При слове «культура» я хватаюсь за кошелек

При слове «культура» я хватаюсь за кошелек

При слове «культура» я хватаюсь за кошелекПожалуй, найдется немного спорщиков, которые рискнули ли бы опровергнуть тезис «Екатеринбург — креативный центр». Вот уже много лет город выбрасывает все новые и новые побеги на художественном поле: имена, акции, проекты, звучащие в контексте общероссийского и мирового арт-пространства. Екатеринбург — это и «колыбель отечественного рока» («Чайф», «Наутилус Помпилиус», «Агата Кристи» и т.д.), и «родина новой драмы» (творчество Николая Коляды и его учеников), в 80е в ходу был термин «феномен Свердловской оперы», а последнее десятилетие город именуют «столицей российского современного танца». Бывшие свердловчане-екатеринбуржцы составляют существенную когорту среди звезд театра, оперы, анимации, телевидения.

Это — о «вывозе» культурных ценностей. Но и с точки зрения ввоза Екатеринбург заметно выделяется среди остальных столиц Урала и Западной Сибири. В начале октября здесь выступила рок-группа первой величины Prodigy. Концерт состоялся в рамках турне, маршрут которого прошел через Киев, Москву, СанктПетербург и Екатеринбург. И только. Двумя месяцами ранее столица Среднего Урала приняла американских звезд Bloodhaund Gang. Еще раньше — одну из наиболее высокооплачиваемых европейских певиц, «черную Эдит Пиаф» Сезарию Эвору. Только в течение октября в Екатеринбурге отметятся Монтсеррат Кабалье, Helloween, Deep Purple, в ноябре поджидают AHa. В сфере изобразительного искусства тоже взята планка: в августе екатеринбуржцы глазели на коллекцию работ Сальвадора Дали, правда, небольшую и с несколько невнятной историей (см. «По мотивам Сальвадора Дали», «Э-У» № 32 от 04.09.06). 

Вопрос: можно ли говорить о Екатеринбурге как об альтернативной культурной столице, встроенной не то что в российское — в общемировое пространство? Такой статус должен быть не менее, а может, и более полезен региональным центрам, чем положение очередной административной столицы. Если борьба за столичность общего свойства заведомо увенчается утешительным третьим местом, то пример киноМекки планеты, крохотных по сравнению с Парижем Канн или германского Байрета, из года в год принимающего всемирный оперный фестиваль, внушает оптимизм в соперничестве за чемпионский титул. 

Есть где разгуляться

Следует признать: притязания Екатеринбурга на статус равноправной культурной столицы начинают восприниматься как оправданные. Екатеринбуржцам далеко не всегда нужно выбираться за пределы города, чтобы приобщиться к отечественным и даже мировым культурным ценностям.

Организация гастролей серьезной звезды предполагает наличие вместительной современной площадки, оснащенной аппаратурой, соответствующей техническим требованиям райдера (списка требований артиста), достаточного количества мест в гостиницах мирового класса, ресторанов и развлекательных центров соответствующего уровня. Это как минимум. Как максимум — еще и профессионалов, способных провести кампанию продвижения гастролей с учетом местной специфики. Все это в Екатеринбурге есть: развивается и концертная инфраструктура (организаторы, площадки, оборудование), и инфраструктура гостеприимства (аэропорт, гостиницы, общепит и т.д.).

Приведем несколько показательных фактов. В прошлом году в Екатеринбурге функционировала только одна достойная концертная площадка — Дворец игровых видов спорта (ДИВС) «Уралочка». К 2006му введены в эксплуатацию фактически заново отстроенный Ледовый дворец спорта (теперь он называется культурно-развлекательный комплекс «Уралец»), ДИВС в городесателлите Верхней Пышме и вторая очередь той же «Уралочки», начал активную работу оборудованный по современным стандартам киноконцертный театр «Космос». Культурные события рассредоточились: концерты мировых рок-знаменитостей прошли в Ледовом дворце спорта, ДИВС «Уралочка» смог сконцентрироваться строго на спортивных событиях и выставочной деятельности, а «Космос» — на концертах отечественных звезд и мировых звезд «из прошлого». Готовятся к запуску новые элементы инфраструктуры развлечений. Ситуация острого дефицита сменилась цивилизованной конкуренцией, которая разрешается путем узкой специализации.

 Есть где разгуляться
Фото — Андрей Порубов
Екатеринбургская филармония благодаря качественному менеджменту по праву считается одной из ведущих в России. Свердловская киноиндустрия «восстала из мертвых» и теперь выступает активным фигурантом динамичного рынка телесериалов и производителем конкурентоспособного фестивального кино. Настолько активным, что Екатеринбург уже несколько лет принимает главный отечественный форум документального кино «Россия» (последний завершился на днях). Принято решение о строительстве в будущем году нового здания Государственного центра современного искусства: оно удовлетворит самые высокие требования устроителей художественных выставок.

С точки зрения бизнеса рост и развитие культурной инфраструктуры должны свидетельствовать о формировании устойчивого платежеспособного спроса на продукт. Если в организации гастролей звезд мировой оперной сцены или академической музыки основные риски берет на себя государство, финансирующее региональные оперы и филармонии, то риски инвестиций коммерческих концертных операторов и компаний, вкладывающихся в инфраструктуру, ничем, кроме правильной оценки платежеспособного спроса, не защищены. И спрос действительно растет. Еще в 2005 году все попытки организовать в Екатеринбурге концерт немецкой группы Rammstein закончились ничем. А на недавние концерты Prodigy и Bloodhaund Gang билеты стоимостью от 1 тыс. рублей и выше расходились влет. Радует и формирующаяся устойчивая привычка к развлечениям добротного уровня — отсюда современные кинотеатры, клубы и рестораны, которые прочно вошли в жизнь представителей среднего класса.

Гости дорогие

С точки зрения инфраструктуры гостеприимства Екатеринбург тоже значительно подтянулся. Аэропорт Кольцово — лучший на Урале и в Западной Сибири. За прошедшие с начала масштабной реконструкции три года он стал узловым авиатранспортным центром (хабом), обзавелся международным терминалом. «Через Кольцово выполняют полеты более 30 ведущих авиакомпаний страны, они обеспечивают воздушное сообщение со 104 городами России, странами СНГ и дальнего зарубежья», — рассказывает пресс-секретарь аэропорта Юлия Федотова. Все это безусловно облегчает доставку звезд шоу-бизнеса из столицы и изза рубежа.

Расселение — тоже не проблема: это гостиниц эконом— и бизнесклассов для рядовых приезжих не хватает, а место для ночлега артиста высокого уровня найти несложно. В Екатеринбурге работает одна гостиница категории пять звезд (Атриум Палас Отель) и два четырехзвездника («Уральский двор» и Урал-отель). Их суммарный фонд — 196 номеров от «стандарта» до «президентского». «Уровень екатеринбургских отелей очень высок, — указывает директор уральского института туризма Ольга Пирогова. — Им проигрывают даже многие московские отели и гостиницы». Правда, зарубежные визитеры неприятно удивляются ценам на гостиничные услуги: в Европе они втрое дешевле.

При каждой гостинице есть ресторан, кафе, бар. Ресторанов VIPкласса в городе вообще хватает: «Дольче вита», «Троекуров», «Кэф» всегда рады дорогим во всех смыслах слова гостям. Кстати, итальянский ресторан «Дольче вита» привлекает не только изысками кухни: частенько звезды после выступлений на концертных площадках города дают еще одно — в ресторане. 

Выше, дальше, сильнее

Афишные тумбы других столиц Урала и Западной Сибири тем же разнообразием сенсаций похвастать не могут. И зритель из Тюмени, Челябинска, Перми, пожелавший лицезреть любимцев, едет в Екатеринбург. Вероятно, тенденция централизации региональной индустрии развлечений, когда наиболее дорогие и сложные проекты привозятся именно в Екатеринбург, как в город, опережающий соседние по развитию инфраструктуры, будет закрепляться. А значит, внутренние и внешние инвесторы в сферу масскультуры станут ориентироваться в первую очередь на Екатеринбург. В другом таком же центре окрест потребности не возникнет. Думаем, ближайший город, способный претендовать на лавры культурной столицы, — Новосибирск. Но он будет «окучивать» уже сибирского зрителя.

Но расслабляться не стоит. Екатеринбургу предстоит умножать преимущества транспортно-логистического, административного, финансового, международноторгового и прочая центра. А для этого недостаточно возводить отели с ресторанами. Нужно заниматься и «прозой» — ремонтировать и строить дороги, разводить автомобильные пробки, модернизировать коммуналку, улучшать качество воды и воздуха. А тюменцы, например, в этом очевидно опережают Екатеринбург.

Дополнительные материалы:

Мед и деготь

Устойчивый спрос екатеринбуржцев на звезд подтолкнул бурное развитие инфраструктуры. Картину портят неприятные «мелочи»

 Наталья Смирнова
 Наталья Смирнова
Наталья Смирнова, заместитель начальника управления культуры администрации Екатеринбурга:

— На скорую руку сложенные антрепризы и концерты звезд прошлых десятилетий у нас уже успехом не пользуются. В городе созрел спрос на качественный продукт. Это и явилось прямым толчком к работе над развитием инфраструктуры.

То, что за рубежом перестали думать о медведях на наших улицах, а западные звезды всех видов искусства в обязательном порядке включают столицу Среднего Урала в программу туров — плод большой работы, результат того, что почти все побывавшие у нас гастролеры довольны и рекомендуют город другим. Администрация Екатеринбурга поддерживает интересные начинания во всех сферах культуры, стремится к тому, чтобы его воспринимали как полноправную культурную столицу. И такое восприятие уже сложилось.

Екатеринбург — город, стремительно развивающийся во всех сферах, и невозможно представить его культурную составляющую вне этой динамики. Наши соседи тоже быстро растут и уделяют большое внимание культуре, но так сложилось, что Екатеринбург стартовал раньше и имеет фору. Это позволяет нам быть лидером регионального рынка культуры. Да, это тоже рынок. И останавливаться в развитии нельзя, потому что конкуренты не дремлют, стремятся добиться известности своих брендов. Особенно много делается в Перми, Челябинске, на тюменском севере.

Кирилл Турицын, арт-менеджер Pub & Dancing «The Hooch»:

 Кирилл Турицын
Кирилл Турицын
— В городе работает достаточное количество концертных организаций, фирм, предоставляющих световое и звуковое оборудование, поэтому с организацией и проведением концертов проблем нет. Но явно не хватает небольших клубовресторанов, где человек может не только послушать музыку, но и качественно поесть и выпить. На мой взгляд, такие залы, как Дворец молодежи или «Космос», не совсем располагают к прослушиванию живой музыки: все-таки сидеть два часа на одном месте, когда не разрешают танцевать и пить пиво, не слишком интересно. В то же время небольшие клубы либо не очень приспособлены для проведения концертов звезд (например, там плохая акустика, маленький зал, отсутствует сцена), либо в них нет нормального бара.

В городе открылось достаточное количество гостиниц европейского уровня. Транспортные компании предоставляют высокий уровень сервиса: гости зачастую даже удивляются. А что до пробок на дорогах — с этой проблемой артисты сталкиваются не только у нас.

А главная проблема в Екатеринбурге — цены на услуги авиакомпаний одни из самых высоких в России. Например, билет на самолет из Москвы до Екатеринбурга стоит в два раза дороже, чем из Москвы до Челябинска. Поэтому часто бывает, что транспортные расходы превышают гонорар артиста, что при отсутствии спонсорской поддержки делает концерт нерентабельным.

Алиса Прудникова, директор Екатеринбургского филиала Государственного центра современного искусства:

 Алиса Прудникова
 Алиса Прудникова
— В нашем городе обывательский взгляд на современное искусство скорее оставляет за ним роль второго плана — удивляющего, часто шокирующего и провокативного андеграунда. Однако американский и европейский опыт доказывают: сфера современной культуры — активный партнер всех отраслей экономики современного города, инструмент создания и продвижения его привлекательного имиджа как культурного центра на мировых экономическом, информационном и туристическом рынках.

Надеюсь, строительство Центра современного искусства, которое начнется в Екатеринбурге в 2007 году, станет новым поводом подтянуть наш город до статуса третьей столицы России и шагом к победе над провинциальным самоощущением. Именно в ГЦСИ можно будет почувствовать себя в гуще мировых арт-событий. Ведь даже само здание ГЦСИ в Москве (получившее «Золотого Дедала» как самое большое достижение в российской архитектуре последних лет) стало мировым событием, открытием Венецианской архитектурной биеннале2006.

Подготовил Василий Чепелев

На нет и Доминго нет

В Екатеринбурге не сформирован платежеспособный спрос на мировых звезд классического исполнительского искусства. Соответственно, нет и предложения, считает музыкальный эксперт Лариса Барыкина:

— Болееменее благополучно дела с приездом в Екатеринбург мировых знаменитостей обстоят в сфере академической музыки. В программах Свердловской филармонии регулярно присутствует практически весь цвет российской музыкальной элиты: Михаил Плетнев, Владимир Спиваков, Юрий Башмет, Николай Петров, Андрей Гаврилов, Денис Мацуев… Западные исполнители бывают гораздо реже: гонорары велики — от десятков до сотен тысяч долларов.

 Лариса Барыкина
Лариса Барыкина
А вот из настоящих оперных звезд здесь почти никого не слышали. Суждение о том, что в Россию западные знаменитости едут либо в самом начале карьеры, либо на закате, когда они уже мало кому интересны, в большей степени верно и в отношении Екатеринбурга. Последний пример: приезд Монтсеррат Кабалье в сопровождении Николая Баскова (оставим заблуждаться тех, кто всерьез считает его оперным певцом). А если и приезжают (как например, тенор Хосе Кура), то появляются в таком профессиональном окружении и с таким репертуаром, какие вряд ли позволили бы себе, выступая на Западе.

И уж совсем плохо с балетом. Современный танец благодаря западным культурным центрам (типа Гете-Института) и грамотным екатеринбургским продюсерам представлен хоть и не первым рядом (в Екатеринбурге, в отличие от Москвы, никогда не видели театры Пины Бауш, Иожефа Наджа, Анжелена Прельжокажа), но вполне профессиональными труппами. А вот что происходит сегодня в академическом балете, каков мировой уровень исполнительства, какие имена появились в хореографии — обо всем этом у нас даже представления не имеют. Побывают ли когда-нибудь в Екатеринбурге Джон Ноймайер, Иржи Килиан, Матс Эк, Уильям Форсайт, Мэтью Борн, увидят ли горожане танцующих звезд Парижской оперы, американского New York City Ballet, британского Royal Ballet и других суперкомпаний? Вопрос пока риторический. 

Так что в целом по классике картина отнюдь не радужная. Причины? Отсутствие серьезных агентств и их конкуренции. А те, что есть, ориентированы исключительно на коммерческий результат: даже собственная репутация их не волнует.

Но еще важнее — нет отчетливой потребности в этом у публики. Классическая опера, как и балет, — во всем мире искусство дорогое (стоимость постановки может достигать нескольких миллионов долларов в зависимости от амбиций постановщиков и возможностей театра), а у нас еще не столь велик слой платежеспособного населения. Те, кто отличают настоящее от подделки и могут разобраться, где подлинные звезды, чаще всего не в состоянии заплатить. А состоятельный слой пока недостаточно взыскателен. Для многих посещение звездных концертов и спектаклей — не столько духовная потребность, сколько статусное мероприятие, атрибут светской жизни, престижа.

Рембрандту здесь не место

Экспозиция шедевров изобразительного искусства — слишком дорогое удовольствие для Екатеринбурга, считает генеральный директор галереи современного искусства Сергей Одоевский:

 Сергей Одоевский
Сергей Одоевский
- В Екатеринбурге есть выставочные пространства, соответствующие мировым стандартам. Эти стандарты предполагают возможность поддерживать в помещении климатические характеристики, необходимые для сохранности произведений искусства, а также наличие охранной сигнализации. Такими характеристиками обладают оба здания Музея изобразительных искусств (на улицах Вайнера и Воеводина), наша галерея и прошедшие реконструкцию помещения Краеведческого музея (бывший ДК им. Дзержинского). Со специалистами в области искусства также нет проблем: кадры, которые готовит Уральский госуниверситет, достаточно квалифицированы для работы с экспозициями самого высокого уровня.

И все же для того, чтобы привезти в город крупную выставку художника с мировым именем — Рембрандта или, предположим, Пикассо, этого недостаточно. Музейщики и галеристы, работающие на мировом уровне, не просто не знают здешней ситуации с залами, но и не видят смысла работать с Екатеринбургом: наш город для них просто не существует на мировой арт-карте. Если говорить о России, для них вполне достаточно сотрудничества с Москвой.

Одна из основных причин такой ситуации: мы находимся вне правового поля Европейского Союза. В Москве все на виду, все культурные институции, отвечающие за сохранность экспонатов, известны. А что такое Урал — непонятно, и к кому обращаться в случае порчи или потери экспонатов — неясно.

Также актуален вопрос о наличии у наших музеев клиентской базы — потенциальных посетителей выставки. Без такой базы организовывать экспозицию бессмысленно — она пройдет незамеченной.

Наш Музей изобразительных искусств занят своей трудоемкой работой: собиранием коллекции и реставрацией. есть определенные приоритетные направления. Например, очень мощная коллекция искусства начала XX века. Она много лет путешествует по миру, ее вывозят то в Европу, то в Китай. Коллекция уже сформирована, технически апробирована. Изучен и интерес к ней: русское искусство рубежа XIX и XX веков — всегда беспроигрышный вариант, собирающий зрительскую аудиторию за рубежом. А для организации выставок здесь, тем более мирового уровня, нужно большое количество дополнительных штатных единиц, которых у музея нет.

Еще одна сложность — транспортировка произведений искусства: мы далеко, у нас плохие дороги и сложный климат, при котором поддерживать необходимые условия очень непросто. К примеру, в прошлом году наша галерея проводила выставку бывшего соотечественника Сергея Сологуба, ныне живущего в Кельне. Затраты на транспортировку его работ одной машиной от Кельна через Москву в Екатеринбург составили 4,5 тыс. евро. Транспортировка работ из разных частей света, частично самолетом, будет стоить в разы больше. Страховка обойдется в десятки тысяч евро.

Еще одна серьезная статья расходов — печатная продукция. Двухтомный альбом Виталия Воловича, который мы сейчас готовим, обойдется нам примерно в 2 млн рублей. Думаю, готовя выставку работ мировой арт-звезды, нет смысла делать каталог дешевле.

Подготовила Ольга Паутова


Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus