Актуальные книги

Актуальные книги Психология

Spiritus или animalis?

Spiritus AnimalisАкерлоф Джордж, Шиллер Роберт. Spiritus Animalis, или Как человеческая психология управляет экономикой и почему это важно для мирового капитализма. М.: Юнайтед Пресс, 2010. С. 273.

Иррациональные существа, склонные мыслить набором штампованных сюжетов, подверженные «денежной иллюзии» (так называется неспособность принимать решения с учетом меняющейся из-за инфляции стоимости денег), часто предпочитающие справедливость деньгам, а мнение общества - собственному... Это мы с вами, считает нобелевский лауреат по экономике Джордж Акерлоф.

Когда человек видит взвинченные выше «справедливого уровня» цены на лопаты после снегопада, рациональное в его голове отключается, а когда он может каким-то образом «наказать» зарвавшегося продавца, в его мозгу активизируется та же зона, что и в предвкушении вознаграждения.

Люди склонны мыслить нарративами - логически связанными цепочками событий, историями, которые они сами себе рассказывают, объясняя действительность, или слышат от других. Политики - важнейшие творцы таких историй. Подхваченные СМИ, эти мифы начинают распространяться по законам эпидемий, охватывая большие массы людей и меняя их поведение. Интереснейший и близкий нам пример - зарождение и крах мексиканского экономического чуда, в которое поверили массы избирателей благодаря найденным в начале 70-х запасам нефти и талантливо сотворенной Лопесом Портильо легенды о великом будущем страны.

Фридмен в конце 60-х утверждал, что люди принимают решения исходя из реальной заработной платы. Акерлоф считает, что Фридмен ошибался. И ошибка дорого обошлась: теория «естественного» уровня безработицы стала прописной истиной для экономистов и «послужила оправданием чрезвычайно глупой экономической политики». В частности, говорит Акерлоф, она стала причиной «великого канадского экономического спада» 90-х, когда на фоне растущей экономики США северный сосед заплатил за снижение инфляции невиданной со времен Великой депрессии 12-процентной безработицей. Эта ошибка, «зашитая» в мозгах нынешних ведущих экономистов, может привести к неверным решениям в будущем.

Доверие, справедливость, склонность к злоупотреблениям - эти и другие «иррациональные» переменные должны быть включены в мейнстрим экономической теории, без них невозможно объяснить причины и найти рецепты предотвращения или выхода из депрессий. Авторы дают интереснейший экскурс в историю депрессий: от американской 1890-х и Великой до краха ссудно-сберегательных ассоциаций конца 80-х годов прошлого века и дела Enron. Книга рассказывает, как, по каким законам надувались и лопались пузыри неоправданных ожиданий, какие рецепты и с каким результатом применялись для восстановления утраченного доверия в разных странах, в чем сегодня ошибки и правильные шаги нынешних финансовых властей США.

Дмитрий Толмачев

Биология

Наши быстрые нейроны

Как мы принимаем решенияЛерер Джона. Как мы принимаем решения. М.: Астрель/CORPUS, 2010. С. 350.

В последнее время среди ученых западных университетов все большую популярность приобретает совершенно новая научная дисциплина на стыке биологии и социальных наук - нейроэкономика. Вооружившись магнитно-резонансным томографом (МРТ), адепты этого направления пытаются понять, каким образом происходящие в головном мозге процессы влияют на решения людей, их поступки и экономическое поведение. По меркам остальных наук, нейроэкономика еще довольно молода. Но она уже способна похвастаться некоторыми любопытными результатами: к примеру, размышляя о вознаграждении моментальном и том, которое удастся получить только через месяц, люди задействуют совершенно разные области мозга - а значит, ведут себя тоже по-разному.

Книга «Как мы принимаем решения» - формально близнец бестселлера Малькольма Гладуэлла «Озарение»: набор красочных историй о том, как люди принимают правильные или неправильные решения и каким образом в этом участвует их головной мозг. Собственно в последнем и есть главное отличие от Гладуэлла: Джона Лерер - не столько журналист, сколько ученый-нейробиолог. По крайней мере, он учился этому в Оксфорде, хотя теперь больше известен как блогер и популяризатор науки.

Пожалуй, самое интересное в книге: Лерер развенчивает миф о том, что эмоции и рациональные решения никак не связаны друг с другом. Наоборот, люди с поврежденным эмоциональным отделом мозга (префронтальной корой) не способны вообще принять никаких решений: к примеру, один из таких больных мог бесконечно долго согласовывать со своим психиатром день встречи, не в силах выбрать. Впрочем, избыточная эмоциональность тоже ни к чему: в случае излишнего выброса гормона под названием дофамин человек уже не способен к взвешенному рассуждению.

Истина, как всегда, посредине: долгий опыт способствует выбросу дофамина в нужный момент и принятию правильного решения на подсознательном уровне. Лерер иллюстрирует теорию примером радиста армии США Майкла Райли, который во время операции «Буря в пустыне» сумел распознать вражескую ракету на радаре и перехватить ее по мельчайшей неточности в движении точки - но не был способен объяснить, почему он принял именно такое решение.

Так что основной совет, который дает автор, довольно прост: в экстремальной ситуации нужно постараться не впадать в панику, внезапные желания стоит сдерживать и тщательнее обдумывать возможные последствия, пора научиться доверять не эмоциям, но опыту - и так далее. Однако каждый из его примеров весьма интересен и показателен, пусть некоторые из них уже публиковались в переводной литературе (к примеру, у того же Гладуэлла).

Для книги о мозге и его структуре работе Лерера не хватает иллюстраций, а изложение теорий по сравнению с описанием реальных ситуаций достаточно поверхностно. Но для ликбеза по принятию решений, неопределенности и нейроэкономике «Как мы принимаем решения» - выбор далеко не худший.

Аркадий Коновалов

Комментарии

Материалы по теме

Моби-next

Цельная наука

Почувствовать другого

Ничто современное Перми не чуждо

Будущее одной иллюзии

В рот мне ноги

 

comments powered by Disqus