Хорошо в краю родном

Хорошо в краю родном

 Олег Топорков
 Олег Топорков
Когда я попадаю в очередную автомобильную пробку и в горле першит от смрадного городского воздуха, спрашиваю у себя, как у кукушки: «Сколько мне осталось жить?». Знаю, что средняя продолжительность жизни на моей земле 63,2 года и что по этому показателю Россия не входит даже в первую сотню стран мира. Что почти на 30% моя драгоценная жизнь зависит от экологического состояния окружающей среды и что загрязнение атмосферного воздуха в моем городе почти на 80% обусловлено вредными выбросами автотранспорта, возрастающими на 6 — 8% в год. Из них на мою душу ежесуточно приходится более 300 граммов токсичных веществ. А на перекрестке, где образовалась пробка, порог моей личной безопасности на порядок превышает нормы. Я осознаю, что автомобиль — не роскошь и не средство передвижения (из-за пробок), а оружие массового уничтожения. Но не могу понять, почему эта проблема не волнует моих сограждан.

Когда я подхожу к окошку «королевы бензоколонки», спрашиваю: «Сколько сегодня платить?»,  знаю, что Россия по объему добычи нефти (и количеству миллиардеров) вышла на второе место в мире. Но что цены в Свердловской области — почти как в Калифорнии. Меня «успокаивают» тем, что скоро все будет, как в Европе, где продают бензин только качества Евро-4 и где мой ровесник проживет дольше меня по крайней мере на 10 лет. Но при этом уровень доходов моего европейского коллеги, обеспечивающего экологическую безопасность там, на порядок выше моего. И я не понимаю, почему мне так не повезло. Где же отечественный регулируемый государством рынок, на котором можно решить дилемму «цена — качество»?

Вставляя в бензобак заправочный пистолет и задумываясь о качестве бензина, я задаю себе вопрос, словно кукушке: «Сколько жить моей машине?». Я знаю, что значительная часть выпускаемых отечественными НПЗ бензина и дизельного топлива не соответствует современным европейским требованиям и положениям Мировой топливной хартии. Что  очень немногие наши заводы осваивают производство моторных топлив стандарта Евро-4 с улучшенными экологическими свойствами. Что не менее 30 — 40% рынка занимают  несертифицированные топлива нелегального, «бодяжного» происхождения.

Я знаю, что для улучшения экологической ситуации правительством приняты и готовятся специальные технические регламенты. Ими запрещается производство техники и топлива ниже норм Евро-2, ; с  1 января 2008 года предусмотрено введение норм Евро-3, с 1 января 2010 года — Евро-4.

Но также понимаю: нынешнее техническое состояние отечественных НПЗ без существенной модернизации и реконструкции не позволит удовлетворить данные требования. А необходимые для этого инвестиции оцениваются не менее чем в 30 млрд долларов. Вывод неутешителен: либо к 2010 году в России случится кризис на рынке качественных моторных топлив, либо он будет заполнен импортным продуктом с соответствующей ценой. Что уже происходит на северо-западе страны, куда бензин везут из соседней Финляндии. Я не понимаю, почему не принимаются альтернативные решения.

Когда я в кругу друзей поднимаю стакан с любимым русским напитком, утверждаю, что всегда есть альтернативные решения: «Пить или не пить, вот в чем вопрос!».
Я знаю, что экологическую безопасность, а следовательно, мое и друзей благополучие обеспечит использование альтернативных видов моторных топлив. Что природной нефти нам отпущено на 20 лет. Что гораздо приятнее для легких и дешевле для семейного бюджета заливать в бак сжатый природный газ, которого в России хватит лет на пятьдесят. Что у нас даже имеется стандарт на смешанное экологически чистое топливо «бензин-этанол». Что между тем мой калифорнийский коллега уже каждую третью поездку совершает на спирте (этанол по-научному), а в 2007 году в Японии, не дожидаясь нефтяного и кислородного  кризисов, будет пущен завод по производству «бензина-спирта» из опилок и тростника. А в то же время в стране простаивают гидролизные заводы, где можно наладить производство моторного топлива.

Я знаю, что уральскими учеными разработана, защищена семью российским патентами и использована в производстве 360 тыс. тонн бензина и 40 тыс. тонн дизельного топлива многофункциональная присадка, позволяющая снизить на 6 — 10% удельный расход топлива, увеличить ресурс двигателя, на 20 — 35% сократить выбросы вредных веществ. Более дорогие импортные аналоги менее эффективны. И я не понимаю, до каких пор, имея богатейшие интеллектуальные ресурсы,  мы будем входить в число бедных и экологически неблагополучных стран.

Я знаю, что внедрение экологически чистых видов топлив сдерживается практическим отсутствием в нашей стране экономических стимулов развития производства и потребления прогрессивных, отвечающих современным требованиям автотранспортных средств и моторного топлива. Утвержденные правительством нормативы платы за выбросы в атмосферный воздух загрязняющих веществ ничтожно малы и не соразмерны реальному ущербу окружающей среде и здоровью населения. В законодательстве не определен порядок использования собранных в бюджеты платежей, которые, безусловно, должны направляться на природоохранные мероприятия. Налоговый кодекс при изъятии транспортного налога не учитывает задачи экологической безопасности. Действующие акцизы на моторное топливо не зависят от уровня экологических требований к качеству топлив. В стране действуют десятки стандартов и технических условий на топлива различного качества и качественное топливо значительно вытеснено с рынка суррогатной продукцией.

Я знаю, что  проведенная административная реформа органов, регулирующих экологическую безопасность при эксплуатации транспортных средств, разрушила прежнюю неэффективную систему контроля. Но в результате качество нефтепродуктов у их поставщиков государством практически не контролируется.

Я знаю, что все эти вопросы безответны. И в этих знаниях — многие печали.

Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus