Уральская природа — уральцам

Уральская природа — уральцам

Яков Гуревич  
Яков Гуревич
Давайте признаемся себе: на Урале нет ни природных, ни климатических, ни культурных особенностей, которые выделяли бы наш регион на фоне остальных и привлекали большие потоки туристов. Сколько бы ни говорили о том, что нужно развивать въездной рекреационный туризм, достигнуть успехов удастся еще не скоро.

Урал логично не вошел в число особых туристическорекреационных экономических зон, среди которых, например, «Кавказские минеральные воды» в Ставропольском крае, «Байкал» в Бурятии и «Бирюзовая Катунь» в Алтайском крае. Более того, развитие таких зон может отвратить от поездок на Урал последних туристов.

В то же время выездной туризм уносит из экономики региона сотни миллионов долларов изза отсутствия условий для отдыха. И за часть этих денег стоит побороться. Для этого нужно позиционирование, нацеленное не на въездной туризм, а на местный. 10 миллионов городских жителей Урала тоже нуждаются в хорошем местном отдыхе. Пока даже при одинаковой направленности наши места отдыха малоконкурентны с прочими, в том числе иностранными курортами по ценам, качеству и перечню услуг. Ведь даже добраться из ХантыМансийска до Альп часто проще, быстрее и дешевле, чем до Абзаково.

Однако и при ориентации на местный туризм нужна разработка комплексных программ развития. Пока же торжествует принцип «на каждый бугор по подъемнику», причем выбор бугра часто происходит на основе «особых» отношений с местной властью по поводу получения земли. Поэтому всегда инвестор выбирает участок, но никогда власть не предлагает эффективные, серьезно проработанные проекты курортных зон, которые заинтересовали бы инвесторов. В результате вместо крупных курортов с развитой системой услуг и развлечений мы имеем отдельные небольшие места размещения с минимумом услуг при сумасшедших удельных затратах на создание и эксплуатацию. Сравните: средний европейский горнолыжный курорт (а их десятки), имеющий 100 — 200 км трасс (не говоря уж о прочих развлечениях и услугах), по объему превосходит все горнолыжные курорты Урала вместе взятые.

Все существующие объекты имеют сезонный характер. И горнолыжные, и купальные курорты работают два­три месяца в году со всеми вытекающими из этого последствиями: в сезон они перегружены, вздувают цены и снижают качество, а в межсезонье несут огромные убытки, персонал теряет квалификацию. Идей, как сделать курорты круглогодичными, нет.

Земли в курортных зонах массово используются под жилую застройку, что фактически блокирует их развитие.

Задача чиновников — выбор эффективных мест для развития туризма и защита этих мест от постороннего использования, разработка комплексных планов создания курортных зон и софинансирование курортных проектов в части инфраструктуры. Пока таких проектов на Урале нет. Нет, соответственно, и мощной туристской отрасли.

На федеральном уровне сейчас реализуется блестящий образец крупного проекта подобного рода — Сочи. Стратегические вопросы проработаны и решены на государственном уровне — это стало основой для привлечения неограниченных частных инвестиций. Поставлена задача создать мощнейший национальный и международный центр и определены методы ее решения. У нас на региональном уровне слышны в основном ничем не подкрепленные лозунги о привлечении иностранных туристов.

Между тем деловому и событийному туризму уделяется явно недостаточно внимания, хотя для него имеются очень серьезные перспективы. Россия сегодня одна из самых динамичных стран мира, а Урал — самый динамичный регион России. Помимо чисто деловых аспектов, бизнестуризм позволяет не только обеспечивать дополнительную загрузку курортов, а в первую очередь повышать информированность иностранцев об Урале, менять представление как о грязном медвежьем угле.

На узнаваемость и имидж Урала может оказывать большое влияние событийный туризм. А пока доля Урала в общественно значимых событиях существенно отстает от его доли в российской и мировой экономике. В то же время один чемпионат мира по биатлону в ХантыМансийске влияет на имидж Урала больше и лучше, чем все туристические выставки вместе взятые. Однако никаких серьезных усилий для построения системы событий пока не видно. Хотя, допустим, для Челябинской области вряд ли можно найти более эффективное с точки зрения рекламы мероприятие, чем планируемый финал Кубка Европы по легкой атлетике.

Кроме того, грамотное развитие местного туризма может существенно влиять на экономику отдельных муниципальных образований. Приведу пример. Проекту строительства горнолыжного центра на отвалах Коркинского разреза в 20 километрах от Челябинска около 15 лет, однако реализовываться он начал совсем недавно. У него есть масса конкурентных преимуществ, главные — близость к крупному городу и круглогодичный характер. Человек сможет туда спокойно съездить (причем и на общественном транспорте, и на велосипеде) на выходные или вечером: зимой на лыжах покататься, а летом — поплавать. Предусмотрены обширные программы для межсезонья. Пока проект носит ограниченный характер, но его эффективность может существенно возрасти при освоении прилегающих территорий: это расширит возможности для услуг и снизит издержки. Причем не важно, будет это сделано тем же инвестором или появятся другие. Реализация проекта может не только дать дополнительные доходы местному бюджету, но и будет способствовать эффективному решению местных проблем — избыточной рабочей силы в шахтерских городах и поселках, рекультивации отвалов.

Выстраивая программу развития туризма, нужно четко понимать: в пределах региона каждая область, и Свердловская, и Челябинская, и Тюменская, уникальна посвоему. Но в масштабах России Урал не имеет весомых конкурентных преимуществ, а следовательно, вложения в крупные проекты, направленные на привлечение иностранцев, практически обречены на провал.

Комментарии

Материалы по теме

Прочь из усталых городов

Фарс-мажор

Мусорный ветер, дым из трубы

Заводы уступают место

Выгодная экология

Великое переселение

 

comments powered by Disqus