Пермь 2.0

Пермь 2.0

В Пермском крае* планируется революционный проект пространственного развития регионального центра: советская стратегия освоения новых территорий уступила место уплотнительной застройке. Но чтобы добиться его успешной реализации, администрации необходимо договариваться - с инвесторами, девелоперами и населением.

Пермь встречает гостей отсутствием асфальта на тротуарах и пустырями, замусоренными парками и облупленными фасадами, унылой набережной и наперсточниками, без зазрения совести облапошивающими простодушных мужичков прямо в центре... Город застрял где-то в 80-х. В плане архитектуры глаз радует разве что штаб-квартира ЛУКойла, но в таком окружении и она смотрится несуразно.

Столицу Прикамья трудно назвать привлекательной: неухоженная рыхлая застройка, растянутая вдоль береговой линии Камы, но отрезанная от нее железнодорожной веткой. Эклектика бездумна: столетние дома, коробки эпохи конструктивизма, панельные районы. Жить в Перми неудобно. Подтверждение - отток населения: во многом из-за неустроенности за последние 20 лет его численность упала на 100 тыс. человек. Вымывание человеческого капитала серьезно снижает конкурентоспособность областного центра.

Город требует кардинальных улучшений. Советская модель экстенсивного освоения пространств давно утратила актуальность. Нужна свежая модель - только она позволит конкурировать за людей и инвестиции. И идея, кажется, найдена.

На сентябрь запланированы общественные слушания по новому генеральному плану развития столицы Прикамья. Стратегию разработало голландское бюро KCAP (его мастер-план, не имеющий юридической силы, лег в основу генерального плана). План многие называют революционным. Цель: превратить Пермь в комфортный по европейским меркам город - среднеэтажный, плотный, с квартальной полифункциональной застройкой, благоустроенными улицами, набережными и парками. Однако столица Прикамья своенравна, тяжела для преобразований, здесь сильное строительное лобби. Это может внести существенные коррективы в будущие преобразования.

Нравы нашей слободы

Разбросанность и расчлененность Перми - результат известной схемы «слободского» освоения гигантских просторов России. В чистом поле строится промышленный объект, вокруг него вырастают дома-подворья. Затем история повторяется: другой предприниматель строит другое производство подальше от первого, и снова рядом образуется слобода с избами, огородами и домашней живностью. Для изначально купеческой Перми такими точками стали Егошихинский медеплавильный завод, а потом Мотовилиха (подробнее об истории Перми см. «Архетип предпринимательского духа», «Э-У» № 22 от 13.06.05).

В советское время слободской тип развития был подкреплен отраслевой схемой финансирования жилищного строительства. Помните - «здесь будет город-сад»? С 20-х годов XX века ничего глобально не поменялось: возводился завод, а готом проектировался привязанный к нему жилой поселок. Главным стыковочным узлом оставалась площадь у заводской проходной: направо - баня, налево - дом культуры, за углом - гастроном. Разве что «бараки» стали сначала пяти-, а потом девятиэтажными. В итоге Пермь превратилась в раскиданные по берегу, слабо связанные инфраструктурно, но объединенные единой системой местного самоуправления поселения.

Граница на замке

Основная идея мастер-плана Перми - компактность. Архитекторы KCAP уверены: город должен развиваться внутри существующих границ за счет повторного использования старых промплощадок, масштабного сноса аварийных и ветхих строений. Это означает, что комплексное освоение новых участков ограничивается или вовсе прекращается.

Численность населения ПермиАргументов в пользу такой стратегии три. Первый - негативная демографическая ситуация: в перспективе 20 - 30 лет резкий рост уровня населения Перми не предвидится, значит, в новых районах просто некому будет жить. Второй - низкая плотность застройки (подробнее см. «Баланс интересов», с. 14): центр за счет заполнения пустот в урбанистической ткани может вместить еще 12 млн кв. метров жилья, прочие территории - 31 миллион метров. В рабочих книгах KCAP указано: «Кварталы города и профили улиц не имеют четких границ, образуя острова застройки, плавающие в едином непрерывном пространстве непонятного статуса». Третий аргумент - отсутствие средств на поддержание социальной, транспортной и инженерной инфраструктуры, требуемой гринфилд-девелопментом. Дальнейшее экстенсивное развитие Перми, по прогнозам KCAP, может превратить ее либо в «город-губку» (когда ткань города подвержена эрозии; ни новые, ни существующие районы не будут успешны), либо в «город-бублик» (новые районы застройки начнут успешно развиваться, а центральная часть придет в упадок).

Голландцы считают целесообразным развивать Пермь в основном на одном берегу Камы. По словам главы KCAP Кейса Кристиансе, в Европе, кроме Парижа, ни один город, стоящий на реке, не может похвастаться гармоничным развитием обоих берегов. Понятно, что столица Прикамья еще и явно проигрывает западным муниципалитетам по инфраструктуре и географическим условиям. Длина участка Камы (средняя ширина русла - 880 метров), на котором стоит Пермь, - 29,3 км, и на всем протяжении построено всего два моста. Сравните: в Роттердаме при средней ширине Мааса в 480 метров на 17,5 км приходится шесть мостов, в Лондоне (ширина русла Темзы - 240 метров) на 23 км - 16 мостов.

Концепция «Город на двух берегах» имеет привлекательные стороны, например, наличие незастроенных площадей прямо напротив центра Перми, отмечают в KCAP. Однако такая модель развития связана с большим риском - отсутствует достаточный объем инвестиций для того, чтобы создать настоящую часть центра на другом берегу реки. Кроме того, увеличение объема застройки в долине потребует возведения мостов, что повлечет за собой необходимость огромных капиталовложений. Кроме того, Камская долина изначально представляет собой низменную затопляемую территорию с очень высоким уровнем грунтовых вод.

Идеология планирования города KCAP базируется не на микрорайонной, а на квартальной застройке. Квартал - это некая самостоятельная единица с хорошо артикулированной застройкой, структурированной социальной средой (нечто вроде нью-йоркских блоков). Он значительно меньше микрорайона, за счет чего застройка воспринимается более человечно, плюс обеспечивается большая транспортная проницаемость города. Здесь четко разделены внешнее общественное (магазины, кафе, развлекательные учреждения и проч.) и внутреннее частное (дворовое) пространства.

Функциональное зонирование территорий отвергнуто: в мастер-плане нет жилых, деловых или промышленных районов. Каждый предполагает смешанное использование, наличие собственного центра, что уже давно принято в Европе. Человек должен получать все блага внутри своего района, а в центр обращаться только за общегородскими ценностями (театрами, музеями и т.д.).

Идея компактности и стратегия кварталов предполагает ограничение этажности. Общая идея архитекторов KCAP: повышение плотности должно достигаться путем консолидации уже сложившейся урбанистической ткани с помощью возведения не высоток, а зданий, соразмерных существующей застройке. Появление многоэтажек все же возможно, но только в центре или районах, к нему приближенных. На периферии и в зонах культурного наследия высотное строительство полностью исключено.

Один из принципиальных моментов мастер-плана - развитие транспортной инфраструктуры. Приоритет отдан общественному транспорту и альтернативным способам передвижения - пешком или на велосипеде. KCAP объясняет подход так: «Увеличение пропускной способности дорожной сети даст только краткосрочный эффект. В долгосрочной перспективе это приведет к чрезвычайной загруженности общественных пространств. В таких условиях снижается эффективность общественного транспорта». Кроме того, голландцы настаивают на том, что широкие дороги, многоуровневые развязки, кольца вокруг города стимулируют людей жить подальше от центра, что приводит как раз к расползанию города.

В транспортной стратегии мастер-плана есть три тактических пункта. Первый - строительство перехватывающих парковок на окраине центральной части города (в центре количество парковок уменьшится, видимо, они будут платными). Второй - пересмотр маршрутов общественного транспорта, прокладка новых трамвайных путей, регулировка светофоров. Третий - формирование четкой продольно-поперечной уличной сети (за счет переформатирования кварталов, прокладки новых дорог).

Наконец, последняя глобальная часть мастер-плана - организация качественных общественных пространств. Самое главное здесь - переформатирование улиц. Сегодня их сеть воспринимается исключительно как место для автотранспорта, а в идеале вокруг них должны формироваться общественные пространства. Предполагаются облагораживание парков, скверов и бульваров, четкое выделение территорий школ и детских площадок, реконструкция набережной Камы и создание на северном берегу рекреационной зоны, развитие долин малых рек Егошихи и Данилихи.

Славянофилы от стройки

В превращении городов в комфортную для жизни среду Европа обогнала Россию на десятки лет. Между тем проект KCAP вовсе не был принят на ура. Скорее наоборот, на него тут же обрушился шквал критики. Недовольные есть во всех заинтересованных слоях.

Жители в основном не могут понять, зачем Перми генплан и мастер-план стоимостью 250 млн рублей. С их точки зрения, деньги лучше было потратить, например, на ремонт дорог. Кроме того, резкое неприятие у части населения вызывает идея ограничения въезда в город для автомобилистов. Один из пермяков в запале написал в «живом журнале»: «Для властей приоритет - пешеходы и велосипедисты. А ничего, что у нас девять месяцев снег, а остальные - дождь? Это никому не мешает ездить на велосипеде? 300 тысяч машин зарегистрировано в городе, в среднем в каждой семье по машине. Конечно, проще сказать, чтобы все сели на велики, чем строить дороги и парковки. Так, может, отдадим приоритет тем, кто на воздушных шариках летает?». Крайне недовольны пермяки и уплотнительной застройкой. Они воспринимают это как вторжение на принадлежащую им территорию, ограничение жизненного пространства. Ну и никто не в восторге от соседства со стройплощадкой.

Девелоперы удручены ограничением этажности и изменением назначений земельных участков. Многие из них вынуждены пересматривать проекты, повторно платить деньги за их разработку. Кроме того, им приходится пересчитывать всю экономику будущей стройки (об этом не раз заявляли директора «Стройпанелькомплекта» и ООО «Трест Первый»).

Один из показательных примеров - площадка аэропорта Бахаревка, принадлежащая компании «ПИК». В данный момент она рассматривается властями как промышленная и деловая зона (первоначально застройщик планировал возвести здесь более 1 млн кв. метров жилья). В администрации Перми говорят, что достигли договоренностей с собственниками. Однако в «ПИКе» утверждают обратное. По словам директора ООО «ПИК-Кама» Владимира Криницына, компания планирует настаивать на изменении функционального назначения участка. Генеральный директор компании «Инвест-Аудит» Егор Чурин: «Во многие строительные проекты уже вложены средства, а ввод ряда ограничений (по этажности и т.п.) автоматически удорожает их дальнейшую реализацию. У инвесторов остается два пути - либо выходить из проектов, либо искать дополнительные источники финансирования. Не исключаю, что часть проектов будет приостановлена».

Плотность застройки Перми, городов Европы и США

Главные линчеватели европейского мастер-плана - местные архитекторы, которые в открытую обвинили голландских коллег в непрофессионализме. В письме «Бедное голландское», подпись под которым поставили полтора десятка специалистов, читаем: «"Доктора" ставят неверный "диагноз" больному. Больше того, кажется, что они приехали с заранее заготовленными "диагнозом" и "рецептами". Но приехали не к тому пациенту. Ибо они видят наш город как однобережный и компактный. Но сколько бы они ни повторяли это как заклинание, город таковым не станет. Объяснить нам, почему они "черное" называют "белым", не желают. Но Пермь надо "лечить" такой, какая она есть. Ведь правобережная часть города - от Гайвы до Крыма - тоже Пермь. Там живут и трудятся люди, они - дети Перми, а не пасынки».

Риски развития Перми по советской модели освоения территорий

Архитекторы критикуют еще несколько ключевых идей генплана. Уплотнительную застройку центра они называют прописной истиной и указывают на то, что городские власти раньше запрещали «точечные» проекты. Кроме того, голландцев упрекают в том, что они предложили вынести заводы за пределы города, но не указали куда. Под горячую руку пермяков попала и идея ограничения этажности (архитекторы убеждены в том, что высотные доминанты районов создадут целостность города), и принципы развития транспортных сетей. Наибольшим нападкам подверглась стратегия кварталов, по мнению архитекторов, коренным образом ломающая уклад жизни горожан. Цитата из письма: «Голландцы категорически против микрорайонной застройки, которая, кстати, во второй половине XX века признана многими архитектурными школами мира, в том числе и Западной Европы, как величайшее достижение в сфере градоформирования. В мастер-плане заложен квартальный - кластерный, уплотнительный - принцип застройки. Что это означает? Отсутствие дворов в нашем, российском, понимании этого слова. Невозможность проезда автотранспорта внутри квартала. Возникновение трудностей, связанных с благоустройством и уборкой территории. Как, например, зимой убирать снег - ведрами? А, не приведи Господь, случись пожар или другая беда? И таких вопросов без ответов набирается большое количество. <...> Невозможно натянуть предлагаемую кластерную застройку на существующие кварталы города с его крутым рельефом, оврагами и историческими зданиями. Сложившийся уклад уральской жизни требует простора, зелени, уютных дворов и максимального солнечного освещения при нашем коротком лете».

Пермские архитекторы делают однозначный вывод: мастер-план KCAP - не более чем сборник лекций по градостроитель­ству для учебных заведений Нидерландов, разработанный очень слабой в профессиональном отношении командой. Он ни в коем случае не может быть основой для создания генплана, иначе Пермь станет посмешищем для России и Европы.

Определяет сознание

Надо быть большим оптимистом, чтобы верить в полную реализацию евроидей. Это понимают в краевой и городской администрациях, осознают и сами голландцы. Мастер-план не является нормативным документом. Это, скорее, свод правил и стратегий. Его невозможно оставить неизменным по нескольким причинам. Первая - формальная: юридически значимый генеральный план должен быть увязан с российским законодательством. Вторая причина - существование мощного строительного и архитектурного лобби: администрация Перми не может на него не оглядываться, а значит, последуют компромиссы.

Третья причина - учет местной специфики. Понятно, что архитекторы возмущены уходом многомиллионного заказа на Запад. Однако в их возражениях немало здравого смысла. Рецепты голландцев действительно, скорее, подходят для европейских городов, где бюджеты муниципалитетов богаче, обеспеченность населения выше, а проблема жилья давно решена. Генеральный директор фонда «Градостроительные реформы» (Москва) Александр Высоковский:

- Проблема мастер-плана заключается в следующем - невозможно понять, какими средствами предлагается всего этого достичь. Кто станет заказчиком новой, на западный манер привлекательной и ухоженной среды, кто будет платить за ювелирную работу по изъятию прав при прокладке новых внутриквартальных улиц и пешеходных переходов? Предположение специалистов KCAP о том, что этим займутся пермские застройщики, если только им хорошенько «прижать хвост», малореалистично.

Пожалуй, третья причина станет основным барьером для реализации идей мастер-плана. Можно ли превратить плотного и коренастого человека в худого и высокого, не умертвив живой организм? Так и с кардинальными переменами в конституции города. Для Перми, города агломерационного типа, выход, вероятно, в изменении территориального устройства, превращении отдаленных районов в малые самостоятельные города со своими центрами, инфраструктурой и социальной средой в рамках муниципального района. Вариант с централизованным управлением процессами во всех районах города может оказаться проигрышным.

В любом случае будущий генеральный план (независимо от выбора фундаментальной стратегии), чтобы стать истинно революционным, должен вовлечь в процесс формирования среды все заинтересованные стороны, необходимо широкое обсуждение проекта, его разъяснение (см. «Включите горожанина», «Э-У» № 17 от 28.04.08). Пока в России это не удавалось никому. У Перми есть шанс открыть новую страницу истории.

* Публикация продолжает цикл материалов о пространственном развитии уральских столиц (о екатеринбургской агломерации см. «Екатеринбург как предчувствие», «Э-У» №25 от 28.06.10)

Дополнительные материалы:

Баланс интересов

Лилия ШиряеваУплотнительная застройка - это будущее Перми. Администрации муниципалитета необходимо с четкими расчетами в руках убеждать в этом инвесторов, считает заместитель главы администрации Перми (блок «Пространственное развитие») Лилия Ширяева.

- Лилия Николаевна, одна из главных идей генплана Перми - формирование компактного города. Почему именно она легла в основу документа?

- Действительно, в процессе разработки генерального плана Перми были сформированы несколько базовых направлений дальнейшего развития. В частности речь идет о компактности - под ней следует понимать эффективное использование застроенных территорий в рамках существующих городских границ.

Дело в том, что плотность застройки в городе очень низкая. Анализ показал, что если снести гаражи, ветхое и аварийное жилье, то можно построить еще 50% сегодняшней Перми. Чтобы не допустить превращения столицы Прикамья в «город-губку» или «город-бублик», когда инвестиции уходят на новые территории, а в центре остаются белые пятна, необходимо сосредоточиться на развитии города внутри существующих границ.

Согласно общемировой тенденции, многие города, которые сейчас готовятся комплексно развиваться, делают это не за счет освоения новых территорий, а за счет эффективного использования уже имеющихся. Сравните: коэффициент плотности застройки (FAR) в центре Перми составляет 0,7 (на 1 кв. метр земли приходится 0,7 кв. площади зданий), а во многих крупнейших европейских городах, например в Лондоне, - 4. Это совсем не означает, что нам во что бы то ни стало необходимо добиться такого же показателя. Генеральный план предусматривает постепенное увеличение плотности застройки. Ближайшая наша цель увеличить FAR в центре Перми примерно до 1,4.

- Другими словами, в Перми предполагается уплотнительная точечная застройка. Вам не кажется, что это вчерашний день?

- Нет, для Перми компактность - это завтрашний день. Генплан не предполагает точечно возводить дома за счет существующей инфраструктуры или стеснять жителей близлежащих домов. У нас другой подход - рациональное формирование жилых территорий. Типичный пермский квартал - это несколько домов и огромный пустырь. В генеральном плане сделана ставка на благоустройство и застройку всех нежилых, заброшенных территорий, а также на обеспечение каждого микрорайона города социальной инфраструктурой: школами, детскими садами, озеленением, бытовыми и развлекательными услугами, торговыми и офисными помещениями и многим другим.

- Обсуждался ли генплан с потенциальными инвесторами и застройщиками? Как они восприняли новую концепцию развития города? Очевидно, что освоение новых территорий куда проще: земля дешевле, обременений нет.

- В течение двух лет, пока велась разработка генерального плана, документ обсуждался со всеми профессиональными сообществами города. В том числе с инвесторами и застройщиками. Мы неоднократно встречались, обменивались мнениями, в отдельных случаях - искали компромиссы. Разработчики учитывали все замечания и предложения, поступившие в их адрес от представителей профессиональных сообществ.

Мы понимаем, что инвестору проще освоить большие свободные пространства. Но, как это часто бывает, после строительства домов и инфраструктуры инвестор с площадки уходит. В итоге все бремя содержания территории ложится на жителей и муниципалитет.

Ограничивая инвесторов в освоении новых территорий, городские власти должны обеспечить им перспективы строительства в центре города. Причем такие перспективы должны быть максимально выгодны для обеих сторон.

- Однако полностью отказаться от освоения новых территорий не получится. Уже запущены проекты строительства на территории аэропорта Бахаревка и микрорайона «Ива».

- Отказываться от этих проектов мы не собираемся. Но в них уже внесены существенные коррективы согласно новой стратегии, выработанной генпланом. В случае с «Ивой» принято решение, что микрорайон будет застраиваться средне- и малоэтажным жильем. Высотки будут возведены только вдоль основных магистралей. Что касается Бахаревки, то здесь земельный участок будет сформирован под общественно-деловую и промышленную зоны.

- Сколько стоил мастер-план и генеральный план Перми?

- Всего в период с 2008 по 2011 год на разработку генерального плана и работ, связанных с реализацией этого проекта, будет потрачено более 500 млн рублей. Из них 140 миллионов - научно-исследовательские работы по разработке предложений к генплану (стратегический мастер-план).

- Почему вы обратились за разработкой мастер-плана к голландцам? В России есть институты, обладающие аналогичными компетенциями.

- Практически все российские города спроектированы одинаково. Зачастую, это бывшие промышленные территории, в которых жилье и благоустройство привязаны к заводу. Но Советский Союз остался далеко позади, и сегодня нам необходимо менять не только сознание, но и окружающую нас обстановку, подстраиваться под существующие рыночные реалии. К сожалению, у нас пока такого опыта недостаточно. Большинство институтов, которые раньше проектировали города, до сих пор делают генпланы, предусматривающие экстенсивное развитие. Генеральный план 2004 года для нас разрабатывал питерский институт, и основным его принципом было освоение новых территорий.

В этом отношении европейские специалисты более опытны. Они смогли полностью абстрагироваться от нашего законодательства, которое предполагает, что генеральный план - это набор карт. В итоге им удалось посмотреть на проблему развития города комплексно: с социальной, экономической, экологической и культурной точек зрения.

Подготовил Сергей Ермак

Комментарии

Материалы по теме

Каждому по метру

Учиться не дышать

Даунхаус

Новые прорабы

Отстраиваться от Запада

В поисках мультиэффекта

 

comments powered by Disqus