Химичат

Химичат Химики смогли в основном вернуть производство к докризисному уровню. Но падение прибыли и снижение капитализации компаний позволило начать консолидацию активов. Не исключено - в интересах государства.

Полтора кризисных года прошли для химических предприятий края в режиме острой борьбы за цены и рынки сбыта. Компании восстановили объемы производства, но роста прибыли пока не добились. Падение капитализации, ослабление бизнесов породили новую тенденцию - консолидацию отрасли. Отмечены неоднократные попытки передела собственности со стороны как государственных структур, так и отдельных удачливых игроков. В результате на рынке буквально за пару месяцев возникли новые монополисты.

Азотное собирание

Сегмент азотных удобрений восстановился раньше прочих: по итогам 2009 года производителям удалось на 10% (до 928,2 тыс. тонн) увеличить объемы выпуска. Тем не менее выручка упала: у «Азота» (холдинг «Уралхим») - до 11,8 млн рублей, у «Минеральных удобрений» - до 4,8 миллиона. Причина - 45-процентный обвал мировых цен. Восстанавливаться цены начали только в сентябре-2009 (подняв их на 20%, американские производители аммиака пытались компенсировать увеличение почти на 50% цен на основное сырье - природный газ): фермеры готовы были покупать аммиак в предвкушении эскалации цен на зерно.

Однако уже в первой половине 2010 года выпуск азотных удобрений в Пермском крае вновь сократился (в общей сложности на 3% до 480,8 тыс. тонн), унеся и прибыли. Дело в том, что аграрии переориентировались с аммиака и карбамида на закупку более сложных карбамидно-аммиачных и азотно-фосфорных удобрений. Но если цены поднялись на 31%, то себестоимость тонны удобрений в среднем по отрасли - на 37%. Основной вклад в рост себестоимости внесли монополисты: РЖД увеличили тарифы на перевозки, а Газ­пром с 1 января этого года - цены на газ (регулируемые на 15%, сверхлимитные - на 21%). В качестве лирического отступления отметим: согласно принятому в 2007 году правительственному решению об изменении механизма ценообразования на внутреннем рынке стоимость газа в нашем газодобывающем отечестве в ближайшие два года может оказаться выше, чем на рынках газодефицитных стран (см. «Удавка собственного плетения», «Эксперт» № 40 от 19.10.09). «Отрасль азотных удобрений в целом будет оставаться рентабельной года полтора-два, не больше», - обрисовал перспективы один из участников рынка.

В этих условиях ОХК «Уралхим» поспешила объявить о присоединении своих дочерних предприятий по производству азотных удобрений, чтобы выйти на единую акцию. Материнская кипрская UralChem Holding P.L.C. собралась провести IPO, разместив 40% акций на Лондонской бирже. Цель - привлечь 600 млн долларов, чтобы сократить долги компании (свыше 1,4 миллиарда), что позволило бы найти более дешевые кредиты. Однако не срослось. «Предложение собрало значительный спрос со стороны еждународных инвесторов. Но мы не были удовлетворены оценкой, которую могли получить в текущих рыночных условиях», - заявил председатель совета директоров холдинга и его совладелец Дмитрий Мазепин. Против «Уралхима» сыграл ряд негативных факторов, отмечает аналитик Елена Сахнова из «ВТБ Капитала». Прежде всего влияние на глобальный рынок оказал кризис в Греции, из-за которого многие инвесторы повысили риск-премии. Кроме того, на рынке началась сезонная коррекция цен на удобрения, а главный ориентир для инвесторов в секторе норвежская Yara (один из крупнейших мировых производителей) дала негативный прогноз на второй квартал.

Попытки Дмитрия Мазепина консолидировать производство азотных удобрений в Пермском крае, выкупив все акции пермского завода «Минеральные удобрения», пока также не увенчались успехом. Сегодня Мазепину принадлежит 44,24% акций завода, а 31,23% акций через разные компании контролирует нефтехимическая компания «Сибур». Оба совладельца развернули борьбу за полноценное владение активом в конце 2009-го, когда предприятие уже загрузило мощности, пополнило портфель заказов, а цены на азотные удобрения начали расти, но прибыль, а значит, стоимость компании, еще не успела подняться.

Сособственники-конкуренты подали заявление в ФАС на консолидацию 100% акций. Антимонопольщики быстро одобрили оба предложения. Однако сами компании до сих пор не могут договориться. Как откомментировал ситуацию президент «Сибура» Дмитрий Конов, «мы надеемся найти конструктивное решение» - все зависит от цены.

Содовое поглощение

Куда острее борьба за активы развернулась в менее удачливом сегменте - производстве кальцинированной соды.

В 2009 году спрос на карбонат натрия резко упал. Основной его потребитель (около 40%) - стекольная промышленность - сократила объемы выпуска почти на четверть, целлюлозно-бумажная - на 12,5%. Внутренние цены в начале 2009 года выросли по отношению к концу 2008-го на 30%, а в конце года снова упали почти до того же уровня в 230 долларов за тонну. Итог первого полугодия-2010 - еще минус 10 - 15%.

Компенсировать потери содовики стремились за счет экспорта, главным образом в Казахстан. Так, во втором полугодии-2009 экспорт карбоната натрия увеличился относительно первого полугодия на 20%, в первом квартале 2010 года - уже на 48% к аналогичному периоду 2009 года. Но падения производства избежать не удалось. По оценке ID-Marketing, в 2009 году выпуск кальцинированной соды в среднем по России сократился на 17,7% до 2,32 млн тонн, на Березниковском содовом заводе (БСЗ) в Пермском крае - на 20% до 390 тыс. тонн. В первой половине 2010 года загрузка содовых производств в России увеличилась (в среднем плюс 28,5% по сравнению с первым полугодием-2009), на БСЗ - осталась на уровне аналогичного периода прошлого года (187,7 тыс. тонн).

Добавили негатива поставщики сырья, подняв с начала года цены на кокс, антрацит, сульфат натрия и алкилбензолсульфокислоту. В итоге себестоимость выпуска кальцинированной соды на БСЗ выросла на 30,5%. По итогам первого полугодия-2010 завод получил убыток в 138 млн рублей (против 172 млн рублей чистой прибыли в первой половине 2009 года).

Заметим, что конкурент БСЗ - башкирское ОАО «Сода», крупнейший производитель этого вещества в стране, сумел закончить год с прибылью. Причина в том, что половину поставок на экспорт ему обеспечила тяжелая сода (марки А) более высокого, чем у БСЗ, качества. Ее используют все новейшие стекольные заводы: она не пылит, ее насыпной вес меньше, что снижает затраты на перевозку. Березниковский завод смог запустить производство высококачественной соды (проектная мощность - 500 тыс. тонн в год) только в конце мая 2010 года, поэтому все это время поставлял за рубеж более дешевую легкую соду (марки Б).

Существенное снижение финансовой устойчивости БСЗ спровоцировало повышенный интерес к активу со стороны конкурентов: мировые производители кальцинированной соды ожидают, что уже через пару лет спрос на нее со стороны стекольной промышленности возрастет и потребует увеличения мощностей. В конце 2009 года в борьбу за БСЗ вступил бельгийский химический концерн Solvay. Приобретение БСЗ бельгийцы рассматривали также как возможность закрепиться на российском рынке: на Березниковский завод в России приходится около 17% производства кальцинированной соды. Иностранцы готовы были заплатить за актив 160 млн евро. При этом основной владелец БСЗ Валерий Закоптелов остался бы вторым мажоритарием еще на три года. Стороны ударили по рукам. Дело было за малым - получить разрешение от ФАС. Но сделке не суждено было состояться.

В борьбу за БСЗ вступила группа компаний «Башкирская химия», в доверительном управлении которой акции находились с 2008 года по декабрь 2009 года. Управляемые ею башкирские заводы «Сода» и «Каустик» (акции заводов - у Мингос­имущества Башкирии) обратились в ФАС с просьбой одобрить сделку на приобретение всех 100% акций БСЗ. Антимонопольщики дважды рассматривали заявки от участников своеобразного «аукциона». Процедура затянулась на полгода. За это время Башхим смог перебить предложение Solvay. В день, когда ФАС одобрила сделку всем трем претендентам, «Каустик» заявил о покупке 97% акций БСЗ за 133,872 млн евро. При этом окончательную цену договорились скорректировать по итогам полугодия, когда БСЗ ушел в глубокий убыток.

Новость шокировала бельгийцев: к этому моменту они уже имели трех представителей в совете директоров БСЗ. Выяснилось, что Валерий Закоптелов решил не продлевать срок действия договора с Solvay о купле-продаже акций еще до того, как ФАС вынесла вердикт. Представители Solvay заявили, что глубоко разочарованы административной процедурой, которая привела к ликвидации конкуренции на рынке кальцинированной соды в России: Башхим в результате сделки получил на нем более 70%. Таким образом, в стране установилась негласная монополия содовиков, которые теперь смогут контролировать цены, если будут продавать продукцию БСЗ через аффилированную с башкирской группой Единую торговую компанию. Опыт такого сотрудничества в 2008 году оказался весьма успешным - на пике спроса внутренние цены на кальцинированную соду приблизились к мировым.

Возможно, для БСЗ это плюс: компания сможет не только выйти из убытка, но и увеличить доходы. Другое дело, что предпосылок для конкуренции, а значит, для развития завода, теперь нет. От сделки потеряет и регион: центр образования прибыли сместится из Пермского края в Башкирию. Как отмечает источник в краевой администрации, если рынок будет расти, места хватит всем. Но если спрос останется низким, башкирский завод перетянет одеяло на себя.

Калийное укрупнение

Главным потрясением стал передел соб­ственности в калийной отрасли.

Оба основных игрока, комбинаты «Уралкалий» и «Сильвинит», единственные в стране производители калийных удобрений и основные налогоплательщики в бюджет Пермского края, в 2009 году потеряли до 40% объемов производства. Существенную роль сыграла специфика спроса: «Калийные удобрения не обязательно вносить ежегодно. Поэтому во время кризиса азиатские и южно-американские потребители снизили объемы закупок», - пояснил аналитик БКС Анатолий Каплин.

Китай и Индия, основные потребители калия, после завершения докризисных контрактов не спешили заключать новые: они ждали от поставщиков снижения цен. Переговорный процесс длился до лета 2009 года. Первым на уступки пошел «Сильвинит», заключив контракт с Индией по цене 460 долларов за тонну. Следом по той же цене заключить договор с индийцами пришлось и трейдеру «Уралкалия» Белорусской калийной компании (БКК): если бы не контракт «Сильвинита», отмечали тогда участники рынка, «Уралкалий» добился бы более выгодных условий. В результате цены рухнули на 26%. Экспортная цена на хлоркалий достигла дна в конце 2009 года, когда БКК заключила контракт с крупнейшими китайскими импортерами Sinochem и CNAMPGC. По контракту БКК должна поставить в Китай с января по декабрь 2010 года 1,2 млн тонн калия по 350 долларов за тонну.

Мировые цены на калий также стремительно падали: 600 - 650 долларов за тонну в конце 2008 года, 300 - в конце 2009-го. В итоге чистая прибыль в 2009 году по сравнению с 2008-м у «Сильвинита» снизилась с 29,1 до 16,6 млрд рублей, у «Уралкалия» - с 21,9 до 9,1 млрд рублей. Кроме рыночных факторов, положение «Уралкалия» ухудшило добровольное возмещение компанией 7,8 млрд рублей расходов бюджетов всех уровней, связанных с ликвидацией последствий масштабной аварии.

Отыграть потери, вернувшись к работе на максимальной мощности, удалось только в первой половине 2010 года. Перспективы обнадеживают: по мнению представителей БКК, к концу года мировые спотовые цены могут достичь 450 долларов за тонну. Покупатели из Юго-Восточной Азии уже приобретают хлоркалий по 410 долларов за тонну. Итогом стал рост прибыли «Уралкалия» в 16,5 раза (до 6,4 млрд рублей), «Сильвинита» - на 30% (до 8 млрд рублей).

На фоне возобновления роста цен и упавшей стоимости акций компаний и в этом сегменте обострился интерес к консолидации. Попытки заполучить российские калийные комбинаты предпринимались и раньше, но бенефициары активно этому сопротивлялись. Теперь же гиганты калийной отрасли сменили владельцев буквально за два летних месяца.

Сначала бизнесмен Дмитрий Рыболовлев передал контроль над «Уралкалием» консорциуму во главе с Сулейманом Керимовым, затем 40% акций «Сильвинита» его топ-менеджер Петр Кондрашев уступил президенту «Сибуглемета» Анатолию Скурову и депутату Госдумы Зелимхану Муцоеву (см. «Старые удобрения на новой почве», «Э-У» № 33 от 23.09.10). Никто уже не сомневается в том, что вскоре калийные компании будут объединены. Во всяком случае, вице-президент правительства РФ Игорь Сечин говорит об этом как о решенном вопросе. Таким образом, в химической отрасли появится новый монополист, на долю которого придется около 90% внутреннего рынка. Объединение станет второй по совокупности мощностей компанией в мире после Potash Corp.

Для компаний такая консолидация, может быть, и логична. В условиях, когда мировые мощности стремительно растут, существует большой риск затоваривания. По данным Международной ассоциации производителей удобрений, за следующие два года объемы производства калия увеличатся почти на четверть, что неизбежно скажется на ценовой конъюнктуре. В этих условиях в одиночку бороться за цены на основном рынке сбыта в Китае комбинаты уже вряд ли смогут.

Вот только вопрос - останется ли химический бизнес частным. И в сделке калийщиков, и в случае с Березниковским содовым участники рынка усматривают политический подтекст. Cлишком быстро распрощались с собственностью владельцы комбинатов. Слишком часто за последний год представители правительства говорили о необходимости консолидации химических активов. Похоже, конечная цель государства - концентрация высокодоходных сегментов бизнеса в своих руках и создание на их базе прогосударственных монополий. Видимо, из двух зол - острой конкуренции с иностранными поставщиками или жесткой монополии на внутреннем рынке - власти выбирают меньшее.

Комментарии

Материалы по теме

Учиться не дышать

Страсть к слияниям

Магний освобожден от пошлины

Сдал экспорт

Свое горючее

Новый толковый словарь

 

comments powered by Disqus