Замутить движуху

Замутить движуху Чтобы страна или регион стали успешными, нужно разумное сочетание двух вещей - системного развития приоритетных направлений и мечты, на которую работают все.

Для губернатора Пермского края Олега Чиркунова такой мечтой стало создание культурной столицы Европы: «Ничего другого-то нет. Вот мы говорим про университеты, инновационные кластеры... Но ничего такого не удалось создать планово и с государственным участием. Планово и с государственным участием удалось создать только города олимпийских игр и культурные столицы. Все! Нет больше ничего».

- Историк Дэвид Лэндес, ссылаясь на Макса Вебера, писал: «Если мы и можем извлечь какой-то урок из истории экономического развития, то он звучит так - практически все здесь зависит от культуры». Олег Анатольевич, каково ваше мнение о роли культуры в развитии экономики? Почему эта тема стала главной для очередного Пермского экономического форума?

- Под словом «культура» каждый понимает что-то свое: пляски в сельском клубе или выставку в музее современного искусства. Но это скорее культура как отрасль. А у культуры есть и иное содержание. Это нечто большее: национальные черты, отношение к труду, религия. К нам на экономический форум приедет Лоуренс Харрисон (профессор, директор Института культурных преобразований Школы Флетчера при университете Тафтс, штат Массачусетс, США. - Ред.), он больше десяти лет помогал странам Латинской Америки. Он задался вопросом, почему в одних странах все хорошо, а в других плохо, и сделал вывод, что все зависит от культуры - национальности, религиозных убеждений, воспитания, отношения к жизни, от того, насколько человек нацелен экономить, а не потреблять. Так вот, когда я говорю о роли культуры в развитии региона и его экономики, я в первую очередь имею в виду наше влияние на национальные черты, на базовые оценки человеком окружающего мира. И только во вторую очередь - культуру как отрасль. А там все достаточно просто и прагматично. Откуда появилась тема «Культурная столица Европы»? Все восприняли ее буквально: «Пермь - культурная столица Европы? Не смешите!». А почему Париж не напрягается, когда культурной столицей Европы называют Инсбрук? Да потому что все понимают, что под этими словами кроется. Это проект Европейского союза по развитию нестоличных городов: ежегодно тот или иной город избирается центром культурной жизни Европы. Благодаря привлечению к ним дополнительного внимания увеличивается туристический трафик.

Культура как отрасль в состоянии влиять на туристический поток. Везде, где создается движуха, появляется интерес, туда едут люди. Раз едут люди, значит, жизнь там начинает развиваться. Еще пример - французский Авиньон. Там два-три месяца в году идет театральный фестиваль. Власти предоставили площадку и сказали: «Друзья, вы можете приехать сюда и тусоваться два месяца». Люди приезжают и тусуются. Сотни тысяч туристов, которые и на спектакли-то, может, не придут, а будут пиво пить в местных ресторанах, но расскажут, что были на театральном фестивале в Авиньоне.

Мы будем рассматривать на форуме культуру как национальные особенности и культуру как отрасль. Нам необходимо и то, и другое.

По своей полосе

- Но тот же Харрисон считает, что одни культуры более склонны к прогрессу, другие - менее. Что вы можете сказать о влиянии наших культурных традиций на экономику?

- Мы не в лучшей позиции. Возьмем, например, отношение к труду и потреблению. У нас нет внутренней убежденности, что если много работать, ты обязательно разбогатеешь. В конце прошлого века мы из социализма перешли в рыночную экономику, но не в экономику зарабатывания, а в экономику дележа. Хотели поделить все, что до нас создано. Какие качества при этом проявлялись? Точно не трудолюбие. Я помню ощущения начала перестройки. У меня этот период ассоциируется с пирожками на улицах и платными туалетами. Это был культурный шок для страны - платный чистый туалет! Появились люди, которые начали мыть эти туалеты, печь пирожки, еще что-то делать. И вот торгуют они пирожками, а мимо состав с нефтью проходит, потом еще один. И начинают они понимать: «Не я богатею, а тот, кто разрешение на экспорт подписывает». У нас начал расти бизнес. Но какой бизнес? Жестко привязанный к административным возможностям. С тех пор ничего не изменилось. И сейчас по привычке идут переделы, растаскивание госпредприятий. Сказочные варианты разбогатеть связаны только с этим, а не с трудом. Иванушка-дурачок, лежащий на печи, в нашем понимании, это тот, который лежит на печи в госучреждении или рядом с ним. То есть он понимает, где и в какой момент может урвать. Я пытаюсь понять, где мы ошиблись, в какой момент надо было мотивировать людей к труду. Я сторонник рыночных реформ и приватизации, нам нужно было пройти этот путь. Но мотивации работать и зарабатывать мы не создали. Это я про труд.

Теперь про потребление. Есть две модели. Западная - высокая производительность труда и высокий (причем для всех) уровень потребления. Восточная - низкая производительность труда и нищенский уровень потребления. Там тоже есть богатые люди, но в целом страны очень бедны. У них и жизненная философия такая - в их представлении, они не одну жизнь проживут, а много. Там некуда спешить, да и тепло у них, не надо норковую шубу покупать. А наша модель потребления взяла низкую производительность от восточной и высокий уровень потребления от западной. Что мы с этим будем делать, я до конца не понимаю.

- Восточная философия не мешает китайцам строить западную экономику. Вы не так давно были в Поднебесной. Сложилось ли у вас понимание китайского экономического чуда и участия в нем культурных традиций страны? Можем ли мы использовать этот опыт для собственного развития?

- Кому-то из руководителей Китая задали вопрос, как он оценивает роль французской революции в развитии человечества. Он ответил, что прошло еще слишком мало времени, чтобы мы могли эту роль оценить. Так вот слишком мало времени прошло, чтобы мы могли вообще говорить о «китайском чуде». Лично я в него внутренне не верю. Я понимаю, что это трудолюбивый народ, что их очень много, а это значит большой рынок. Но я не понимаю, как они будут развивать свое главное конкурентное преимущество - низкую стоимость рабочей силы. Что с ними будет дальше? Думаю, мы получим ответ на этот вопрос гораздо раньше, чем китайцы оценят значимость французской революции. Китай нам еще предстоит понять. Но то, что мы не можем идти по их пути, для меня очевидно.

Экономика иллюзий

- Хорошо, не надо нам их модели. Есть общеизвестный путь развития - внедрение новых технологий, поддержка и развитие малого бизнеса, создание кластеров. Давайте будем выполнять эти условия, и произойдет качественный скачок. И культура здесь ни при чем...

- Ну вот смотрите, мы говорим про прорыв. Стране, региону надо чего-то добиться. Не то трафика туристического, не то студентов, которые приедут учиться, не то чего-то еще. Любая работа по развитию региона или страны может быть разделена на ее прагматичную часть и на работу с иллюзией. Прагматичная часть - это то, что мы с вами делаем. Например, должна быть грамотная система образования, она должна выпускать востребованных экономикой специалистов. Но должно быть и еще что-то! Это что-то никто не смог сформулировать точно, люди определяют его по-разному. Например, известный бразильский архитектор Жайме Лернер говорит, что у города должна быть мечта. Эти слова не дают мне покоя. Действительно, для того, чтобы люди хотели жить в городе, они должны им гордиться. А для того, чтобы гордиться, должна быть общая идея, общие дела. У Куритибы, где Лернер был мэром, а потом губернатором, есть три темы, в которых они считаются лучшими. Причем лучшими они считают сами себя. Они сочли себя лучшими, и после этого с ними согласился весь мир. Самая известная тема - это общественный транспорт. Выделенные полосы движения для автобусов, четкая и ясная маршрутная сеть, полная аналогия метро, только вместо поездов - автобусы, и не надо лезть под землю. Город должен выбрать себе мечту и стремиться к ней. И вот тогда происходит прорыв, и город чего-то добивается.

- Чтобы такая мечта появилась, нужна критическая масса людей, не только днем и ночью об этом думающих, но и способных к реализации своих мыслей. А это уже вопрос образования. И для него нужен заказ, в том числе от власти. Как вы для себя его формулируете?

- Это вопрос не только образования, это вопрос человеческого капитала. Вопрос качества людей, которые проживают на определенной территории: либо они лежат на диване, либо генерируют какие-то идеи. Нам нужно создать условия, предоставить работу для высоко­квалифицированных специалистов, тогда у нас и экономика разовьется более высокого уровня. А где таких искать? Надо их воспитывать! Но для этого придется изменить привычное отношение к системе образования. Для нас университет - это место подготовки кадров. Чтобы изменить ситуацию, нам надо взять и перевернуть это с головы на ноги и сказать, что университет для нас - место производства знаний. Нас с вами в вузе учили, как запомнить книжку и пересказать ее на экзамене. Это формат тренировки мозгов на память, но это не востребовано сегодня. Нам нужно, чтобы появились университеты, которые учат человека зарабатывать деньги на своих знаниях. Он должен выходить из вузовских стен с точным пониманием того, где может применить свои мозги. Если мы это сделаем, станем другим обществом - и это будет истинно инновационное развитие. Если не сделаем, останемся страной неконкурентоспособной с точки зрения стоимости рабочей силы даже для того, чтобы производить то, что производят китайцы. А у нас нет альтернативы, мы уже не можем быть китайцами.

А кто, кроме государства

- Риск остаться неконкурентоспособными есть, но его можно контролировать. Есть риски, которые контролировать невозможно?

- Мы прошли через два страшных события - авиакатастрофу и пожар в «Хромой лошади». Это не осталось бесследным в нашем сознании. Через подобные вещи проходить страшно. Еще страшнее понимать, что мы не можем все спрогнозировать и предотвратить.

Проблема в том, что за слишком многое у нас отвечает государство. Как система должна была сработать в случае с «Хромой лошадью»? Думаю, что такой вид бизнеса должен быть застрахован. Если у тебя есть люди, за которых ты несешь ответственность, ты должен все риски застраховать. Думаю, что при этом страховая компания должна бояться потерять свои деньги. Она должна прийти и проверить состояние пожарной безопасности. Кроме государства должны быть еще люди, заинтересованные в проверке. Там не будет взяток, они рискуют своими деньгами. Чтобы эта система сложилась, должны пройти десятилетия.

- Это и есть вопросы человеческой культуры?

- В том числе. У людей должна быть собственная внутренняя ответственность. Прежде чем что-то начать делать, человек должен свои риски оценить и понять. Очевидно, что населенные пункты должны быть опаханы в жаркую погоду. Наши деды точно бы это сделали сами, а не ждали бы пожара и МЧСников. Это же их дома, нужно о них заботиться. Пока наоборот. Были даже такие ситуации, когда жители сидели на чемоданах и ждали, когда сгорит. Сижу, жду, дом сгорит, получу деньги, уеду в районный центр. О чем это говорит? Что мы неправильные мотивы людям создаем.


Комментарии

Материалы по теме

Учиться не дышать

Худсовет

Новый толковый словарь

СОБЫТИЯ - 2010

Апрельские тезисы

A time for us

 

comments powered by Disqus