С оптическим прицелом

С оптическим прицелом
Сергей Максин

Фото: Андрей Порубов

ФГУП ПО «Уральский оптико-механический завод» ведет историю с 1850 года. Тогда немецкий подданный Теодор Швабе создал в Москве предприятие, занимающееся производством и продажей геодезических и медицинских инструментов, оптических принадлежностей. После революции предприятие национализировали, во время Великой Отечественной войны эвакуировали на Урал.

УОМЗ сохранил научный и технологический потенциал бывшей советской оборонки. Сегодня это одно из ведущих предприятий России в сфере разработки и производства оптико-электронных приборов военного и гражданского назначения.

— Сергей Валерьевич, каково соотношение производства гражданской и специальной продукции?

— Спецтехника — 52%, гражданская — 48%. В советские времена «гражданка» составляла небольшую долю, но теперь она крайне интересна: приносит прибыль, позволяет выходить на новые рынки, служит стабилизирующим производство фактором. Сегодня работа с министерством обороны меняется в лучшую сторону (подписываются долгосрочные контракты, идет хорошее финансирование). Однако и производство гражданской продукции для УОМЗа не менее важно: оно дает равномерные продажи, загрузку и поступления денежных средств. К 2011 году мы планируем довести долю «гражданки» в общем объеме до 60%, в идеале хотелось бы 70%. Причем мы определили для себя очень серьезный критерий: такая продукция должна быть только наукоемкой. В советские времена предприятию устанавливали план и номенклатуру производства сверху. Теперь мы работаем в рыночных условиях, а они требуют, чтобы техника прежде всего была интеллектуальной и востребованной на рынке.

Основной инстинкт

— УОМЗ активно участвует в создании оборонного холдинга по производству оптических систем. Расскажите об этом.

— Вся предварительная работа и обсуждения уже закончены. Рабочее название холдинга — «Оптические системы и технологии». В этом году на межправительственной комиссии мною был доложен и защищен проект создания холдинга, сейчас все необходимые документы направлены в правительство РФ. Основная сложность заключается в том, что оптико-электронные системы и приборы — не конечный продукт, они производятся разными, зачастую конкурирующими оптическими заводами. Некоторые обладают устаревшими основными фондами, на других требуется улучшение кадровой политики и повышение экономической эффективности, управляемости бизнес-процессами. Поэтому при создании холдинга крайне важно концентрировать производственный и научный потенциал всех участников. В век глобальной конкуренции, чтобы стать современной и динамично развивающейся компанией, нам необходимо в сжатые сроки пройти все необходимые интеграционные процессы.

— Недавно появилась информация о том, что УОМЗ на своей базе готовится создать с французской компанией SAGEM DS совместное предприятие по производству и сервисному обслуживанию тепловизоров третьего поколения. Это будет, по сути, первое в России СП техники специального назначения. Как вам удалось уговорить государство в лице Рособорон-экспорта?

— Нам не пришлось никого уговаривать: для них это интересное и важное направление. Мы нашли понимание со стороны всех государственных структур и уже оформляем разрешительные документы. УОМЗ и дальше будет двигаться в направлении создания подобных СП. Почему бы и нет, если зарубежные партнеры согласны, а наше Минобороны понимает, что интересы национальной безопасности не ущемляются ни на йоту? Мы получили принципиальное согласие от французских партнеров на передачу технологий: они необходимы нам как предприятию, в них заинтересованы наши заказчики. Если проект будет реализован, это станет прецедентом передачи технологий такого уровня в Россию. Также при содействии Рособоронэкспорта и других государственных структур мы ведем переговоры с французской фирмой Thales о производстве подвесных бортовых контейнеров с лазерным целеуказателем. У нас уже есть опыт сотрудничества с этой фирмой. В частности мы освоили выпуск и успешно продаем спутниковые приемники GPS-навигации, совмещенные с отечественной системой ГЛОНАСС.

— А французские политики и чиновники не протестуют против создания таких предприятий? Все-таки это передача новейших технологий.

— По крайней мере, я знаю, что французские партнеры получили разрешительные документы на первые шаги. На остальные действия они также оформляют документы. Работает российско-французская рабочая группа, на которой обсуждаются подобные вопросы. Идет нормальный диалог, никаких отрицательных моментов мы пока не видим.

— Что вам нужно от иностранцев — технологии, обучение кадров, производственное оборудование?

— Во-первых, нужно ответить на вопрос, чего зарубежные партнеры хотят от нас. Они хотят, чтобы российский рынок приоткрылся для поставок их продукции. Но здесь действует непреложное правило: открытие рынка возможно только через участие российских предприятий в производстве техники. Мы в свою очередь заинтересованы в приобретении дополнительных технологий, в обмене научным и практическим опытом. Вот такая обоюдная выгода. То же касается и производства гражданской продукции. Возьмем, к примеру, медицинскую технику. Наше предприятие — одно из немногих среди российских производителей, принимающее участие в международной медицинской выставке в Дюссельдорфе. На ней мы представляем богатую экспозицию, включающую новейшие разработки. Там видят, что наша продукция — сосредоточение всего лучшего, что наработано международной кооперацией, и воспринимают предприятие должным образом. Можно с уверенностью сказать, что на этой выставке УОМЗ — равный среди равных. Мы проводим много интересных переговоров, тем самым на перспективу расширяя долю своего участия на международных рынках. А другого варианта развития предприятия, кроме объединения усилий с зарубежными партнерами и выхода на мировой рынок, нет.

Ничто человеческое

— Завод намерен стать одним из учредителей холдинга медицинской техники. В каком состоянии его создание и что он из себя будет представлять?

— Завершены предварительные переговоры с ключевыми производителями медицинской техники в нашей стране. Логика событий подталкивает к объединению: российским предприятиям приходится конкурировать между собой, а главное — с зарубежными поставщиками. Каждое предприятие в отдельности обладает каким-либо конкурентным преимуществом. У нашего завода есть мощный конструкторский и производственный потенциал, разветвленная сеть сбытовых филиалов во всех российских регионах и за рубежом. Объединив усилия, мы сможем выходить на рынок с более конкурентоспособной продукцией. Среди медицинских фирм России мало таких, которые бы успешно работали на рынках развитых стран. А УОМЗ поставляет свою продукцию, например инкубаторы для выхаживания новорожденных, не только в развивающиеся Сирию и Алжир, но и в Италию, Германию и многие другие страны. Это налаженные связи, и мы готовы развивать их в рамках холдинга. Мне кажется, объединение позволит решить вопросы активного освоения новой продукции и выхода на новые рынки, получить хорошую экономическую выгоду. Реализация этого проекта происходит при активной поддержке губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя и председателя правительства области Виктора Кокшарова.

— Предполагается ли вхождение в медицинский холдинг иностранных компаний?

— Это возможно. У УОМЗа налажены партнерские отношения с компанией Siemens, начато совместное производство шестисрезовых компьютерных томографов на нашей базе. Так что, думаю, предложение о вхождении в холдинг будет для них интересно.

— Недавно на встрече в нашей редакции Виктор Кокшаров перечислял перспективные проекты в деревопереработке, назвал в том числе и УОМЗ. Это-то вам зачем?

— К нам на завод приходит очень много молодежи. Средний возраст сотрудников — 41 год, около 2 тыс. человек — моложе тридцати. Им надо где-то жить, создавать семьи. На предприятии реализуется программа ипотечного кредитования, но ситуация на рынке приводит к противоречию: чем больше становится реальная зарплата (с начала года у нас она выросла на 24%), тем выше строители поднимают цены на квартиры. Большая масса людей, которая могла бы быть охвачена такими жилищными проектами, сегодня в режиме ожидания. Поэтому мы рассмотрели проект современной технологии деревопереработки и строительства жилых домов. Их основное конкурентное преимущество — быстрое строительство. Опыт Канады, США, Западной Европы показывает: подобные дома достаточно надежные и теплые, экономически выгодные для покупателя.

В рамках этого проекта предполагается организовать в поселке Шаля (там у нас своя промышленная площадка) производство OSB-плит. Технология позволяет из переработанной древесины получать конструкции с колоссальными возможностями. Деревянная плита по прочности аналогична бетонным или кирпичным перегородкам, может служить и несущей. Дополнительных затрат на соблюдение прочностных характеристик дома не требуется. По этой технологии за рубежом строятся даже многоэтажные здания. Помимо всего прочего это будет безотходное производство.

Основные финансовые показатели УОМЗа— В какие сроки оно будет создано, каков объем инвестиций?

— Проект требует проведения подготовительных мероприятий: нужно подвести газ, создать соответствующую инфраструктуру. Эдуард Россель уже дал соответствующие поручения в ходе выездного совещания в Шале. К концу 2009 — началу 2010 года, если все пойдет по плану, можно развернуть производство. Необходимые инвестиции — 100 млн евро, окупаемость проекта — чуть более четырех лет. Мы уже провели предварительные переговоры с Банком развития и внешнеэкономической деятельности, а также с Уральским банком Сбербанка России о финансировании проекта: понимание находим.

— Где будут возводиться такие дома?

— Мы надеемся получить землеотводы близ Екатеринбурга и строить там коттеджные поселки эконом-класса. Возможно, готовые деревянные конструкции будут отправляться на экспорт. На рынках Европы и США, несмотря на ипотечный кризис, сохраняется высокий спрос на продукцию глубокой деревопереработки. Да и правительство РФ, и губернатор Свердловской области поддерживают развитие этого направления.


Комментарии
 

comments powered by Disqus