Время спекулянтов уходит

Время спекулянтов уходит
Борис Карнаухов
Борис Карнаухов

В сегменте малого и среднего бизнеса ожидается рост спроса на промышленные предприятия, фирмы по производству продуктов питания и строительные компании, предсказывает управляющий партнер консалтингового партнерства «Легальный бизнес» Борис Карнаухов.

Сделки купли-продажи магазинов и молочных заводов, как правило, не попадают в исследования M&A: учесть и просчитать объемы этого рынка практически невозможно, поскольку через специализированные агентства продается мизерная часть объектов. Однако, по словам Бориса Карнаухова, управляющего партнера консалтингового партнерства «Легальный бизнес», одного из первых профессиональных посредников по продаже готовых компаний на Урале, несколько четких тенденций можно выделить и в этом сегменте. 

— Борис Владимирович, чем продажа готового бизнеса отличается от M&A помимо масштабов?

— Это принципиально разные сделки, потому что их участники преследуют разные цели. Наши клиенты чаще всего покупают объекты лично для себя и оценивают в первую очередь доходность бизнеса, а инвесторы в сегменте M&A приобретают бизнес для развития бизнеса, их доходность интересует в последнюю очередь, они оценивают активы, которые позволят им развиваться: это может быть клиентская база, проходное место, недвижимость и так далее.

— Насколько высок сейчас спрос на покупку готовых компаний?

— Наблюдается тенденция к увеличению. Это видно по росту заявок, которые к нам поступают. При этом рынок растет не только в количественном отношении, меняется отношение его участников. Раньше предприниматели брали все подряд, придерживаясь принципа: есть деньги, надо вкладывать, потом разберемся. Завод не работает? Ну и пусть себе стоит, людей распустим, а там посмотрим. Сейчас в условиях жесткой конкуренции рассчитывать только на рост активов, не вкладывая ни во что, значит просто потерять деньги. Поэтому люди покупают объекты, отдавая себе отчет в том, что они будут с ними делать. Время спекулянтов однозначно ушло. 

— Какие объекты, на ваш взгляд, будут пользоваться повышенным спросом?

— Во-первых, на Урале много еще небольших заводов, у которых вроде бы и есть рыночная ниша, но оборудование и технологии слишком устарели, в результате они работают с очень низким КПД. Я недавно консультировал одного такого собственника и пришел к выводу, что если сейчас ничего не менять, то он сможет окупить первоначальные вложения в завод в течение 30 лет. Это что за бизнес такой? Надо или вкладывать деньги, или продавать его более продвинутым предпринимателям, которые уже научились работать.

Во-вторых, предприятия сферы производства продуктов питания — колбас, тортов, соков и так далее. Это мое личное мнение, не подкрепленное экономическими расчетами, но мне кажется, что в ближайшее время здесь будет бум сделок покупки-продажи. Дело в том, что конкуренция в этом сегменте очень острая из-за низкого порога входа на рынок. Чтобы запустить завод для производства лапши, не надо много денег, больших маркетинговых исследований, затрат на персонал. Самое простое оборудование можно без проблем купить в Италии или Венгрии. То же касается колбасы: цех можно достаточно быстро поставить за три миллиона рублей, пожалуйста — закупай свинину, перерабатывай, производи. Но люди-то едят определенное количество продуктов, не больше и не меньше. Значит, получается, что новый игрок просто перетянул потребителей у действующего. Пока небольшие объемы, он может удовлетворять спрос в качественной продукции, но как только масштаб увеличивается, предприниматель теряет мобильность, снижает ассортимент. В итоге он будет либо разоряться, либо продаваться более успешным.

Третий сектор — строительный. Сегодня застройщикам в регионах катастрофически не хватает ресурсов: банки опасаются финансировать этот сектор из-за слишком высоких рисков. Между тем на московском и питерском рынках деньги есть, причем свободные. Если такие инвесторы сейчас зайдут в регионы, они получат очень хороший кусок рынка. Покупать будут не строительные фирмочки, имеющие 50 каменщиков, трех плотников и два автокрана, — это никому не интересно. Покупать будут компании, обладающие землеотводами. В итоге в регион придут застройщики, не имеющие административного ресурса, которых попросту до этого не пускали на территорию. Это приведет к кардинальному изменению ситуации на строительном рынке.

— В секторе M&A большинство сделок проходит с участием профессионалов. Вы ожидаете роста спроса на услуги консультантов в нише малого и среднего бизнеса? 

— Не думаю, что будет всплеск. Сегодня в Екатеринбурге работает, например, около полусотни риэлторских фирм, потому что без них люди просто не могут обойтись.

А таких компаний, как наша, наберется не больше десятка. И этому есть вполне объективные причины. У нас в России каждый считает себя профессионалом в двух вещах: медицине и праве. Особенно это убеждение распространено как раз в среде малого и среднего бизнеса. Как правило, у компаний такого уровня есть свой небольшой юридический отдел, которому не стоит особого труда вывести одно лицо из состава учредителей и ввести другое. Поэтому сделка кажется несложной. По нашему опыту из десяти обратившихся к нам владельцев бизнеса пять просят только найти покупателя, а об остальном, как они говорят, договорятся сами. Из оставшихся пяти трое утверждают, что они не нуждаются ни в оценке, ни в юридическом заключении, они и сами знают, сколько стоит их бизнес. При этом бизнес оценивается исключительно по сумме вложенных средств: никто понятия не имеет, что такое капитализация. Естественно, потом очень сложно объяснить потенциальному покупателю, откуда взялась эта цена. Поэтому переговоры идут долго, сделки заключаются медленно.

Это очень сложный и разнообразный сегмент, который должен развиваться естественным и цивилизованным путем. Поэтому мы не торопим события.

 

Комментарии

Материалы по теме

По ветру

Любим — не любим

Некорректный коэффициент

Точки роста

Тянет в Европу

Расти большой

 

comments powered by Disqus