Автостопом до Вудстока

Автостопом до Вудстока
Сome writers and critics
Who prophesize with your pen
And keep your eyes wide
The chance won't come again
And don't speak too soon
For the wheel's still in spin
And there's no tellin' who
That it's namin'
For the loser now
Will be later to win
For the times they are a-changin'.

Из песни Боба Дилана
«The Times They Are A-Changin'»

Александр ЧепарухинПермская культурная революция набирает обороты и в музыке. Конфликтов здесь меньше, чем в сфере театров и изобразительного искусства. Основная проблема, считает музыкальный продюсер Александр Чепарухин, - местные скептики никак не могут поверить, что в Прикамье возможны мероприятия мирового масштаба.

Kультурная революция в Пермском крае началась с привнесенной извне активности в театральной сфере и в изобразительном искусстве (см., например, «Экспорт культурной революции», «Э-У» № 38 от 05.10.09; «Русское провинциальное», «Э-У» № 44 от 16.11.09), что вызвало немалое неудовольствие в среде пермских деятелей искусства. Музыкальная сфера также не избежала вмешательства «варягов». «Ответственным» за музыкальное направление в «команде Марата Гельмана» стал Александр Чепарухин - музыкальный продюсер, генеральный директор продюсерской и концертной компании GreenWave Music. С ним мы беседуем о настоящем и будущем музыкальной жизни Пермского края, о распиле бюджетных средств и о провинциальных комплексах.

Из дождя, из воздуха и света

- Александр Геннадьевич, как обстоят дела в музыке?

- Мне кажется, что у меня положение проще: в Перми нет устоявшихся событий или организаций в музыкальной сфере по типу союза художников, которые чувствовали бы какой-то вызов с нашей стороны, ощущали опасность. Если говорить о «Камве», единственном, на мой взгляд, музыкальном фестивале, который как-то пересекается с нами по стилистике, тут тоже нет никакого противостояния. Наоборот, вот уже второй год мне как-то удается помочь «Камве». Остальные мероприятия, например фестиваль Владимира Спивакова, с нами не пересекаются, это совершенно другая сфера.

К тому же, мне думается, музыка как жанр в целом более демократична по сравнению с театрами и художественными проектами, а наши фестивали охватывают гораздо большую массу народа, чем та же «Сцена Молот». Здесь музыкальный вкус не рассчитан на узкую элиту, я как раз пытаюсь устроить музыкальные акты, которые на разных уровнях действуют на разных людей. Например, на «Движении» мы специально собирали совершенно разные по стилистике вещи: от авангарда до поп-музыки, от этники до панк-рока. Такие мероприятия, на мой взгляд, не должны вызывать никаких антагонизмов.

- Тем не менее вас критикуют.

- Наш Гогольfest был едва ли не единственным событием во всей культурной революции, когда я не встретил ни одной негативной реплики среди откликов, ни одного критического замечания. Фестиваль «Движение» - тоже в основном восторги, но некоторые все равно ухитряются находить изъяны. Ясно, что недостатки есть всегда, но порой нам совсем уж абсурдные аргументы противопоставляют. Например, кто-то из местной прессы писал: знаем-знаем, для чего привезли такой громадный и хороший звук и свет - не стыдно ли вам, министр культуры, распиливать бюджет со своими московскими подельниками. Удивительно, как людям не приходит в голову, что сначала нам была дана сумма бюджета, утвержденная Законодательным собранием края, и мы работали исходя из имеющихся денег.

- Объем можете назвать?

- 18,5 млн рублей. Все эти деньги из бюджета краевой филармонии, спонсорской помощи мы, к сожалению, не получаем. Вообще, в Перми бизнес в этом смысле, мягко говоря, не активничает, в отличие от Москвы, например.

Это очень скромный бюджет, если сравнить с тем же «Сотворением мира» в Казани, где я уже три года являюсь арт-директором. Мероприятие в Казани - это один день, один концерт, а на «Движении» у нас было два полных фестивальных дня. «Сотворение мира» проходит в центре города, а тут нам приходилось все вывозить за город - это добавляло технических сложностей. По звуку и свету задачи сопоставимые: в Казани - большая площадь, в Хохловке - природный холм. Правда, в Казани народу приходит побольше, но отличия, в общем, не на порядок. Так вот в 2010 году на «Сотворение мира» в общей сложности было затрачено около 45 млн рублей. И это самый скромный бюджет из трех фестивалей: в первое мероприятие в 2008 году вложено около 100 миллионов.

- Один из основных аргументов против экспорта культурной революции - все происходит наносным путем, без оглядки на местных. Какова доля участия пермяков в музыкальных проектах?

- У нас работали струнный квартет Пермского театра оперы и балета, хор «Млада»; безусловно, на фестивале Наймана будут пермские музыканты. На «Движении» выступали две пермские группы «Упалинаушиs» и «Плэй». Эти же группы мы возили на фестиваль «Сотворение мира» в Казань (я, кстати, хочу наладить культурный обмен между Пермью и Казанью).

- Немного.

- Так у нас и не было первоочередной задачи по максимуму задействовать пермских музыкантов. Другое дело, что в процессе реализации наших программ появилось такое желание, и мы увидели тех, кто пришелся ко двору. Но я не нахожу ничего страшного в том, что в Перми проходит событие без местных музыкантов. В любом случае разнообразие форм и высокое качество новых событий будет положительно воздействовать на здешнюю среду и на уровень пермских исполнителей.

Мир бедных и богатых

- То есть критика не по существу?

- Частенько в Перми я наблюдаю качество, присущее в основном некоторым культурным и околокультурным деятелям, - какой-то нервный провинциальный снобизм и подозрительность. Подозрительность, мне кажется, связана с тем, что очень многие люди не понимают, как вообще у варягов могут быть другие мотивации, кроме распила бюджетных средств; грубо говоря, все ради денег. Но сами подумайте: если исходить из цели заработать, то гораздо проще музыкой в Москве заниматься. Наша столица - это большая денежная пирамида. Туда несложно привозить известных артистов, и на них совершенно без труда собирается многотысячная аудитория. И потом Москва - это очень открытый город. Там трудно нарваться на такую псевдообличительную критику, какой нас поливают в Перми.

- Это пермская культурная особенность?

- Нет, это вполне ожидаемое явление, стереотип - мол, провинция все примет, потому что она не избалована. Абсолютно неправильно. Как раз все принимают столицы. Если говорить о моем личном опыте, то самые простые и восторженные города - Нью-Йорк, Лондон, Токио. В первую очередь Лондон: кажется, эта «музыкальная Мекка» должна быть большим снобом. Ничего подобного. В Лондоне собирается на любой концерт больше народу, чем где бы то ни было в мире. Скажем, на «Хуун Хуур Ту» пришло три тысячи человек, были двадцатиминутные овации в конце. В зале сидели Роберт Плант, Роберт Фрипп, Брайан Мэй, Брайан Ино, и эти люди восторженно приняли наших музыкантов.

В странах более провинциальных и закомплексованных с точки зрения понимания собственной роли в мировом искусстве, скажем Франции или Италии (там есть определенные комплексы - они понимают, что сейчас англо-американская культура доминирует), уже сложнее. То же я замечаю на Урале - позиция а?ля «писатель Иванов»: мол, это все не наше, зачем вы пришли и нарушаете нашу уральскую идентичность.

Здесь происходят вещи, которые сделали бы честь Нью-Йорку или Лондону. Так вот там восторги были бы в сто раз активнее. А тут спрашиваешь «ну как тебе», и в ответ получаешь выдавленную похвалу типа «неплохо, для Перми сойдет». Странно, но многим местным кажется, будто на Урале в принципе не может происходить никакого события мировой значимости.

Не к цели, а к химере

- На какой срок вы планируете свое участие в пермских мероприятиях?

- Честно говоря, пока все происходило довольно спонтанно. Сейчас я стараюсь более основательно загадывать на будущее. На данный момент мой горизонт пермского планирования - год.

- Планы на будущее уже есть?

- Хотим хотя бы раз в год делать что-то в серии «Сделано в Перми». У нас уже есть интересные задумки, но пока не буду выбалтывать. Я думаю, что Гогольfest мы можем повторять еще несколько лет - на Украине очень много интересной музыки. Продолжать можно и фестиваль «Движение» с различными территориальными вариациями: если в этом году был фокус на Африке, то в следующем, положим, можно сделать Латинскую Америку или Скандинавию.

Кроме того, есть идея делать авторские фестивали - когда заслуживающий внимания и зарекомендовавший себя человек привозит свою любимую музыку. Скажем, пригласить в качестве куратора Бориса Гребенщикова или Брайана Ино - с этими людьми у меня хорошие товарищеские отношения. То есть реализовать модель лондонского фестиваля Meltdown, только в камерном пермском варианте.

Но я не хотел бы просто так штамповать проекты - они должны вызревать, иметь отношение к Перми, к Пермскому краю.

- С момента начала пермской культурной революции в городе открыли музей современного искусства, новый театр, звучали идеи создать киностудию. В музыкальной сфере что-нибудь устроить планируете?

- У меня была идея сделать звукозаписывающую студию, чтобы музыканты могли сразу реализовывать свои проекты в качественной записи. Пока в Перми нет возможности писать качественный студийный материал. Но сейчас мне кажется важней задача получить в городе хотя бы один полноценный концертный зал тысячи на полторы-две мест. Большой зал филармонии по звуку никуда не годится.

Дополнительные материалы:

Александр Чепарухин деятельность в Перми начал летом 2009 года с сотрудничества с фестивалем «Камва»: продюсер привез в город проект «Sayari» из индийского штата Раджастан (уникальность в том, что участники проекта - люди разных верований и разных каст) и украинскую группу «ДахаБраха».

Осенью 2009 года в городе были реализованы уникальные проекты с участием тувинского этноколлектива «Хуун Хуур Ту» (с сотрудничества с ним в 90-х годах началась продюсерская деятельность Чепарухина). Первый - «Eternal» с американским композитором-электронщиком и продюсером Карменом Риццо и голливудским композитором Марком Говернором. Второй проект - сочинение композитора Владимира Мартынова на стихи Велимира Хлебникова «Дети выдры», где также участвовали ансамбль OPUS-POSTH под управлением Татьяны Гринденко и пермский хор «Млада». Проекты стали открытием серии «Сделано в Перми»: музыканты встречаются в городе, играют, устраивают мировую премьеру и (в идеале) здесь же записываются.

Чепарухин устроил в Перми несколько фестивалей. В ноябре 2009 года проведен King Crimson Festival, где собрались корифеи прогрессив-рока, в том числе трио Адриана Белью и «U-Z Project» Эдди Джобсона. В мае 2010-го - Гогольfest, где участвовали украинские музыканты разных направлений - от этники до попсы. Центром этого мероприятия стало шоу от театра «ДАХ» (Киевский центр современного искусства). В начале июня 2010 года прошел двухдневный фестиваль «Движение» в Хохловке (архитектурно-этнографическом музее-заповеднике под открытым небом в 60 км от Перми) со специальным подпроектом «Африка».

На очереди ноябрьский фестиваль Майкла Наймана - знаменитого английского композитора-минималиста. На мероприятии собираются поставить его оперу «Дидона и Эней, пролог» (собственно «Дидона и Эней» написана в XVII веке английским композитором Генри Перселлом). Автор либретто - поэтесса Вера Павлова, режиссер - Наталья Анастасьева. Ставить спектакль планируется в Пермском театре оперы и балета. Музыкальной основой будет ансамбль OPUS-POSTH, часть оркестрантов - из пермского театра.

Комментарии

Материалы по теме

Новый толковый словарь

Без креатива и драматизма

Без ничего и будет ничего

Экономика иллюзий

Брызги токайского

Живая столица

 

comments powered by Disqus