Не приготовились к демократии

Не приготовились к демократии Обсуждение целесообразности внедрения саморегулирования в строительстве - бесполезное сотрясание воздуха: инициативу, поданную сверху, можно только корректировать. Чтобы СРО в отрасли заработали, им необходимо договориться со страховыми компаниями и государством, а также создать внятные нормы ведения деятельности.

В августе сразу два уральских некоммерческих объединения - «Союз строителей республики Башкортостан» и «Союз строительных компаний Южного Урала» - получили статус саморегулируемых организаций (СРО). Таким образом, на Урале сформировались три официальные СРО в отрасли (третья, в Тюменской области, зарегистрирована в Ростехнадзоре 25 июня).
Статус СРО на Урале пытаются получить несколько десятков организаций: только в Свердловской области и только в сфере строительства их порядка семи-восьми. Компании отрасли в ожидании: по данным госстатистики, в августе в СРО вступил всего 1% российских строительных организаций.

Чтобы обсудить проблемы, связанные с формированием, регистрацией, функционированием СРО, а также будущее строительной отрасли, за круглым столом, организованным журналом «Эксперт-Урал» при поддержке Союза предприятий стройиндустрии Свердловской области, НП «Уральское объединение строителей» и компании «ЭнергоСтройРесурс», собрались топ-менеджеры предприятий, руководители отраслевых объединений и главы созданных СРО.

Колебания воздуха

Несмотря на то, что переход на саморегулирование в строительной сфере с 1 января 2010 года - дело решенное, представители отрасли до сих пор сомневаются в его целесообразности. Они настаивают: бизнес не готов. Директор компании «Техностройпроект», член президиума Союза проектных, научных и изыскательских предприятий и организаций Свердловской области Евгений Бонин:

- Разумна ли инициатива создания СРО? В западных странах саморегулирование вводилось снизу, компании сами понимали необходимость защиты цеховых интересов, очищения рынка от недобросовестных предприятий, порочащих честь отрасли. Они создали свои стандарты и не берут в СРО тех, кто заявленным нормам не соответствует. Но там все делается добровольно. Заказчики, для которых качество не важно, могут обратиться к подрядчикам, не входящим в СРО. Кому оно принципиально - обращаются к компаниям из саморегулируемой организации. То есть и у инвесторов, и у строителей есть выбор: хочу соответствовать таким-то стандартам - вступаю в СРО, не хочу - не вступаю, зарабатываю своей репутацией, своим имиджем. Если я инвестор и не разбираюсь в рынке, могу взять список членов СРО и гарантированно получить качественный результат. Если я инвестор с большим опытом и знаю, кто как строит, могу обратиться и не к участникам саморегулируемых организаций. Это вопрос взаимоотношений хозяйствующих субъектов. У нас же государство поступило иначе - превратило все в обязаловку. Кто-то решил, что саморегулирование в России полезно, и надо его немедленно внедрить в принудительном порядке. До того, как закон вышел, у строителей были попытки к самостоятельному объединению в союзы, но регулированием деятельности никто не занимался. А теперь тем же союзам дали право придумывать нормативы. Будет ли это способствовать развитию России и общества? Любое забюрокрачивание влечет к затуханию идей, любое раздувание нормативов и регламентаций препятствует выходу на рынок. Давайте подумаем: через пять лет, когда СРО станет единственным допуском к строительству, возможно ли будет выпускнику стройфака с товарищами создать свое дело? Если нет - мы идем к пропасти.

Председатель совета директоров компании «ВЫСО», первый заместитель генерального директора союза «Предприятия промышленного сервиса Урала и Сибири» Владимир Шумаков также убежден, что отрасль к СРО пока не готова, но пенять надо на самих себя:

- Стройка - одна из самых взяткоемких сфер бизнеса. С одной стороны, внедряя СРО, мы, конечно, избавляемся от некоторой доли коррумпированности. Но с другой - за 18 лет рынка мы не выстроили отношения в отрасли, не создали нормальную систему лицензирования, аккредитации, сертификации. У нас нет нормального сообщества, которое могло бы сказать государству: отдайте нам власть, мы готовы. А сейчас правительство само нам ее отдало. Но мы не готовы. Президент принял решение: демократия - это хорошо.

А вы всмотритесь, что это за демократия? Системы международной аккредитации нет, системы норм и стандартов - нет, общей системы федеральной сертификации компаний - тоже нет. Государство, а вслед за ним общественность, говорят: вот на Западе есть саморегулирование, и у нас должно быть. А потом бегаем, просим крупные компании поучаствовать в разработке стандартов. И ведь никто не посмотрел, как саморегулирование выстроено в Европе, каким образом уравновешены интересы общества и государства? Об этом никто ни разу не подумал. Нужно ли саморегулирование стройке - вопрос не обсуждаемый. Нужно. Но надо двигаться вперед, что-то делать. Хотя бы перенять те нормы, которые уже много лет работают в Англии, Германии, Норвегии. Главная проблема внедрения СРО в том, что мы с вами за 18 лет ничего не сделали. Саморегулирование сегодня стоит на песке: техрегламентов нет, их разработку фактически взвалили на СРО. Юристы уже предупредили, что в 2010 году начнут такие деньги драть с СРО из-за отсутствия внятных норм, что мало никому не покажется.

Логику государства попытался объяснить вице-президент Национального фонда развития рынка недвижимости и оценочной деятельности, член экспертного совета по законодательному обеспечению формирования рынка доступного жилья в Совфеде РФ Владимир Герасименко:

- Нужно было передавать контрольные функции от чиновничества на уровни местных коммерческих организаций. Число техногенных катастроф нарастает, и кто-то должен нести за это ответственность. В первую очередь введение СРО позволит создать финансовую ответственность организаций за качество проведенных работ. У нас выдано 240 тыс. строительных лицензий, многие из которых куплены, а не получены законно. Мы должны очистить рынок.

Может, подождем

Некоторые строительные организации разделяют подобные мысли. От руководителей различных предприятий то и дело приходят новости о восстановлении деятельности лицензионных центров. Множество компаний заняли выжидательную позицию. То есть проблемы СРО начинаются уже на этапе его формирования.

По словам участников круглого стола, связано это в основном с недоверием к формирующимся СРО, отсутствием денег и выпадением деятельности отдельных предприятий из списка опасных работ (подробнее см. «В ожидании статуса», с. 18).

Вице-президент НП «Гильдия строителей Урала», председатель правления СК «Астон» Вячеслав Трапезников, правда, считает, что федеральная статистика лукавит:
- Я считаю, что проблем со вступлением в СРО гораздо меньше, чем в те времена, когда нужно было получать лицензии. Закон сегодня серьезно ограничивает исполнительный орган СРО при проверке компаний, требования носят сугубо формальный характер. Я думаю, что для строительной компании, нашедшей 300 тыс. рублей, получить допуск к работам удастся без проблем. Официальная статистика совершенно не показательна. Процент там высчитывается от всех компаний, получивших строительную лицензию. А эта выборка некорректна. Во-первых, объем выданных лицензий никак не соотносится с количеством реально работающих компаний (предприятия покупали строительные лицензии на всякий случай). Во-вторых, здесь не учитываются предприятия, деятельность которых не попала в категорию опасных работ (в сумме это 70 - 80% от всех лицензий). По моим ощущениям, сегодня неопределившихся компаний всего 20 - 30% от реально работающих. Они действительно ждут, когда СРО заработают.

Председатель коллегии НП «Уральское общество архитектурно-строительного проектирования» Михаил Проскурин выделяет проблемы, характерные для проектировщиков:

- Главной проблемой проектной СРО является сбор компенсационного фонда.
У нас обороты намного меньше, чем у строителей, заплатить 150 тыс. рублей плюс страховку очень тяжело. Кроме финансового вопроса мы столкнулись с элементарными недоработками нормативного плана. Например, в перечне видов опасных работ для проектировщиков отсутствует всегда проводимое им обследование зданий и сооружений. Этот вид ушел изыскателям. Каким образом они будут проводить экспертизу конструкции здания? Вторая интересная деталь. К объектам, не подлежащим госэкспертизе (соответственно тем, кто их проектирует, не нужен допуск СРО), относятся здания площадью менее 1,5 тыс. кв. метров. Но полторы тысячи метров - это очень крупные объекты, проектировать их должен профессионал. Мне кажется, эти упущения связаны с тем, что люди, которые готовили документы о СРО, не совсем вжились в строительную отрасль. Мы отправили наши предложения в национальное объединение проектных СРО. Правда, пока мы как незарегистрированная организация имеем право только совещательного голоса. Надеюсь, что все-таки изменения будут пролоббированы.

Еще одна проблема на этапе формирования СРО - взаимоотношения со страховщиками. Пока почти все они готовы страховать только ответственность застройщиков перед третьими лицами. Грубо говоря, упадет плита на припаркованную машину - владельцу автомобиля выплатят компенсацию. Но собственно строительные риски не страхуются: покупатель квартиры или застройщик ничего не получит (подробнее см. «Партнерство наполовину», с. 22). Евгений Бонин еще более категоричен: «Страхового возмещения застройщик может добиться в одном случае, если кто-нибудь возьмет биту и побьет стекла в доме. Тогда возбудят дело, и страховщик выплатит компенсацию».

Хотя челябинские и тюменские СРО вопрос со страховыми компаниями уже решили. По словам директора СРО НП «Организация строителей Тюменской области» Евгения Сосновских, общим собранием членов организации утверждены требования к страхованию гражданской ответственности, в которых детально прописаны действия участников НП в случае причинения ими вреда, возникшего из-за недостатков работ. Также серьезные требования предъявляются к форме и содержанию самих договоров страхования. «Несмотря на то, что не все страховщики оказались готовы к этим нововведениям, сегодня уже пять ведущих игроков рынка согласились с утвержденными требованиями к страхованию гражданской ответственности. Строители вольны по своему усмотрению выбирать страховую компанию, но с условием соблюдения ею требований», - поясняет Евгений Сосновских.

Ведущий инженер департамента нормативно-технического регулирования СРО «ССК Южного Урала» Петр Чернов добавляет: «У нас тоже разработаны условия страхования, на данный момент аккредитованы 12 страховых компаний, которые мы будем рекомендовать членам. Мы пошли по пути страхования не объекта, а вида работ. И страховое вознаграждение зависит от объема выполняемых работ».
Другая проблема - прием компаний в СРО и их проверка. Многие эксперты опасались, что некоммерческие партнерства в погоне за статусом будут принимать недобросовестных застройщиков. Участники круглого стола подтверждают: до получения статуса вступление в объединение для многих было упрощено. Однако тут же оговариваются: «льготно» проходили предприятия проверенные и зарекомендовавшие себя на рынке. Остальных серьезно проверяли. Исполнительный директор Союза предприятий стройиндустрии Свердловской области Юрий Чумерин: «Некоторые свердловские предприятия вступили в тюменскую СРО, мне приходилось даже писать гарантийные письма, чтобы их приняли». Евгений Сосновских добавляет: «При приеме компаний мы проводим полный анализ предоставленного пакета документов, выезжаем на объекты, проверяем достоверность кадровых сведений, наличие машин и механизмов, необходимых для производства строительно-монтажных работ и т.д.».

В Челябинске нашли другой защитный инструмент. Петр Чернов:
- Сейчас в нашей СРО порядка 400 компаний, я полагаю, что некоторые из них не получат допуск к работам. В НП мы принимали компании по упрощенной схеме, теперь, после приобретения статуса, они переписывают заявления и готовят новый пакет документов. Выдавая допуск, мы будем подходить к предприятиям с более серьезной меркой: смотреть материальную базу, наличие квалифицированных специалистов, сведения о переподготовке кадров, предыдущие лицензии, документацию об объектах, структуре компании и т.д.

Участники круглого стола практически в один голос утверждают: вступать надо в региональную СРО, только она может качественно проверить своих членов. Петр Чернов: «В Челябинской области есть несколько филиалов общероссийских объединений. Назову одно - "Евростандарт". Оно якобы работает на территории всей Европы и России. У них условия такие: сертификат на право вступления в СРО 160 тыс. рублей, за допуск к каждому виду работ по 15 тысяч плюс компенсационный фонд первоначально 100 тысяч, членский взнос 80 тысяч. И все. Вступить туда легче, однако когда в организации тысяча членов, она превращается в неуправляемую».

Региональный представитель СРО «Межрегиональное объединение строителей» Евгений Лоскутов защищает свои позиции:
- Крупной общероссийской СРО, во-первых, гораздо легче отстаивать позиции и лоббировать свои интересы, так как центр находится в Москве. Во-вторых, у национальной СРО большой запас прочности: тысяча членов - это компенсационный фонд не в 30, а в 300 млн рублей. В-третьих, члены избавятся от регионального подхода «этого знаю - возьму, этого не знаю - не возьму».

Наконец, последняя проблема (некоторые выделили ее как самую главную) - отсутствие техрегламентов. На госуровне некоторые СНИПы и ГОСТы разрабатываются уже десятилетиями, и нет никакой гарантии, что к 2010 году они будут готовы. Поэтому СРО должны сами создать и внедрить техстандарты, пользоваться ими. Иначе любой юрист заказчика сможет «раздеть» подрядчика, заявив, что тот работает не по нормам. А строитель и защититься будет не в силах, потому что норм нет. Несмотря на важность проблемы, ни одна уральская СРО (кроме не зарегистрированного пока Союза предприятий стройиндустрии Свердловской области) не разрабатывает собственные техстандарты. Однако Юрий Чумерин уповает на то, что созданные его Союзом нормы с некоторыми доработками будут приняты коллегами в ближайшем будущем.

Не мешайте

Отдельный вопрос - зависимость СРО. В первую очередь от монополий и государства. По словам руководителя органа по сертификации «УралЦСКсертификация» СОООФ «Центр качества строительства» Евгения Волкова, если государство пытается участвовать в создании СРО, значит, тут есть коррупционная составляющая: «Мне встречался чиновник, который заявил, мол, не войдете в мою саморегулируемую организацию строителей Екатеринбурга - черта с два вам». Генеральный директор НП «Союз проектировщиков "Евразия" СРО» Владимир Козырев добавляет:

- Не бывает в природе чистых явлений: чистого коммунизма, капитализма. Не бывает и чистого саморегулирования. Понятно, что на местах государство все равно будет играть роль в деятельности СРО. Главное, чтобы власти и монополии не ставили палки в колеса независимым организациям. Я знаю, что в некоторых регионах есть прямая установка - не пускать независимые СРО. Получается, с одной стороны государство трубит о саморегулировании, с другой пытается само все контролировать. Независимые СРО прежде всего нужны малым и средним предприятиям, которые не хотят идти в организации вместе с крупными компаниями, боясь там затеряться. Понятно, что тут возникает опасность СРО-однодневок, но строители сами должны выбирать надежные организации и не вступать куда попало.

Евгений Сосновских разъясняет: «Инициатива губернатора по созданию в нашем регионе СРО - грамотное управленческое решение. Мы не будем конкурентом или препятствующим фактором на пути создания других саморегулируемых организаций. В Тюменской области на сегодняшний день зарегистрировано более двух тысяч строительных организаций, получивших лицензию на соответствующий вид деятельности. Из них членами нашей СРО являются 117. Поле для деятельности других организаций достаточно широко».
Ведущий специалист по СМК департамента нормативно-технического регулирования СРО «ССК Южного Урала» Наталья Корниенко также уверена, что СРО не приведет к зависимости от государства: «Создавая закон о СРО, власти, наоборот, выдали топ-менеджерам, квалифицированным специалистам инструмент работы на рынке, дали им самостоятельность, чтобы они уже внутри решали свои проблемы».

Участники круглого стола замечают: наибольшую активность в стремлении контролировать СРО проявляет даже не государство, а монополии. Но это надо принять как данность: если ты подрядчик Газпрома - вступай в СРО Газпрома, иначе заказов не будет. Жаловаться бесполезно.

Подводя итог, заметим: как бы ни ругали СРО, как бы ни кричали, что отрасль не готова к их внедрению, во-первых, до 1 января всем придется вступить в СРО или уйти с рынка, во-вторых, обозначенные проблемы до этого момента придется решить. Иначе возникнут проблемы с допуском к работе.

Дополнительные материалы: 

В ожидании статуса

Юрий ЧумеринНизкий показатель вступления строителей в СРО связан с отсутствием денег и недоверием предприятий к существующим некоммерческим партнерствам, считает исполнительный директор Союза предприятий строительной индустрии Свердловской области Юрий Чумерин

- Мы проанализировали, почему многие предприятия пока не вступают в СРО. Основных причин три. Первая - отсутствие денег. При вступлении в СРО необходимо внести 300 тыс. рублей в компенсационный фонд, оплатить вступительные и членские взносы. Вторая причина - опасения компаний, что они не доживут до конца года. Ситуация в отрасли все ухудшается, объемы строительства и заказов падают. Третья причина - отсутствие в регионах СРО, зарегистрированных в Ростехнадзоре (на Урале официально статус саморегулируемой организации получили три объединения строителей - в Челябинской и Тюменской областях и Башкирии). Руководство предприятий боится: если вступить в СРО (точнее, до получения статуса это некоммерческое партнерство. - Ред.), заплатить деньги, а в Ростехнадзоре официальный статус объединению получить не удастся, то допуск на работы оно выдавать не сможет, а вернуть вложенные средства компаниям будет трудно.

Отчасти низкий показатель вступления в СРО объясняется тем, что серьезная часть компаний, имевших строительную лицензию, выпала из области саморегулирования. Например, заказчикам и генподрядчикам не надо вступать в СРО, потому что виды работ, которые они выполняют, к опасным не относятся. Также в организации не должны вступать фасадники, оконщики, те, кто занимается внутренними отделочными работами, даже те, кто строит коттеджи. По нашему видению, доля подобных компаний в общей структуре - 20 - 25%.

Подготовил Сергей Ермак

Кризис доверия

Страховщики убеждены: они могут предложить адекватные формы сотрудничества, но строители не хотят ими пользоваться

Ольга КубинскаяОльга Кубинская, директор Тюменского филиала ОАО «Военно-страховая компания»:

- В соответствии с требованиями закона члены СРО страхуют гражданскую ответственность (ГО). Это защищает строительную организацию только от требований со стороны третьих лиц. Страховка потерь в результате происшествий на стройке, что случается значительно чаще, - это другой страховой продукт, «страхование строительных рисков», соответственно, другой объем ответственности и цена услуги. Стоимость страховки при строительстве кирпичного 9-этажного трехподъездного жилого дома в Тюмени составит 320 - 350 тыс. рублей при условии, что дом будет построен за 18 - 24 месяца и послепусковая гарантия на полную контрактную стоимость продлится 36 месяцев (можно и 60, но это дороже). То есть договор будет заключен на пять лет (в эту сумму входит и страхование ГО на период строительства с лимитом примерно 10 млн рублей). Отдельно же страховка ГО на один год в Тюмени может стоить 35 - 100 тыс. рублей, но она не привязана к объектам. На мой взгляд, идеальный вариант работы со строителями - страхование ГО в рамках СРО плюс страхование строительных рисков. Проблемы при страховании кроются в консерватизме строительных организаций и их недоверии к страховщикам. Хотя культура руководителей растет: все больше специалистов понимают, что затраты на страхование - это расходы, которые участвуют в ценообразовании.

Марина СофроноваМарина Софронова, начальник управления продаж САО «Экспресс Гарант»:

- Большинство строительных организаций экономят на страховке и заключают договор только под давлением надзорных органов. А те сегодня обязывают страховать только гражданскую ответственность перед третьими лицами. Вот почему, наверное, у большинства представителей строительных организаций сложилось устойчивое мнение, что «если разрушится дом, то выплату получат только владельцы машин, на которые этот дом обрушился». Фактически страхование рисков может включать в себя, во-первых, непосредственно страхование строительно-монтажных работ (в этом случае застрахованы объекты строительства, машины и оборудование, недвижимость, пусконаладочные работы и материалы). Во-вторых, страхование гражданской ответственности за вред, причиненный третьим лицам при выполнении строительных работ (в эту категорию как раз и входят упомянутые владельцы машин). В-третьих, страхование послепусковых гарантийных обязательств (это ответственность за изначально неправильную проектировку объектов завершенного строительства, ошибки при установке оборудования и, как следствие, например, трещины в стенах, обрушившиеся потолки). Страховой тариф при подобной страховке может составлять от 0,12% стоимости объекта.

Ученическая работа

Идеолог создания института саморегулирования в России, председатель комитета по собственности Государственной думы Виктор Плескачевский считает выбранную модель создания СРО в строительстве несовершенной и предлагает отложить переход строителей на саморегулирование. Почему - он рассказывает в эксклюзивном интервью «Э-У»

Виктор Плескачевский- Виктор Семенович, вы весьма неохотно комментировали процесс создания СРО в строительстве. Почему?

- Потому что любой сторонний наблюдатель обвинил бы меня в предвзятости. Я действительно предвзят. Предвзят, потому что мы писали этот проект три года в той логике, которая была в основе саморегулирования в других профессиях. Но принято, на мой взгляд, волюнтаристское решение о строительстве принципиально иной модели. Она, мягко говоря, несовершенна. Между тем на разных уровнях власти возникают предположения о том, что в целом саморегулирование в России не получилось. Для меня это оскорбительно! И когда я анализирую ситуацию, я понимаю, что основные аргументы строятся на базе анализа фактов формирования СРО в строительстве. Я бы хотел дистанцироваться от этого процесса, поэтому сегодня просто вынужден озвучить свою позицию.

- В чем, на ваш взгляд, заключаются недостатки принятой модели?

- СРО в строительстве - это вообще не СРО с точки зрения закона о саморегулируемых организациях. В законе о СРО прописаны два базовых принципа, которые отличают СРО от других некоммерческих организаций. Первый «один вид деятельности - одна СРО». Второй - наличие правил вступления в члены организации, которые заключаются в том, что если ты прошел экзамен, аналогичный процедуре лицензирования, и заплатил взносы, ты в момент вступления обретаешь правоспособность. Оба этих базовых принципа нарушены. Сейчас в одну СРО вступают, условно говоря, и крановщики, и штукатуры. Мы с вами понимаем даже на обывательском уровне, что они представляют собой разные группы риска. Непонятно, что у них совместно с точки зрения стандартов деятельности? Как страховать эти риски единым продуктом? Нарушение второго принципа проявляется в следующем: если я прошел соответствующий экзамен, заплатил взносы, это еще вовсе не значит, что я стал членом организации. Потому что на этом этапе я не получил право быть штукатуром или крановщиком. Это право я получу потом в процессе каких-то непонятных процедур, когда некие лица будут выдавать некие разрешения на работу. То есть по сути воспроизведена модель бывшего лицензирования. А теперь угадайте: если я уже вступил в СРО, взносы заплатил, попробуют ли мне отказать в членстве? Нет.

А если откажут, то как я заберу взносы? Это просто методологический тупик!

Нынешняя система СРО в строительстве - ученическая работа: студенту, который узнал, чем дом отличается от моста, поручили проектировать дом. Вот он и спроектировал! При этом потерял где-то главное - генерального подрядчика. Сегодня в модели создания СРО в строительстве вообще нет ответственного лица. Напомню, что во всем мире таким лицом является генеральный подрядчик. У нас 300 тысяч генеральных подрядчиков являются стороной по договору, но не являются субъектом регулирования, так как субъектом регулирования выступает конкретный каменщик, плотник.

- Как было в вашей модели?

- Мы исходили из того, что генеральный подрядчик несет всю полноту ответственности, причем не только тогда, когда он строит объект, но и в пределах гарантийного срока. Осознавая ответственность, он будет устанавливать субподрядчикам определенные требования. В любом случае главный тот, кто делает нулевой цикл, кто возводит электромонтажную конструкцию. Инженерные сети, канализация к прочности здания никакого отношения не имеют. Мы ставили задачу отрегулировать деятельность только тех, кто на старте отвечает за прочностные характеристики. Надо знать, почему здание, допустим, легло посреди площади и кто за это ответит. А вот уже эта группа лиц в соответствии со своим установленным интересом и ответственностью должна предъявлять требования штукатурам.

- К каким последствиям приведет создание СРО в нынешнем варианте?

- Сегодня порядка 25 - 30 СРО созданы искусственно, большинство в значительной степени спекулируют своим положением, устанавливая высокие цены «на входе». На мой взгляд, огромное количество строителей на 1 января может оказаться без права работы. Ведь у них написано так, что даже перевалка грунта бульдозером на 15 метров оказывается уже объектом саморегулирования. Да у нас все сельское хозяйство переваливает гораздо больше, но никакого отношения к строительству не имеет.

- Ваше предложение?

- Я бы предложил некую форму общественного согласия: в условиях кризиса строительная отрасль и так получила сильный удар. Так, может, не стоит одновременно проводить еще и реформу ее регулирования? Я считаю, нужно приостановить создание СРО, вернуть лицензирование, сделать подробный анализ и потом найти более точное решение.

Интервью взяла Ирина Перечнева

Деньги не тратить, а сохранять

Светлана БеломоинаПока СРО будут думать только о создании компенсационного фонда, а не о повышении качества работ и услуг, никаких позитивных сдвигов в их деятельности не произойдет, считает директор ООО «ЭнергоСтройРесурс» Светлана Беломоина

- Институт саморегулирования в строительстве необходимо развивать. Все сейчас быстренько пытаются создать СРО (по закону это надо сделать до 1 января 2010 года), однако вопросов об организации деятельности внутри СРО мало кто касается. Это говорит о недостаточной готовности строителей.

На многих круглых столах звучат вопросы в основном о работе со страховыми компаниями и расходовании компенсационного фонда. Это, конечно, очень важно. Однако когда речь заходит о критериях, по которым можно принять организацию в СРО, ничего конкретного никто сказать не может. Хотя только отбор участников по жесточайшим критериям может несколько снизить обеспокоенность членов СРО тем, хватит или не хватит сформированного компенсационного фонда на оплату «грехов».

И здесь становится актуальным вопрос об участии власти в формировании СРО. Конечно, каждый уважающий себя губернатор хочет, чтобы в его регионе качественно строили и проектировали. Поэтому он вправе принять меры для ускорения процесса создания СРО. Дело в том, что бизнес расслабился и не желает самостоятельно принимать решения. Поэтому жаловаться на власть нечего. Надо быть активнее, особенно это касается разработки стандартов качества работ и услуг.

Думаю, что при СРО проектных организаций должны быть аккредитованы компании, занимающиеся экспертизой проектной продукции. Оценивать ее силами самой СРО некорректно.

Подготовил Сергей Ермак

Партнерство наполовину

Сергей РенжинКомпенсационный фонд в СРО - мера, скорее, психологическая: покрыть серьезный ущерб с его помощью нереально. Поэтому в рамках саморегулирования нужно создавать эффективную систему страхования рисков, считает генеральный директор НП «Уральское объединение строителей» Сергей Ренжин

- Суть компенсационного фонда не в том, чтобы компенсировать ущерб. Давайте подсчитаем: 300 тыс. рублей с каждой организации, 100 компаний, 30 миллионов. Что эта сумма может компенсировать? Функция фонда - психологическая.

А восстанавливать ущерб должна как раз страховая компания. И тут мы сталкиваемся с проблемой построения эффективной системы страхования строительных рисков. Ее пока нет. Страховщики по существующим условиям могут отказать строителям в возмещении ущерба практически во всех случаях. Во многих страховых компаниях просто нет специалистов, которые могли бы грамотно работать с застройщиками, «вести» их на протяжении всего процесса возведения объекта.

Сейчас предлагается страховать только ответственность перед третьими лицами, а договорные отношения между застройщиком и покупателем (по существующим во многих страховых компаниях правилам для саморегулируемых организаций) просто не страхуются. В то же время очевидно, что вероятность наступления ответственности перед третьими лицами в разы меньше, чем в случае причинения ущерба заказчику или собственнику объекта недвижимости. За все это мы будем расплачиваться «маленьким» компенсационным фондом, и каждый раз его затем в двухмесячный срок пополнять. Получается такое однобокое партнерство - выгодное страховщикам, но невыгодное строителям.

Страховщикам нужно плотно работать с СРО, чтобы те предлагали страхование не только ответственности перед третьими лицами, но и рисков собственников и застройщиков. Только в этом случае мы можем обеспечить защиту компенсационного фонда.

Подготовил Сергей Ермак

Партнеры:
Партнеры круглого стола:

 


Комментарии

Материалы по теме

С башней все в порядке

Кто начнет строить Академический

Рост популяции КОТов

Явка не провалена

Чешский цемент из башкирского известняка

Зацементировать дефицит

 

comments powered by Disqus