Политическая близорукость

Политическая близорукость

Структурные реформы могут вывести сегодняшнюю пенсионную систему России на принципиально иной уровень и создать устойчивую модель пенсионного обеспечения для будущих поколений. Но популизм властей в очередной раз увел дискуссию в сторону решения краткосрочных задач

На днях министерство труда направило в профильные ведомства проект Стратегии развития пенсионной системы России до 2050 года, который к середине сентября со всеми заключениями будет представлен правительству. В октябре власти должны окончательно определить судьбу пенсионной системы. Рассмотрим основные концепции, которые в течение полутора лет обсуждали руководители профильных ведомств, профессиональные участники рынка, экономисты и ученые.

Бремя ответственности

К дисбалансу пенсионной системы, построенной на принципе «солидарности поколений», приводит демографическая проблема старения населения. Правительства многих стран, похоже, смирились с тем, что один из методов ее решения, непопулярный, но позволяющий снизить нагрузку на пенсионный бюджет, - более поздний выход на пенсию. В России эту идею выдвигала рабочая группа по разработке Стратегии 2020. Концепция строилась на том, что постепенное повышение пенсионного возраста с 55 лет для женщин и 60-ти для мужчин до 63 лет для всех при наличии экономических стимулов позволит стабилизировать финансовое состояние пенсионной системы. Аргументы: около трети пенсионеров по достижении пенсионного возраста все равно продолжают работать; качество жизни и здоровья будущих поколений будет несомненно лучше; неприятие подобных мер населением встречается во всех странах. Однако в России этот вариант реформы встретил ожесточенное сопротивление и был отвергнут. На наш взгляд, в силу чисто политических мотивов: слишком уж тонкая это тема, к тому же дающая хорошую основу для политических спекуляций. Желающих взять на себя ответственность за реализацию такого сценария просто не нашлось.

Вместе с тем в проект концепции вошло несколько положений, не вызвавших больших разногласий. Например, увеличение тарифа для «самозанятого» населения (его отчисления в ПФР не превышали 14 тыс. рублей) с перспективой перевода на общую систему. Это индивидуальные предприниматели, адвокаты, нотариусы и т.д. Они платят взносы в пенсионный фонд частично, с привязкой к минимальному размеру оплаты труда, но при этом имеют общие пенсионные права.

Большинство экспертов положительно отнеслись и к предлагаемой реформе системы досрочных пенсий. Дело в том, что в категорию досрочных пенсионеров попадают как занятые на производствах с вредными условиями труда (металлурги, химики и т.д.), так и работники социально значимых отраслей с низкой зарплатой, прежде всего бюджетники.

В этом случае досрочный выход на пенсию был своего рода компенсацией за низкую заработную плату. Проблема профессиональных пенсионных систем обсуждается давно, несколько лет по коридорам Думы даже ходил законопроект. Но из-за того, что чиновники опять же не захотели брать на себя ответственное решение, он был выброшен в корзину. Между тем решиться на пересмотр системы льгот рано или поздно придется: сегодня около 40% занятых имеют право на досрочный выход на пенсию, это создает огромную нагрузку на бюджет. «Досрочная пенсия назначается по той же формуле, что и общая трудовая: для расчета используется один и тот же показатель - ожидаемый период выплаты, даже если человек уходит на пенсию раньше на десять лет. Этот период выплаты досрочной пенсии (с момента ее назначения до исполнения общеустановленного пенсионного возраста) не обеспечен финансово - нет дополнительных тарифов. Таким образом, в пенсионном законодательстве изначально заложено неравенство застрахованных лиц в их пенсионных правах», - говорит заместитель исполнительного директора НПФ «УГМК-Перспектива» Ольга Смирнова.

Очевидно, понимая, что откладывать решение этой проблемы уже нельзя, министерство труда включило в проект Стратегии следующий план. Предполагается, что работодатели будут отчислять в Пенсионный фонд взносы по ставке на 4% больше за сотрудников списка 1 (занятых на работах с особо вредными и тяжелыми условиями, например подземных), и на 2% больше за работников из списка 2 (с просто вредными и тяжелыми условиями труда). При этом если работодатели будут вводить профессиональные пенсии для таких сотрудников, эти дополнительные платежи будут передаваться в корпоративные программы. Несмотря на возможный рост налоговой нагрузки, бизнес не возражал. «Повышение тарифов не окажет значительного влияния на экономику нашего предприятия. В рамках химического производства ОАО "Метафракс" почти половина сотрудников (около 900 человек) работают по специальному стажу, по спискам 1 и 2. Мы видим, что действующая система несколько устарела, есть несоответствия должностей, профессий и списка "вредности"», - отмечает помощник председателя совета директоров компании «Метафракс» по PR Мария Коновалова.

Вопрос льготных пенсий для бюджетников остался открыт. Стратегия лишь обтекаемо говорит, что рост заработных плат, обещанный Владимиром Путиным, будет сопровождаться увеличением специального стажа.

Закопать накопленное

Самый сложный блок, по которому в ходе обсуждения так и не удалось договориться, - судьба накопительного компонента. Как известно, граждане 1967 года рождения и младше отчисляют 6% заработной платы на накопительный счет, средства которого инвестируются в финансовые инструменты и таким образом страхуются от инфляции. По достижении пенсионного возраста накопления становятся прибавкой к базовой пенсии. Остальные 16% взноса поступают в распределительную часть, которая делится на базовую и страховую. Из этих трех компонентов и складывается будущая пенсия. Полтора года назад, формулируя основные положения реформы пенсионной системы, экс-заместитель министра Минздравсоцразвития Юрий Воронин выступил с идеей «конфискации» накопительного компонента и перевода его в распределительную систему. По расчетам чиновников, сумма средств, которую работающее население аккумулирует на своих накопительных счетах, составляет около 350 млрд рублей, что позволяет закрыть четверть дефицита бюджета ПФР.

Идея встретила бурную и ожесточенную критику со сторону ученых, экономистов, предпринимателей. Весь год они доказывали вредность этого решения, а недавно руководители пяти организаций, объединяющих разных участников финансового рынка, обратились к президенту страны с просьбой сохранить накопительный компонент. «Отмена или сокращение накопительной части обречет будущих пенсионеров на нищету. Это возврат к советской распределительной системе с одинаковыми для всех нищенскими пенсиями, размер которых не имеет отношения к реальному заработку в течение трудовой деятельности. Накопительная часть пенсии в 6% - единственный компонент, которым граждане могут управлять. Его ликвидация приведет к необходимости проведения многочисленных валоризаций и индексаций пенсий, что в условиях надвигающегося демографического кризиса обернется громадной налоговой нагрузкой на наших детей», - говорит представитель Большого пенсионного фонда по пенсионным программам Светлана Галкина. Сложно найти в истории реформ примеры такой консолидации общественного мнения. Однако авторов реформы это не остановило.

Основной аргумент чиновников - эффект от инвестирования этих средств ниже, чем темпы индексации базовой части пенсии, которое может позволить себе государство. По расчетам Минтруда, с 2004 по 2010 год доходность инвестирования пенсионных накоплений у ВЭБа составила 149%, у частных компаний - 159%, тогда как пенсии за это время были проиндексированы на 337%. «Неправда», - парируют негосударственные пенсионные фонды. По расчетам Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ), накопленная доходность по негосударственному пенсионному обеспечению за этот период составила 284%, тогда как инфляция - 206%.

- Пенсионную систему почему-то все время рассматривают как инструмент для решения сиюминутных задач. Появилась дыра в бюджете - давайте заткнем, убрав один элемент. Это неправильный подход. Пенсионная система строится годами, десятилетиями, медленно и методично. И у нас, пусть с проблемами и перегибами, она формируется с 2002 года. До 2012 года мы лишь накапливали ресурсы для будущих пенсионеров, сейчас мы начали платить эти пенсии, выполняя совершенно иную функцию, - отмечает вице-президент НПФ «Уралоборонзаводский» Михаил Федотов.

Второй аргумент в пользу фактической смерти накопительного компонента, который часто приводит Минтруда, - низкий интерес населения к управлению будущими накоплениями. Безусловно, число счетов в ПФР существенно больше, чем в НПФ и УК, но это тоже вопрос времени, говорят в НПФ. Еще два года назад только 8% населения, имеющих право на накопительную часть, перевели свои счета в НПФ, сегодня таких уже 20%.

- Лично я двадцать лет назад действительно поверил в реформу, - рассказывает начальник управления по работе с финансовыми рынками Уральского межрегионального банка Константин Селянин. -
Я много лет слежу за своим счетом, интересуюсь развитием законодательства, мало того, участвую в программе софинансирования, добавляя на свой счет собственные деньги. На моем накопительном счете уже несколько сотен тысяч рублей. И сейчас государство говорит мне: все, реформа была ошибкой, поворачиваем все назад. Мне по-человечески обидно, а как профессионалу просто непонятна логика таких действий. Если накопительную часть отменят, я больше никогда не поверю в инициативы государства.

Минтруда соглашается с тем, что накопительная часть - это серьезный длинный инвестиционный ресурс (общий объем средств на счетах граждан в первом квартале этого года достиг 1,9 трлн рублей), но считает, что используется он неэффективно. «Две трети пенсионных накоплений сейчас возвращаются в федеральный бюджет: 70% пенсионных накоплений вкладывается в государственные бумаги и таким образом через бюджетный трансферт финансируются текущие пенсионные выплаты из ПФР. Пенсионные накопления удешевляют государственные заимствования и поддерживают стабильность рынка госбумаг», - отвечают на это руководители финансовых ассоциаций в коллективном письме президенту.

Маневренный грабеж

Под натиском критики Минтруда не решилось настаивать на полном возврате к распределительной системе, однако от идеи заткнуть дыру с помощью накопительного компонента не отказалось. На днях вышла последняя версия нового дизайна реформы, которую сами чиновники окрестили как «страховой маневр». Предлагается 2% из 6% накопительной части пенсий направлять в солидарную систему сроком на три года, а затем, то есть в 2015 году, снова предоставить гражданам право выбора: вернуть эти 2% на накопительную часть или оставить в распределительной системе.

Возразим. Во-первых, это нарушает правила деловой этики: заемщик не спрашивает кредитора, хочет тот дать ему деньги или нет. Во-вторых, в предлагаемой модели есть неприкрытая уловка: все зависит от того, какая опция будет предложена людям. Если для того, чтобы управлять частью будущей пенсии на рыночных условиях, придется писать заявление, а остаться в распределительной системе можно будет по умолчанию, очевидно, что многие граждане предпочтут второй вариант (из-за потери интереса ко всей этой истории или просто потому, что лень куда-то ходить). «Потом выяснится, что для того, чтобы вернуть все 6% на накопительный счет, нужно снова написать заявление, пойти его подать, мы будем вынуждены по второму кругу запустить процесс заключения договоров с нашими клиентами и так далее. Можно предвидеть, чем все это обернется для частной индустрии», - прогнозирует Михаил Федотов.

Ольга Смирнова называет предлагаемый вариант маневренным грабежом и описывает последствия:

- Нужно помнить, что накопительная часть трудовой пенсии наследуется (все пенсионные накопления выплачиваются единовременно правопреемникам). Следовательно, мы имеем ухудшение прав застрахованных лиц. Да, повышение тарифа на страховую часть трудовой пенсии поможет несколько сократить дефицит бюджета ПФР для выплат назначенных пенсий. Но это повышает государственные обязательства по назначению и выплате страховой части трудовой пенсии в будущем (ведь эти виртуальные суммы, отражающиеся на индивидуальных лицевых счетах застрахованных, будут еще индексироваться, ежегодно повышая государственные пенсионные обязательства). Как следствие, через несколько лет ПФР опять придет к дефициту. Наконец, застрахованных лиц поставят в неравное положение: для тех, кто перевел накопления в НПФ, они сохранятся, а для тех, кто остался в ПФР, есть вариант лишиться накоплений (если, конечно, фонды не заставят все вернуть в бюджет ПФР без каких-либо волеизъявлений на то застрахованных лиц).

Желание правительства выровнять бюджет Пенсионного фонда можно только приветствовать. Но не всегда цель оправдывает средства. В России было инициировано много реформ, до конца доведены единицы. Пенсионная - идет, шаг за шагом, делая свое дело. Сейчас важно не разрушить, а укрепить созданное.

Дополнительные материалы

Советский велосипед

 

Константин УгрюмовПрезидент Национальной Ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ) Константин Угрюмов считает, что в нынешнем варианте проект реформы пенсионной системы ставит молодое поколение в полную зависимость от государства

- Константин Семенович, как вы оцениваете проект Стратегии? Какие положения НАПФ поддерживает и почему, а какие считает категорически неприемлемыми?

- В этих предложениях нет принципиально новых идей. Риск отмены накопительной части пенсии остается. Инициативы направлены на решение текущей проблемы - закрытия дефицита бюджета ПФР. Нынешних пенсионеров, безусловно, надо обеспечивать приемлемой пенсией. Но при этом нельзя противопоставлять их интересы надеждам более молодого поколения на достойную пенсию, которую обеспечить может только накопительный компонент в обязательном формате. К сожалению, Стратегия именно такое противопоставление и предлагает. В любом случае, пока это лишь некий набор тезисов, которые требуют тщательной проработки и обсуждения. Без этого крайне опасно принимать решения с далеко идущими последствиями.

- В чем выразятся последствия изменения механизма работы накопительного компонента? Каковы аргументы НАПФ в споре с Минтруда?

- Ликвидация накопительной системы сделает пенсионную систему менее устойчивой. Об этом Россию уже предупредили международные эксперты Организации экономического сотрудничества и развития, которые в июле в Москве представили свой доклад. Накопительный и распределительный компоненты подвержены разным рискам, которые срабатывают в разных условиях и в разные моменты времени. В результате ликвидации обязательной накопительной молодые россияне лишатся защиты от демографических рисков и возможности более тесно увязать пенсию с заработком.

Отмена обязательного характера накопительного компонента приведет к тому, что люди будут уравнены в правах - те, кто активно инвестировал в собственное образование, а затем много и долго работал, с теми, кто уделял гораздо меньше внимания собственному развитию и карьере. Вне зависимости от приложенных усилий все будут получать примерно одинаковую пенсию на уровне прожиточного минимума. Другими словами, произойдет возврат к советской распределительной системе, доказавшей в 90-е годы неспособность выплачивать пенсию в сложных экономических условиях. Это первое.

Второе - громаднейшие негативные последствия для экономики страны. Сегодня пенсионные накопления - это 5,1% от общего объема российского фондового рынка. Ликвидация накопительного компонента исключит возможность использовать долгосрочный инвестиционный потенциал пенсионных накоплений. Для иностранных инвесторов состояние российской пенсионной системы - важный аргумент при принятии решений о вложениях в экономику страны. Резкие и частые изменения в этой системе - свидетельство незрелости и отсталости.

В целом реформа в представленном виде может привести к масштабному кризису доверия населения к власти и ко всей системе. Сейчас граждане только начали привыкать к пенсионной реформе 2002 года, думать, как и куда вкладывать свои средства, учиться управлять ими. А государство снова готово поменять правила игры.

Стратегия фактически обрекает людей на полную зависимость в пенсионном обеспечении от государства, точнее, от его финансовых возможностей: цены на нефть, колебаний на международных финансовых рынках, которые в условиях сырьевой экономики напрямую влияют на денежные поступления в бюджет и, как следствие, могут повлиять на снижение реальной пенсии. В условиях рыночной экономики, которую Россия выстраивала последние десятилетия, подобный патернализм (читай иждивенчество) крайне опасно. Ведь мировые пенсионные системы строятся именно на ответственности каждого гражданина за размер своей будущей пенсии. Так стоит ли вновь изобретать советский пенсионный велосипед? Подготовила Ирина Перечнева

 


Комментарии

Материалы по теме

Настройка стимулов

Пенсионные курьезы

Куда вложить миллиард

Хозяева старости

Тихий час

 

comments powered by Disqus