пытаются с нескольких сторон. Во-первых, с помощью так называемого закона о «личном банкротстве». Проект изменений в «закон о несостоятельности в части регулирования реабилитационных процедур, применяемый в отношении гражданина-должника» прошел в Госдуме первое чтение, и осенью этого года будет рассматриваться во втором. Согласно проекту, заемщик, понимая, что он не в состоянии обслуживать долг, может подать иск в суд о собственном банкротстве. Если сумма долга превышает 300 тыс. рублей, это может сделать банк или уполномоченный орган, например налоговая инспекция. В течение трех лет идет процедура урегулирования долгов, и если стороны не найдут инструмент реструктуризации, начинается продажа имущества должника.  

— Процедура кредитной реабилитации должна упорядочить процесс взыскания просроченной задолженности. Но вероятность того, что она будет иметь массовый характер, учитывая множество условий и оговорок, а также сложную схему реализации имущества, связанные с этим расходы, невелика. Для большинства среднестатистических заемщиков она может быть недоступна. Так же вероятен  риск злоупотреблений со стороны недобросовестных заемщиков, — полагает директор филиала «ГРАН» АКБ «Инвестбанк» Ольга Семенова.

— Закрепление на законодательном уровне возможности «личного банкротства» в целом положительно скажется на экономике страны ввиду ускоренной процедуры выхода из сложившихся сложных ситуаций в домохозяйствах. Однако, как показывает опыт США, «личное банкротство» снимает ощущение личной ответственности перед кредиторами, что в свою очередь превращает эту процедуру в стандартную форму «избавления» от долгов, — высказывает свою точку зрения Руслан Зиннуров.

По мнению заместителя председателя комитета Госдумы по финансовым рынкам Анатолия Аксакова, проблему нужно решать с другой стороны — не доводить человека до банкротства. Для этого надо позволить заемщикам быстро вернуть банку взятый кредит, если они понимают, что не смогут его выплачивать. Депутат предлагает ввести в законодательно понятие «период охлаждения», предоставив клиенту возможность в течение десяти дней вернуть банку кредит без штрафа.

— Закон  «кредитного охлаждения» потерял актуальность, — возражает Ольга Семенова. — Недопустимость применения штрафных санкций, как и взимание дополнительных комиссий за досрочный возврат, предусмотрены нормами Гражданского кодекса и сформировавшейся на основе его применения судебной практикой. Банки сейчас сами предоставляют заемщикам возможность погашать кредиты досрочно полностью или частично при условии уведомления банка о таком намерении за 1 — 2 дня до даты погашения.

— Эта инициатива не окажет существенного влияния в целом на уровень риска в потребительском кредитовании, однако может повлечь некоторый рост процента резервирования по кредитному портфелю отдельных банков в связи с ростом уровня короткой просроченной задолженности, — добавляет Руслан Зиннуров.

ЦБ считает эффективным другой подход, по мнению чиновников, остановить рост беззалогового кредитования, а с ним и просрочки, может законодательное закрепление понятия «максимальная кредитная нагрузка домохозяйств». Предполагается, что если она будет больше 50% бюджета семьи, банк должен отказать в займе.

Однако система максимальной кредитной нагрузки не будет иметь эффекта, так как банки в своей экспертной оценке клиентов и так уже ее используют. «Данная инициатива не решает проблем, если заемщик сознательно пытается ввести банк в заблуждение о величине своих доходов и имеющейся кредитной нагрузке», — анализирует новацию вице-президент Уральского банка реконструкции и развития Алексей Овчинников.

Методы, направленные на ужесточение системы оценки заемщика, банкиры не приветствуют. И это понятно: значительная часть домохозяйств сегодня не имеет официально подтвержденного дохода, хотя может быть платежеспособна. Если возобладает формальный подход, банки вынужденно отсекут немалый кусок клиентской базы, а делать этого не хочется.

По той же причине не встречает особого оптимизма и идея НБКИ о подтверждении заявленного гражданином дохода через Пенсионный фонд. Алексей Волков:

— По закону «О персональных данных», информация о состоянии персонального лицевого счета является конфиденциальной, действующее законодательство позволяет запрашивать сведения о себе только самому гражданину. Наше предложение заключается в том, чтобы гражданин, придя в банк за кредитом, мог подтвердить свой доход, обратившись в ПФР, используя существующий технологический канал взаимодействия между банками и НБКИ. Запрос будет направляться от имени не кредитора, а заявителя. Он сделает это в банке, который, получив согласие гражданина, запросит данные из ПФР и ФНС. Это можно делать одновременно с запросом банком кредитного отчета. Предоставление данных из ПФР и ФНС было бы технологичным и исключающим любую возможность доступа третьих лиц к персональным данным гражданина. Для этого можно использовать возможности НБКИ, уже имеющего сертифицированные системы, обеспечивающие конфиденциальность передачи информации. НБКИ в этом случае не получит доступ к данным ПФР и ФНС, а лишь передаст информацию заемщику из этих ведомств.

Сжимайтесь

Все эти законодательные новации безусловно важны, но могут принести результат в перспективе трех-четырех лет. На наш взгляд, чтобы перестать генерировать плохие долги сейчас, банки должны пересмотреть подходы к развитию розницы и перестать развращать население тезисом о доступности массового кредита. Ими же запущенная в свое время пропаганда легкости получения займа начинает давать обратный эффект, на заемные деньги начинают жить люди, не имеющие для этого соответствующего дохода и не понимающие, как этим доходом управлять. С этой точки зрения нам близка позиция председателя правления ВУЗ-банка Андрея Золотухина:

— Главное — это просвещение. До тех пор, пока люди будут плохо считать, их финансовой неграмотностью будут пользоваться. Во многом финансовое просвещение — это задача банков, она же — их интерес. Я вижу выход в упрощении кредитных продуктов, снижении агрессивной рекламы и прекращения практики давления на человека.

В краткосрочном периоде явных предпосылок для замедления просрочки нет. По словам Руслана Зиннурова, до конца года она возрастет с текущих 5,3 до 5,7 — 6% от совокупного кредитного портфеля. Коллапса на банковском рынке в связи с этим ждать не стоит: банки, выдавая кредит, закладывают уровень невозврата в его стоимость, а проблемность они научились прогнозировать — как минимум у крупных игроков есть огромная база для настройки скоринга, да и кредитные бюро работают эффективно.

Другой разговор, что о прежней марже придется забыть. Ухудшение качества портфеля нашло отражение и в уровне создаваемых банками резервов (в первом полугодии 2013 года резервы по кредитам физлицам выросли на 32%, год назад при значительно более высоком росте портфеля — всего на 17%). Резервы по ссудам, выданным юридическим лицам, увеличились на 4% также при более низком росте портфеля. Создание резервов подкосило прибыль: в целом по системе по отношению к аналогичному периоду прошлого она упала на 43%. Сейчас из получаемых банками средств по ссудам юридическим и физическим лицам 19% направляется в резервы (у банков, специализирующихся на потребкредитах, все 30%), тогда как год назад этот показатель был всего на уровне 8%. Скорее всего, рынок ждут сворачивание сетей, оптимизация персонала, постоянная борьба за снижение издержек и битва за хорошего клиента.  

Дополнительные материалы

Рейтинг банков Урало-Западносибирского региона по итогам первого полугодия 2013 года

Комментарии

Материалы по теме

По возможности и способности

ЕБРР приобрел 25% плюс 1 акцию СКБбанка

СКБ-банк покинул САИЖК

Минус пятый

Человеческий рост

 

comments powered by Disqus