Молния бьет дважды

Молния бьет дважды Изношенность промышленного оборудования в регионе достигает 70%. Если ситуацию не начать выправлять, техногенных катастроф во многих отраслях экономики не избежать.

B конце августа на Урале произошло два крупных возгорания резервуаров с нефтью. Сначала в ХМАО на нефтестанции «Конда» (ХМАО), обслуживающей магистральные неф­тепроводы Транснефти Холмогоры - Клин и Сургут - Полоцк, молния ударила в одну из восьми емкостей. Взрыв, а затем пожар разрушил еще три. Трое пожарных погибли в результате тушения, один позже скончался в московской клинике. Транснефть потери оценила в 19 тыс. тонн нефти, не считая значительных повреждений оборудования. Общий ущерб  составил 146 млн рублей.

Спустя несколько дней на установке подготовки нефти «Покровская» Оренбургнефти (входит в ТНК-ВР) загорелся один резервуар, во втором произошло задымление. Предварительная причина та же - попадание молнии. Обошлось без жертв. Официально сумма ущерба пока не озвучена. Источник в правоохранительных органах сообщил «Интерфаксу», что в горевшем резервуаре было 6,5 тыс. кубометров нефти, в соседней емкости, на которую перекинулся огонь, - 1 тыс. кубов. По подсчетам аналитиков ИК «Баррель», в денежном выражении ущерб от потери нефти составил почти 130 млн рублей. Получается, в обоих случаях не сработали молниеотводы. В компаниях говорят, что выводы пока делать рано. Транснефть заказала специальное исследование: ученые смоделируют попадание молнии в резервуар и дадут рекомендации по повышению безопасности. Здесь считают случай на «Конде» нестандартным: возгорание произошло в результате редкого природного явления - двойного разряда молнии. Вероятно, молниеотвод просто не справился с такой нагрузкой. Специалисты центра мониторинга и прогнозирования МЧС на основе многолетних наблюдений отмечают, что чаще всего техногенные катастрофы происходят в августе. Рационального объяснения этому не находится. Все списать на стихию и роковое стечение обстоятельств было бы заманчиво. Только предотвратить аварии это не поможет. Потенциально опасных промышленных объектов в регионе хоть отбавляй. Попробуем оценить потенциально опасные объекты, причем не только у нефтяников, но и в других отраслях. Где рванет в следующий раз?

Нефтянка: запарились

По словам заслуженного эколога России, бывшего заместителя руководителя МТУ Ростехнадзора по УрФО Николая Крупинина, в жаркую погоду идет активное испарение нефтепродуктов, а попадание разряда молнии в накопленные пары привело к их возгоранию. Но сработал и «человеческий» фактор:

- Сегодня резервуары это наиболее опасные объекты: содержание нефтепродуктов сопряжено с накоплением паров над резервуарами, и малейшее соприкосновение с искрой или молнией чревато печальными последствиями. Мы еще в 90-х годах находили сервисные компании, которые готовы были внедрить технологии улавливания этих паров и превращения их в нефтепродукты. Однако наши нефтяники считают их слишком дорогостоящими и не применяют. Кроме того, с целью экономии они стали реже проводить ремонт резервуаров, в которых откладывается большое количество парафина и шлама: раньше их очищали каждые два года, а сейчас - раз в пять-десять лет.

По словам специалистов группы компаний «Городской центр экспертиз» (Санкт-Петербург), молниезащита снижает вероятность пожара в случае попадания разряда, но не гарантирует 100-процентной защиты. По статистике, удар молнии занимает третье место среди причин пожаров на нефте­хранилищах, на его долю приходится 13,8% всех возгораний.

- Что такое молниеотвод? Это металлическая мачта с заземлением, которая расположена выше защищаемого объекта, - поясняет президент Городского центра экспертиз Александр Москаленко. - Прин­цип ее работы прост: мачта должна увести электрический разряд в землю. Однако это не всегда срабатывает. Нам не удалось до конца приручить природу: человечество еще не умеет эффективно бороться с разрушительными цунами, землетрясениями, торнадо и другими бедами.

Выходит, состояние молниеотводов тут ни при чем. Болевая точка у нефтяников и газовиков совершенно другая - это изношенность трубопроводного транспорта: трубы эксплуатируются в агрессивной среде, при этом уровень их износа доходит до 70%. Из восьми крупных аварий, произошедших за первое полугодие в УрФО, пять случились на магистральном трубопроводном транспорте. Еще в худшем состоянии внутрипромысловые трубы: они эксплуатируются уже по 30 - 40 лет. возникающая со временем внутренняя и внешняя коррозия приводит к частым прорывам. Аварийные разливы нефти для компании - потерянные деньги, для экологии - настоящая катастрофа: надеяться на то, что в кризис собственники будут тратиться на устранение последствий и восстановление земель, не приходится. «Раньше в рекультивацию гектара вкладывали 1 млн рублей, сейчас эти работы выставляют на тендер и цены отпускаются до 180 тыс. рублей. Попробуйте из болота убрать нефть за такую сумму», - отмечает Крупинин.

Огонь, вода и гнилые трубы

Не меньшую угрозу для экологии представляют гидротехнические сооружения, особенно шламохранилища металлургических предприятий Урала. Большинство из них спроектированы и построены более 40 лет назад и изначально рассчитаны на гораздо меньший объем производства. Многие хранилища уже переполнены, а значит, риск прорыва дамбы или перелива отходов в «питьевые» водоемы высок. Самое масштабное экологическое бедствие случилось десять лет назад в Качканаре, когда шламовые воды местного ГОКа затопили близлежащие деревни. Последнее ЧП произошло в мае этого года: во время паводка в реку Турья попали отходы переработки бокситов Богословского алюминиевого завода. Потенциальную опасность представляет также Алапаевская плотина, на которой стоит меткомбинат: она в аварийном состоянии, однако средств на строительство новой до сих пор не нашлось.

Ситуация усугубляется тем, что многие гидротехнические сооружения не имеют собственников, поэтому вся ответственность за их содержание ложится на областной бюджет. В Свердловской области таковы Левихинский, Карпушихинский рудники, шламонакопитель Дегтярского рудоуправления. Ежегодно более 100 млн рублей тратится на нейтрализацию сточных вод этих объектов, а бросить их нельзя, иначе будут заражены источники питьевого водоснабжения Екатеринбурга, Кировградского района, Нижнего Тагила.
С большой степенью вероятности можно предсказать, что осенью-зимой аварии будут происходить на системах жизнеобеспечения населения (СЖО). «Износ в отрасли превышает 70%, есть большие проблемы с созданием топливно-энергетических запасов, накоплены огромные долги муниципалитетов (по Свердловской области более 5 млрд рублей) перед энергопоставляющими организациями, - перечисляет начальник отдела мониторинга и прогнозирования ОГУ "Территориальный центр мониторинга и прогнозирования чрезвычайных ситуаций в Свердловской области" Юрий Петровичев. - Если готовность муниципальных образований к отопительному сезону более 70%, они считаются благополучными. Если менее 30% - они полностью не готовы.

И к последней категории в области относится порядка десяти муниципалитетов. Значит, с вероятностью 80 - 90% мы можем предположить, что там будут аварии на СЖО». На прошлый осенне-зимний период центр спрогнозировал 12 ЧС на системах СЖО, произошло их 10.

Для выявления «тонких» мест нужна диагностика оборудования предприятий, тотальная инвентаризация. Очевидно, что это задача надзорных ведомств. В уральском управлении Ростехнадзора на нашу прось­бу оценить изношенность оборудования промпредприятий отказались: ведом­ство загружено. Это объяснимо: оно все еще переживает последствия июльской реорганизации, когда Межрегиональное территориальное управление по УрФО разделили на Уральское управление (действует в Свердловской, Челябинской и Курганской областях) и Северо-Уральское (Тюменская область, ХМАО и ЯНАО). До сих пор Уральское управление работает без руководителя, количество его заместителей сократилось с четырех до двух. Перебои с финансированием, сокращение расходов на командировки, слабая юридическая поддержка во время выездных проверок, недостаток высококвалифицированных кадров - все это не позволяет говорить об эффективном контроле за крупными предприятиями. А рассчитывать на то, что собственник сам расскажет о реальных масштабах разлива нефти или признает потенциальную опасность своих производств, наивно.

Таблица: В первом полугодии аварийность на предприятиях поднадзорных МТУ Ростехнадзора по УрФО не превысила прошлогодней статистики за аналогичный период - 8 аварий 

Месяц Предприятие Субъект федерации Обстоятельства аварии Причины Количество пострадавших/погибших Ущерб, млн рублей
январь ООО «Газпром трансгаз Югорск» ХМАО разрыв магистрального газопровода с возгоранием газа коррозионное растрескивание трубного металла под напряжением вызванное его низким качеством нет 10.97  
январь ОАО "Высокогорский ГОК" Свердловская область возгорание мусора в нерабочей выработке, задымление действующих выработок шахты неиспользуемый в технологическом процессе рудоспуск не был перекрыт нет нет ущерба
март ОАО "Уралтранснефтепродукт" Челяинская область разлив нефтепродуктов   разгерметизация магистрального нефтепродуктопровода по трещине в кольцевом стыке (брак строительно-монтажных работ, год ввода в эксплуатацию 1954) нет 3.48  
апрель ОАО "Екатеринбурггаз" Свердловская область при проведении земляный работ МУП "Водоканал" ударом гидромолота повредил газопровод, без газоснабжения временно остались 7 предприятий, 98 многоквартирных домов и 121 дом частного сектора "Водоканалом" не были получены письменные разрешительные документы на проведение работ в охранной зоне газопровода нет 1.74  
апрель ОАО "Уралхимпласт" Свердловская область взрыв при загрузке сырья в реактор варки олигомера, с последующим разрушением реактора и стены отделения цеха по производству ионообменных смол нарушение технологического регламента четверо пострадавших 8.5  
апрель ООО "Газпром трансгаз Сургут" Тюменская область разрыв газопровода без возгорания, прекращена подача газа потребителям Тобольска износ труб нет 23.83  
май ООО "Газпром трансгаз Югорск" ХМАО разрыв магистрального газопровода с возгоранием газа коррозионный дефект нет 12.23  
июнь ООО "Газпром трансгаз Сургут" Тюменская область разрыв магистрального газопровода с возгоранием газа на газопроводе "Уренгой-Челябинск", ЧП произошло рядом с железной дорогой, было блокировано движение поездов коррозионное растрескивание трубного металла из-за износа нет нет данных
Комментарии

Материалы по теме

Гори оно

Мост в горле

Стратегическая небезопасность

Беслан повсюду

ЧП без вариантов

Обыкновенный цинизм

 

comments powered by Disqus