Народ неугомонный

Народ неугомонный
 Построенный на немецкие деньги мясокомбинат в селе Подольское

Построенный на немецкие деньги мясокомбинат в селе Подольское
Фото - Денис Минаков

За последние 15 лет из Оренбургской области на постоянное место жительства в Германию переехало 44 тыс. российских немцев, однако этот регион по-прежнему занимает первое место в Приволжском федеральном округе по числу лиц немецкого происхождения — их 17 тысяч.

Основная часть немцев Оренбуржья живет в Акбулакском, Александровском, Беляевском, Красногвардейском, Переволоцком, Соль-Илецком районах, городах Оренбурге, Орске и Бугуруслане. В селах Кубанка, Кичкасс и Претория Переволоцкого района, расположенных в нескольких километрах друг от друга, немецкие семьи укоренились более ста лет назад. Миграционные потоки не миновали этих мест. Если раньше здесь обитали преимущественно немцы, то теперь, например, в Кубанке их осталось лишь около 150. Остальные три тысячи — русские, башкиры, казахи, украинцы. Но представители народа Deutsch не потерялись в общем людском потоке. Они не только сохраняют национальную самобытность, но и пытаются возродить экономику села. Активность немцев притягивает к ним остальных жителей.

Вековое хозяйство

Началось все в 1892 году, когда в Оренбуржье стали приезжать немцы, ранее жившие на Украине. Первые поселения появились в Красногвардейском районе 115 лет назад: санкт-петербургский помещик Деев позволил переселенцам купить у него эти дикие и неперспективные земли. Терпение и труд, как известно… А у немцев эти два понятия в крови.

В основном в Оренбургскую губернию переселялись немцы-меннониты, приверженцы одной из ветвей протестантизма. До сих пор практически в каждом немецком селе есть молельный дом, но часто в нем заведуют уже не местные священники, а заезжие миссионеры. Как утверждает председатель Оренбургской областной общественной организации немцев «Возрождение» (Wiedergeburt) Леонид Райзих, «прихожане в молельных домах — и немцы, и русские, и башкиры. На селе жить тяжело, люди инстинктивно тянутся к очагам культуры, а молитвенный дом — одно из немногих культурных мест».

К началу 40-х годов немецкая община в Оренбуржье достигла 50 тысяч человек. Был даже создан национальный немецкий подрайон. Однако затем последовали война, репрессии, трудармия. Несмотря на то, что семьи у немцев очень большие, 12 — 15 человек, их численность в Оренбуржье восстановилась лишь к началу 1980-х. Тогда в селе Кичкасс, например, за несколько лет было построено четыре улицы. Отсюда редко кто уезжал, даже молодежь, отучившись в городе, возвращалась.

Как рассказывают старейшие жители, немецкое село внешне ничем не отличалось от обычных. Разве что чище, да заборы все выкрашены. Основная разница — в менталитете. В домах никогда не было замков: веник у калитки поставлен — значит, хозяина нет дома. Муку привозили, складывали возле двора, бидончики молока оставляли на пороге. И никто не покушался на чужое добро. А если все-таки появлялся смутьян, то сход граждан запросто мог попросить его покинуть село. И возразить было нечего.

Все стало меняться в начале 90-х, когда буквально за три года больше половины немцев Оренбуржья уехали в Германию. Это сегодня тщательно взвешивают за и против, а тогда… Даже дома оставляли непроданными. Некоторые до сих пор продаются соседями по доверенности. В Кичкассе непроданных домов 26, в Кубанке — 16.

Ценности со свалки

Несмотря на то, что доля немцев среди местных жителей резко сократилась, они продолжают серьезно влиять на экономическую и культурную жизнь сел. Приезжие (в основном иммигранты из Казахстана и Средней Азии) стараются подстроиться под сложившиеся традиции. «Когда немцы начали массово уезжать из Кубанки, все наши народные коллективы, и эстрадный ансамбль, и танцевальные, стали валиться, — вспоминает руководитель центра немецкой культуры села Кубанка Яков Пеннер. — Новое население приехало. Мы объясняем: детей надо в музыкальную школу, в творческие коллективы отдавать. Они говорят: а зачем? Для них это дико было. Постепенно иммигранты освоились. В основном уклад восстанавливается».

Помимо помощи из регионального и федерального бюджетов (см. интервью с Веналием Амелиным, с. 60) финансированием немецкой культуры в Оренбургской области с 1995 года активно занимается ЗАО «Волга-Развитие». Эта организация специально уполномочена правительством Германии для поддержки российских немцев. «В этом году мы выиграли два больших гранта ЗАО „Волга-Развитие“, — рассказывает Леонид Райзих. — Это региональный летний лингвистический лагерь (шестой год мы реализуем такой проект) и празднование 110-летия заселения немцами Переволоцкого района. Есть и еще один большой проект — День немецкой семьи, который будем проводить в сентябре».

«Волга-Развитие» финансирует и работу уникального музея оренбургских немцев в селе Кичкасс. Что-то ему передали немцы, уезжающие в Германию, а многие экспонаты найдены просто на свалке: люди не понимали ценность вещей, хранимых в семьях. Музей стал важным местом не только для немцев, но и для других сельских жителей. Из города сюда приезжают студенты-историки.

За многие десятилетия жизни в России немцы смогли создать самобытную культуру, во многом отличающуюся от современной общегерманской. Поэтому, покинув родные оренбургские села, нередко испытывают ностальгию. Характерную историю вспоминает Яков Пеннер: «В 2002 году я был с нашим народным оркестром в Германии, мы играли концерт в одном из небольших городов в центре страны. На выступление приехало столько народу, что хозяин большого и современного концертного зала был в шоке. Он все спрашивал: „Кто приехал? Какие звезды? Зал переполнен, стоянка забита машинами. Здесь до вас выступала Пугачева, так людей было меньше“».

Оренбургские немцы, уехавшие в Германию, все чаще стали наведываться в родные села. Приезжают даже те, у которых в селе уже не осталось никого из родственников — едут к знакомым, готовы жить в гостинице.

На своей земле

Для российских немцев, решивших остаться в родных селах, министерство внутренних дел Германии начало в 1991 году программу создания малых предприятий сельхозпереработки. Профинансировали строительство 16 цехов, оснащенных самым современным на тот момент немецким оборудованием. Сырцех в селе Претория заработал в 1992 году. Местный колхоз сделал фундамент, подъездные дороги и коммуникации, а строительство здания и поставку оборудования на правах аренды обеспечила немецкая сторона. Уже через два года цех стал самостоятельной бизнес-единицей - ООО «Родник» (90% принадлежит местному колхозу, 10% — трудовому коллективу). По договору с немецкой стороной арендную плату и 50% прибыли отчисляли в ЗАО «Волга-Развитие». В 2004 году арендные платежи закончились, и цех полностью перешел в собственность ООО «Родник», хотя изначально предполагалось передать его немцам, которые должны были здесь работать. Сегодня на предприятии, построенном немцами для немцев, из 13 человек лишь три представителя этой национальности. Как сетует директор цеха Эдуард Абдуллин, если первоначально здесь перерабатывали 24 тонны молока в сутки, то сегодня только семь. А зимой цех вообще действует через сутки: не хватает сырья.

Оренбургским немцам Владимиру Хомутскому и  Алексею Герцену готовых предприятий не досталось. Бизнес они начинали с нуля. Первый пришел в колхоз в родном селе Кичкасс и попросил землю. Ему дали поле: хочешь — вырубай бурьян и работай. Единственное, что сделал колхоз — закупил семена. В прошлом году существенную помощь Владимиру оказало все то же ЗАО «Волга-Развитие», выделив для закупки семян элитных сортов 150 тыс. рублей в качестве беспроцентного кредита на два года с единственным условием: вернуть по курсу евро. Фермер половину кредита уже погасил.

Сегодня в распоряжении Владимира Хомутского 25 гектар земли под картофель, морковь, лук и свеклу. На производстве занято 56 человек. Несмотря на жесточайшую дисциплину (на работу нельзя прийти даже с похмелья), из желающих трудиться очередь стоит. Продукция хозяйства идет во все бюджетные организации района. Но практически весь урожай приходится собирать вручную. Современная техника фермеру не по карману, а имеющиеся старенькие тракторы собраны в арендованных у колхоза полуразвалившихся мастерских из металлолома. Владимир не унывает: «Я никогда не остановлюсь на достигнутом. 25 гектар по фермерским меркам очень мало. Я бы с удовольствием расширился, но пригодной для овощеводства земли уже нет. Значит, будем повышать культуру земледелия, искать варианты с техникой. Обращусь за кредитом на ее покупку в „Волга-Развитие“, как только погашу первый».

Помог немецкий кредит и владельцу деревообрабатывающего цеха Алексею Герцену. Он, как и его друг Владимир, начинал собственный бизнес с большими долгами: вышел из колхоза, приватизировал деревообрабатывающую мастерскую, восстановил ее. Года за два все окупилось, теперь начинает приносить прибыль. Сейчас есть деньги и на развитие. По словам Алексея, он все планировал делать на свои средства. Но в 2004 году взял в «Волга-Развитие»; кредит на 72 тыс. рублей на покупку пилорамы. И не пожалел.

Понятно, почему эти люди не хотят уезжать в Германию. Они привыкли надеяться на себя, не ждать подачек от государства. Именно поэтому их уважают не только подчиненные, но и односельчане. Алексей Герцен на жизнь в родном селе смотрит с оптимизмом: «В Германии сейчас делать нечего, а здесь можно развиваться. Да и корни держат».

Дополнительные материалы:

Мечты о национальном районе

Павел Кобер

Веналий Амелин
Веналий Амелин
Германия готова оказывать поддержку немцам только в местах компактного проживания, констатирует председатель Комитета по делам национальностей и связям с религиозными организациями администрации Оренбургской области, доктор исторических наук, профессор Веналий Амелин

— Веналий Владимирович, что делают региональные власти для поддержки культурно-этнических традиций немцев Оренбургской области?

— По численности немцев наш регион занимает шестое место в России. В свое время была разработана федеральная целевая программа «Возрождение социально-экономической и культурной базы российских немцев на 1997 — 2006 годы». Наша региональная программа «Самоопределение немцев Оренбургской области» — ее составная часть. Цели и задачи ФЦП — обеспечение условий и перспективы для сохранения этноса российских, а соответственно, и оренбургских немцев в Российской Федерации. Это социально-экономическое развитие мест компактного проживания, а также развитие культуры и национального образования — на него в первую очередь направлены мероприятия программы. По всему региону работает девять центров немецкой культуры. В нашем областном центре по линии ФЦП установлен компьютерный класс, идут занятия по немецкому языку. В области есть школы, ведущие преподавание на немецком, выпускается газета «Оренбургер цайтунг», ежегодно проходят Дни немецкой культуры.

— Откуда поступает финансирование?

— Это расходы федерального бюджета, бюджета субъекта федерации и внебюджетные источники. Я считаю, финансирование идет неплохо, в различные годы общество «Возрождение» получало от 1,5 до 2,5 млн рублей в год. Второй составной частью помощи оренбургским немцам является областная целевая программа «Реализация модели региональной национальной политики Оренбургской области на 2001 — 2005 годы», по которой из областного бюджета ежегодно выделяется около 2 млн рублей. Буквально 17 августа Законодательным собранием области утверждена еще одна программа региональной национальной политики на 2006 — 2010 годы. Под нее из областного бюджета будет ежегодно выделяться 2,9 млн рублей. Всего программа оценивается в 14,5 млн рублей. Есть и внебюджетные средства — спонсорские, пожертвования, помощь благотворительных фондов. В первую очередь это касается помощи в изучении языка — как для тех немцев, которые уезжают, так и для оставшихся. У нас 23 группы в области изучают язык, работает 18 кружков художественной самодеятельности. Существенна помощь и из самой Германии. Например, Центр немецкой культуры в Оренбурге построен на средства муниципалитета, немецкого правительства и церкви земли Саксония. Пропорция 50 на 50: мэрия помогла с отселением семей из дома, на месте которого наметили создать Центр немецкой культуры, а Германия выделила 300 тыс. марок на его строительство.

— Как вы считаете, сами немцы довольны тем, как власть заботится о сохранении их самобытности и культуры? Программы «самоопределения», на мой взгляд, — это попытка власти принести извинения за репрессии времен войны…

— Не совсем так. Начнем с того, что все немцы реабилитированы.

В душе, возможно, некоторые и обижены. Это особенно чувствуется на различных конференциях, когда уже после третьего выступления начинаешь чувствовать себя не очень уютно: звучат одни и те же темы — депортация, трудармия. Поверьте, то, что делается для немцев у нас в области, ими только приветствуется. У нас все предпринимается для того, чтобы немцы смогли полностью сохранить национальную идентичность. Хочешь заниматься языком — пожалуйста. Хочешь петь на немецком — прошу. Изучать историю — тоже нет проблем. Выделяются средства на методические пособия, костюмы, музыкальные инструменты.

Многое в финансировании зависит еще и от того, как работают немецкие общества и как они взаимодействуют с региональными властями. Недавно руководитель организации «Волга-Развитие» г-н Шульц был в нашей области на праздновании 110-летия заселения немцами Переволоцкого района и заявил, что Оренбургская область реализует одну из самых эффективных моделей программы помощи немцам на территории ПФО.

— А экономика? Песнями сыт не будешь, хочется и работу иметь, и жилье.

— В свое время на средства МВД Германии в нашей области были построены маслозавод, хлебопекарня, мясокомбинат. Построены именно для того, чтобы на них работали немцы. К сожалению, многие уехали на историческую родину, и предприятия уже не выполняют этой функции. Но и оставшиеся немцы на виду в своих селах. Люди, которые имеют свое дело, в Германию уезжать не собираются. Немецким предпринимателям Германия через ассоциацию «Волга-Развитие» оказывает серьезную кредитную поддержку. Но одно из основных условий для получения крупных немецких инвестиций — компактное проживание немцев. В последнее время Оренбургская область этим похвастаться не может. Соответственно, и новые предприятия не открываются. Мы пытались создать на базе сел Переволоцкого района национальный сельсовет, но идея умерла не родившись, поскольку немцев там осталось не больше семисот человек из нескольких тысяч проживающих. Очень жаль: в 30-е годы в Оренбуржье уже существовало национально-территориальное образование — Кичкасский немецкий подрайон.

Комментарии

Материалы по теме

Рынок труда Свердловской области не может обеспечить работой всех гастарбайтеров

Отдам дело в рабочие руки

Возросло количество мигрантов, получивших разрешение на трудоустройство в Свердловской области

Искусство планировать

Как это по-русски?

Борьба с невыплатой зарплат может привести к росту безработицы

 

comments powered by Disqus