Врачебная тайна

Врачебная тайна

 Врачебная тайна
 Фото - Андрей Порубов
Денежные вливания в рамках нацпроекта «Здоровье» в государственную систему здравоохранения (в 2006 году — 23 млрд рублей) теоретически могут сделать этот сектор более конкурентоспособным. Это если не пагубно, то негативно скажется на развитии забытых нацпроектом частных клиник.

Игроков на рынке частных медицинских услуг Свердловской области становится все больше. За пять лет число негосударственных лечебных заведений, по данным Первой российской ассоциации врачей частной практики, увеличилось почти вдвое — с 289 до 462. Картину портит официальная статистика: она утверждает, что услугами частных клиник пользуются только 10% от общего числа пациентов медучреждений. Правда, статистика в этом случае не совсем корректна, полагает заместитель директора по лечебной части ООО «Преображенская клиника» Андрей Сысолятин: «У частных клиник никто не запрашивает такие данные. На самом деле доля частного сектора гораздо больше — примерно 30%».

Плюсы частной очевидны

Рынок частных медицинских услуг региона начал формироваться в середине 90х годов. Первопроходцами стали стоматология и услуги в сфере проблем пола (гинекология и урология). «Государство само не в состоянии было профинансировать должным образом внедрение новых технологий и оборудования в эту отрасль.

А в частных клиниках обновления шли семимильными шагами. Постепенно люди стали осознанно предпочитать, например, ультразвук некомфортному механическому бурению и понесли деньги в частный сектор, тем самым стимулируя его развитие», — рассказывает руководитель Росздравнадзора по Свердловской области Игорь Трофимов.

Частные клиники условно делятся по специализации: монопрофильные и многопрофильные. По первому пути пошел, например, медицинский центр «Гармония» (Екатеринбург), оказывающий услуги в сфере проблем пола и деторождения. По словам директора «Гармонии» Валерия Хаютина, узкое направление его клиники — гинекология и урология. Во главе всего здесь ставят сервис: «Если мы говорим, что наш врач в любой момент доступен для беременных, то женщина действительно может позвонить хоть днем, хоть вечером и получить консультацию, вызвать врача или сама прийти на прием».

Факторы, тормозящие развитие частной медициныВозможности многопрофильных медицинских учреждений шире. Так, в Преображенской клинике, работающей по такому принципу, в наличии целый комплекс услуг: начиная от приема терапевта, заканчивая оперативным вмешательством и постоперационной реабилитацией в стационаре. Особенность этого медицинского учреждения в том, что каждый пациент имеет собственного «главного врача», который полностью посвящен во все детали обследования и лечения. Он координирует работу коллег других специальностей. В случае необходимости может даже собраться консилиум.

Плюсы частной медицины, выгодно отличающие ее от главного конкурента — платных медицинских услуг, оказываемых в государственных учреждениях, по мере развития рынка все более очевидны, считает заместитель директора по маркетингу и рекламе Екатеринбургского медицинского центра (ЕМЦ, входит в состав ООО «Екатеринбургский Деловой Мир») Ирина Акулова: «В государственной клинике врачам положено уделять терапевтическому пациенту не более двенадцати с половиной минут. У нас на первичный прием дается от 45 до 60 минут. Тем самым мы гарантируем своим пациентам индивидуальный подход».

Пример такого подхода — Преображенская клиника. «Основной контингент наших пациентов — люди, занимающиеся бизнесом, имеющие ограниченное количество времени. В таких условиях, чтобы добиться максимальных результатов, врачу необходимо не только сформировать индивидуальную программу лечения клиента, но и контролировать и корректировать ее по ходу реализации, — отмечает Андрей Сысолятин. — Поэтому врач у нас должен не только обладать солидным багажом знаний и опытом, но и позиционировать себя как личность, обладать коммуникативными способностями, активно участвовать в решении проблем здоровья пациента и быть для него интересным собеседником. Высокая квалификация персонала — наше конкурентное преимущество. Для врачей клиники проводятся специальные тренинги, в том числе психологические».

Главными критериями успешности негосударственных медучреждений считается время работы в рынке, авторитет самой клиники и ее специалистов. Все основные на сегодня игроки — выходцы из начала 90х годов: Преображенская клиника открылась в 1990 году, ООО Медицинский центр «Бабур» зарегистрирован годом позже, «Гармония» — в 1993 году. Разве что ЕМЦ появился пять лет назад.

Оценкой работы частных многопрофильных лечебных заведений служит еще и такой показатель, как количество пациентов. В ЕМЦ ежемесячный поток — 2,5 тыс. человек. В базе данных Преображенской клиники — около 60 тыс. клиентов, 70% из них — постоянные (после первичного обращения прибегали к услугам клиники повторно и посещают ее хотя бы раз в год). «Бабур» в 2005 году принял 55 тыс. клиентов (60% из них регулярно посещают это медучреждение).

Забег с препятствиямиАндрей Сысолятин к качественным показателям относит именно последующее обращение клиентов в клинику. Ирина Акулова добавляет, что успех медучреждения зависит также от положительных отзывов клиентов: «Сарафанное радио, как ни странно, является наиболее работоспособным механизмом расширения круга клиентов. При этом важно, чтобы положительные отзывы звучали именно в адрес лечебного заведения, а не конкретного специалиста. В таком случае можно делать вывод, что пациенту понравилось в клинике все». 

Забег с препятствиями

Но успешных и известных на рынке игроков — из нескольких сотен не более десятка. Основные причины, сдерживающие интенсивное развитие частных медицинских услуг, внешние. Обусловлены они монополистической позицией государства по отношению к системе здравоохранения. Как результат — отсутствие с его стороны поддержки частной медицины и создание неравных конкурентных условий. Отсюда, как утверждают игроки, основные проблемы: препятствия для получения государственных инвестиций и участия в тендерах на получение оборудования; сложная система лицензирования и искусственно затянутые сроки ее прохождения.

Законодательная база для государственной и частной медицины тем не менее едина. Принципиальная разница — в подходе. «Частные клиники не могут рассчитывать на поблажки со стороны контролирующих органов. При этом полностью добиться соответствия лицензионным требованиям бывает очень сложно», — говорит Валерий Хаютин.

Главную причину проволочек с лицензированием руководители частных клиник видят в том, что государство пытается не пускать предпринимателей на рынок, удерживать в своих руках монополию на медицинские услуги, поэтому неоправданно завышает требования к частникам. «Государство до последнего пытается контролировать медицину. А безмерно разросшийся чиновничий аппарат всеми силами мешает созданию бизнеса. Люди с деньгами, связями — и те по полгода не могут начать работать изза огромного количества необходимых согласований», — говорит генеральный директор медицинского центра «Бабур», вицепрезидент Первой российской ассоциации врачей частной практики Игорь Иваненко.

Сбивая темп

Пытаясь выжить, частные компании, лишенные господдержки в рамках нацпроекта, вынуждены будут объединяться. Во-первых, юридически: чтобы расширять перечень услуг и повышать их качество, нужны новые технологии, а значит, необходимо искать крупные источники инвестиций. Во-вторых, организационно: для совместного отстаивания своих прав.

Именно в русле второй тенденции в 2001 году создана Первая общероссийская ассоциация врачей частной практики. Сейчас общими усилиями руководители частных клиник пытаются отстоять свои права на получение дотационной поддержки от государства в рамках нацпроекта и системы Территориальных фондов обязательного медицинского страхования. Пока тщетно.

— Государство, вернее, чиновники от медицины, боятся запускать нас в эту систему, — говорит Игорь Иваненко. — Потому что тогда мы составим серьезную конкуренцию государственным учреждениям. Но ведь логика очевидна: если частная клиника получила лицензию, значит, качество ее работы признано государством. Если пациент предпочел частную клинику — это еще одно подтверждение качества. Оно должно давать сигнал государству: в эту клинику можно направлять деньги из ТФОМС. Однако до сих пор эта система не воспринята государством.

Медицинский бизнес имеет свои особенности: он требует крупных вложений (оптимальный стартовый капитал от 50 до 100 тыс. долларов) и медленно, в течение пятишести лет, окупается. Наибольшие затраты, по словам руководителей клиник, идут на технологическое оснащение и аренду помещений. «Частная клиника, по нашим подсчетам, требует не менее 100 кв. метров. Кроме того, нужны серьезные капиталовложения в ремонт, чтобы соответствовать требованиям СЭС», — говорит врачпсихотерапевт Илья Кислер, руководитель ООО Медицинский центр «Елизавета» (Оренбург; год основания 2002й; лечение зависимостей, неврозов, избыточного веса, эндокринной патологии: 500 — 700 клиентов в год). «Мы не можем снизить цены, потому что ежемесячно отдаем одних только коммунальных платежей 200 тыс. рублей», — делится проблемами Иваненко.

Пока государство не решается уравнять в правах государственный и частный сектора, страдают пациенты. Рассказывает Валерий Хаютин: «Когда беременная женщина встает на учет, в муниципальной клинике ей выдается родовой сертификат. По номиналу он составляет 7 тыс. рублей. В конечном счете, все эти деньги попадут в медицину: женщина идет по врачебным кабинетам, деньги за ней. Но, по указу Минздравсоцразвития, такой сертификат может быть выдан только в муниципальных женских консультациях, что изначально ставит нас с ними в неравные финансовые условия».

До сих пор основным источником инвестиций у частников остаются банки, отношения с которыми мелким и средним предприятиям налаживать достаточно сложно. «Взять кредит в банке начинающему предпринимателю практически невозможно. Да и быстро рассчитаться не получится, так как расходы на раскрутку в медицинском бизнесе выше, чем в торговле», — говорит Илья Кислер.

Все в рост

Постепенно на рынок частных медицинских услуг в качестве инвесторов выходят крупные промышленные предприятия, готовые вкладывать большие деньги на долгий срок. Это, естественно, послужит толчком развитию частных медицинских центров. Хотя такие примеры в УралоЗападносибирском регионе пока единичны. Так, через несколько лет в Екатеринбурге появится комплекс зданий медицинского центра «Бабур» общей площадью 35 тыс. кв. метров. Стоимость проекта — 50 млн долларов. Рассказывает Игорь Иваненко: «В центр войдут клиника на 5,5 тыс. кв. метров, стационар на 30 коек, четыре операционные, вся диагностическая база, пансионат для долечивания с гостиницей для иногородних, ведомственное жилье, офисы, реабилитационный центр. Основными инвесторами выступят несколько промышленных предприятий и банки. Назвать имена инвесторов я пока не могу».

Пример «Бабура» можно считать уникальным. Говорит Елена Нечай, директор тюменского ООО ЛДЦ «Альтернатива» (многопрофильная клиника; год основания — 1999й; в 2005 году проведено 24 тыс. приемов, около 50% — постоянные клиенты):

— Когда генеральными инвесторами являются далекие от медицины люди, на стыке финансовых интересов и клятвы Гиппократа возможны конфликты. Если учредители — врачи, что бывает нечасто, то практически все доходы идут на развитие и покупку оборудования. Если — не врачи, предприятие растет менее динамично: приходится долго убеждать собственников в необходимости приобретения того или иного оборудования.

В основном частным клиникам приходится рассчитывать на собственные силы. В Преображенской, например, изыскивают средства для расширения штата специалистов по таким насущным направлениям, как гинекология, андрология, дермокосметология. «Рост числа аллергических заболеваний, связанный в первую очередь с нашей плохой экологией, сделал востребованными лечение патологии дыхательных путей, аллергологию. Мы будем их интенсивно развивать», — рассказывает Андрей Сысолятин.

В ближайшие два-три года филиальная сеть ЕМЦ, которая на сегодня состоит из двух центров (в Верх-Исетском и Орджоникидзевском районах Екатеринбурга), пополнится еще одним медучреждением. Место расположения пока не определено: как сообщила Ирина Акулова, выбирают между Ботаническим и Железнодорожным районами города.

К перспективным направлениям относится и лечение за рубежом: рынок этих услуг имеет большой потенциал, но пока в стадии зарождения (см. «Полетим — полечимся»).

Еще не финиш

Деньги, безусловно, нужны всем: и частной медицине, и государственной. Эксперты считают, что государству в первую очередь стоит взять под контроль такие сферы медицинской деятельности, как неотложная помощь, дорогостоящие высокотехнологичные операции на сердце, черепной коробке и прочие. Остальные услуги, полагают предприниматели, вполне может оказывать частная медицина, поддержанная государством по принципу социального фильтра: для одних — платно, для других — бесплатно.

Поскольку за годы работы на рынке частный сектор зарекомендовал себя как серьезный игрок, то финансовые средства, предусмотренные нацпроектом «Здоровье» для развития медицины в России, должны пойти и в него. После уравнивания и разграничения функций между частным и госсектором государство получило бы две системы, конкуренция между которыми дала бы толчок для роста качества медицинских услуг.

Дополнительные материалы:

Полетим — полечимся

Люди с достатком выше среднего, собственники и топ-менеджеры компаний, предъявляющие особо высокие требования к качеству и уровню сервиса, технической оснащенности клиник и профессионализму медицинского персонала, нередко предпочитают лечиться за границей.

Согласно исследованиям, проведенным Уральским центром международных связей «Лечение за рубежом», наибольшим спросом у уральцев пользуются университетские и частные клиники Германии, Швейцарии, Франции, термальные курорты Италии и Швейцарии. Клиент может совместить обследование с непродолжительным отдыхом или деловой поездкой.

— Минимальная стоимость обследования — 1,5 — 2 тыс. евро, операции — от 3 — 5 тыс. до 30 — 50 тыс. евро, двухнедельного пребывания на курорте — минимум 3 тыс. евро, — говорит директор центра «Лечение за рубежом» Галина Дронова. — Услуги нашей компании по подбору клиники и организации поездки на лечение стоят от 3 до 20 тыс. рублей: все зависит от сложности случая. Это 5 — 7% от стоимости лечения. Мы никак не можем повлиять на уровень цен: их диктуют европейские клиники.

Теоретически частные уральские клиники, расширив перечень услуг курсами лечения за рубежом, могли бы привлечь этих наиболее платежеспособных клиентов и усилить позиции на рынке. Не позволяет специфика продаж: отсутствие комиссионных от крупных европейских клиник, индивидуальный характер продукта. Чаще всего этим занимаются турфирмы и специализирующиеся на этом виде услуг компании.

Подготовила Евгения Еремина

Комментарии

Материалы по теме

Не одевайтесь зайчиком

Кому выгодна убогая медицина

Лечить так лечить

Взялись за сердце

Лечебный атом

С больной головы

 

comments powered by Disqus