«Братья Гримм»: вполне реальное кино

«Братья Гримм»: вполне реальное кино

В екатеринбургском прокате фестивальное кино показывают нечасто. Когда фильм, уваженный специалистами, доходит-таки до широкой аудитории, зачастую оказывается, что реакция неискушенной публики неоднозначна. Многие остаются в недоумении. «Братья Гримм», недавно ставшие сенсацией Венецианского МКФ, — вроде бы голимый мейнстрим. Но ведь не случайно режиссер картины — один из самых загадочных мастеров современного кинематографа, до сих пор придерживающийся традиций фантастического реализма - Терри Гиллиам. Фильм позволяет отдохнуть и развлечься в погоне за сюжетом. Если же вы хотите чего-то большего, достаточно лишь присмотреться и прислушаться.

Сюжет выписан в духе комиксного кино. Братья-авантюристы ездят по Германии, промышляя изгнанием нечисти, сами считают себя просвещенными и верят в науку. Неожиданно они оказываются во власти вполне реальных темных сил — оккупировавших Германию наполеоновских солдат. Уверенные в том, что им предстоит схватка с хитроумными людьми, Гриммы отправляются в глухую деревню, где их вера в объяснимость мира заходит в тупик, а атеистические концепции рушатся под реальностью невозможного. На них наступает то, чего нет, чего не может быть, но оно все же есть.

Режиссер картины признавался, что в своих фильмах пытается нанести контур границы, проходящей между фантазией и реальностью, хотя и не знает, где она проходит. Создается впечатление, что основная задача «Братьев Гримм» в том, чтобы столкнуть зрителя с нелицеприятным настоящим, а не выхолощенным киношным миром. Герои напуганы и растеряны. А зритель в недоумении: ему предлагают красивый, откровенно бутафорский и неумолимо неуправляемый мир. Этот мир — нечто самостоятельное, зависящее уже не от воли автора, но от собственной преды-стории, берущий начало в дремучем немецком фольклоре. Мир, выросший из жестокого быта крестьянских буден. И зритель, не встретивший комфортной узнаваемой схемы, вынужден вглядываться в происходящее, гадая уже, не как повернет дело режиссер, а как будут выкручиваться персонажи, отождествляя незадачливых антигероев с собой.

Все в «Братьях Гримм» подчинено двум принципам: несоответствия — и порядка. Не соответствует привычному восприятию большая часть того, что мы видим в картине: костюмы германских крестьян, наполеоновских солдат, вид деревни, облик зверей. Достоверность натуры здесь не главное. Главное — опять же не совпадающее с привычным восприятием впечатление от нее. Как будто режиссер решил подурачиться, и именно его режиссерские «обманки» заставляют бывалого зрителя усомниться в своей осведомленности и, встряхнувшись, начать вглядываться в экран. И в этом всеобщем несоответствии прослеживается жесткий порядок. Неумолимость сказочных законов увлекает и пугает. Упорядоченные метаморфозы. Материал картины как будто состоит из самостоятельно существующих сюжетных фрагментов — энергетических сгустков, непрерывно обманывающих ожидания зрителя. В итоге из дремучей как фантастический лес смеси жанров, направлений, персонажей рождается нечто, напоминающее уже не кино, говорящее о реальности, но реальность, почему-то попавшую в фильм.

Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus