Пересмотр контракта

Пересмотр контракта

Экономика если и не вступила в фазу стагнации, то резко снизила темпы роста. Следствием станет пересмотр действующего неформального контракта между властью и бизнесом в части содержания социальной сферы. Главный удар придется на малые города

О почти двукратном сокращении расходов на содержание соцобъектов в течение ближайших трех лет заявила УГМК - компания, от состояния которой так или иначе зависит социальная сфера нескольких десятков муниципалитетов региона, благосостояние сотен тысяч жителей. И это только верхушка айсберга.

Плохая конъюнктура

Сильное торможение темпов промышленного роста в июне - августе заставило заговорить о переломе многолетнего позитивного тренда и начинающейся стагнации. Тревожные тенденции наблюдаются в строительном секторе, в частности совершенно нехарактерное для летнего сезона сокращение спроса на стройматериалы и арматурную сталь в ряде регионов страны. Фоном служит снижение доступности ипотеки из-за сильного сокращения объемов рефинансирования со стороны АИЖК и западных финансовых институтов и, как следствие, сворачивание ипотечных программ российских банков. Все это сопровождается ухудшением внешней конъюнктуры: цены на цинк и никель упали более чем на 40% к среднему значению 2007 года. По меди и алюминию ситуация пока не ухудшилась. Результат: по итогам первого полугодия чистая прибыль, например, Челябинского цинкового завода сократилась в пять раз - с 550 до 109 млн рублей, Уфалейникеля - в 55 раз.

По мнению отраслевых аналитиков, такие результаты были ожидаемы. «В эксплуатацию запущены несколько новых месторождений, введены в строй дополнительные перерабатывающие мощности. А потребление металла сократилось. Если так пойдет дальше, цена цинка может опуститься с сегодняшних 2,425 тыс. долларов за тонну до 1,7 тысячи», - отмечает заместитель директора аналитического департамента ИК «Антанта Капитал» Евгений Рябков.

Далеки от радужных прогнозы в отношении никеля. Мировые цены на кокс, необходимый для его производства, увеличились с 98 до 250 долларов за тонну, к 2010 году могут вырасти до 650 долларов. При этом тенденция к снижению цены никеля крепнет.

В ожидании падения живут и медники. Дефицит меди и рост цен на нее вызвали естественную реакцию рынка - увеличение производства. «Если пять лет назад в мире добывалось ежегодно 16 млн тонн меди, то в ближайшие год-два этот показатель вырастет до 21 миллиона. Однако неочевидно, что такими темпами будет расти потребление. Поэтому цена, может, и не упадет, но и потенциала роста у нее нет. Оптимистичный вариант - 7-8 тыс. долларов за тонну, пессимистичный - 4 тысячи», - делится соображениями генеральный директор УГМК Андрей Козицын.Минимальные объемы продукции вынуждена поставлять ВСМПО-Ависма на Airbus и Boeing. По информации компании, это связано с изменением производственных программ авиастроительных холдингов.

Иностранные корпорации по конъюнктурным соображениям задерживают создание титаноемких самолетов В787, А350 и самого крупного лайнера А380. А вызванное снижением спроса на авиаперевозки и ростом цен на топливо рекордное количество банкротств среди зарубежных авиакомпаний, основных покупателей самолетов, заставляет предположить, что тенденция в обозримом периоде не выправится. Естественное следствие ухудшающейся конъюнктуры и роста неопределенности - сокращение расходов на непрофильных для бизнеса направлениях. Социальная сфера в этом ряду - на первом месте. Многие профилактории, санатории, дворцы культуры и детского творчества, учреждения дополнительного образования, стадионы и спортивные центры, больницы и дома ребенка в малых городах находятся на балансе предприятий уральских холдингов или получают финансовую помощь от них. И в обозримом будущем рискуют ее лишиться.

Ползучее сокращение

В энергетике это уже произошло. В период реорганизации РАО ЕЭС России перед выходом на публичные рынки заимствований компании выводили из состава все непрофильные активы. Детские сады, образовательные учреждения и загородные лагеря передавали на баланс муниципалитетов, дворцы культуры и спортивные комплексы -
продавали на открытых аукционах. «Сейчас энергокомпании на содержание социальных объектов не тратят ни рубля. В составе ТКГ-9 нет ни одного актива, не относящегося к основному бизнесу», - говорит заместитель директора филиала «Екатеринбургский» ОАО «ТГК-9» Леонид Казачков.

Следующие на очереди - металлурги. Основной акцент делается на повышении производительности, выводе непрофильных активов, передаче ряда функций на аутсорсинг и т.д. О сокращении социальных издержек крупные компании говорят очень аккуратно. Почему - понятно: это потенциальный конфликт с властями субъектов федерации, на территории которых расположены заводы.

- В рамках программы повышения эффективности производства проводится анализ существующих непрофильных активов и определяются различные варианты развития данных объектов и предприятий, - рассказывает представитель РУСАЛа по информационной работе в Уральском регионе Роман Лукичев.

- Оптимизация идет по всем фронтам, - говорит Андрей Козицын. - Корректируется кадровая политика. Мы ограничили прием персонала. Сокращения происходят за счет естественного оттока кадров. У нас появляются новые проекты, но мы не стремимся обрастать новыми кадрами. Скажем, начинаем строить Худесский ГОК в Карачаево-Черкессии. И те 1500 человек, которые необходимы для этого, находим внутри компании, в рамках существующей численности.

Планируется, что из состава компаний будут выведены наиболее готовые к рыночному существованию объекты. На их базе организуют акционерные общества или автономные учреждения, отдают объекты на баланс муниципалитетов. Так, ВСМПО-Ависма в ближайшее время предполагает передать в муниципальное образование «Верхнесалдинский городской округ» Центр культуры и творчества.

С пансионатами и санаториями проблем не возникает. За ликвидным фондом недвижимости выстраиваются очереди из желающих купить или взять в аренду комплекс для отдыха. Гостиницы в основном передают в управление аффилированным структурам. Часть непрофильных активов, например профилактории, медицинские части, оставляют в составе компании, но выводят за рамки заводов. «Другие активы выходят из структуры предприятия и оказывают ему услуги на условиях аутсорсинга. Это организация питания, ИТ, уборка производственных помещений, транспорт. Какая-то часть активов безвозмездно передается органам власти, очень небольшая выставляется на продажу», - перечисляет Роман Лукичев.

Что с этим делать

Реформирование социальной сферы должно пройти с минимальными последствиями для городов и их населения, говорят в компаниях. Дворцы культуры и спортивные сооружения обретут новых хозяев. Как отмечают в УГМК, доступ к управлению объектами, а стоимость некоторых из них достигает миллионов евро, получат только проверенные структуры: управляющие компании, опытные менеджеры из сферы услуг.

Но если в больших городах и приближенных к ним районных центрах вывести на самоокупаемость какой-нибудь дворец спорта хотя бы теоретически возможно, то как это сделать на удаленных территориях? Никакой менеджмент не поможет, впрочем, и взяться ему там неоткуда...

Заместитель главы городского округа Краснотурьинск Александр Устинов: «На мой взгляд, перевести в малых городских округах объекты соцкультбыта на самоокупаемость нельзя. Причин несколько: низкая платежеспособность населения, удаленного от центра, большие затраты на содержание зданий, узкая направленность объектов. Музей им. Попова, художественная школа, подростковый клуб для малообеспеченных детей никогда не выйдут на самоокупаемость. Как, например, в маленьком городе с численностью населения 50 -70 тыс. человек сделать стадион рентабельным? Это возможно, если там пять дней в неделю будут работать рынок и только два дня заниматься спортсмены».

Последней умирает инерция

Большинство чиновников в опрошенных нами муниципалитетах ситуацию драматизировать, однако, не склонны. Сообщения о выводе из состава российских корпораций изрядно разросшегося спортивно-культурно-образовательно-развлекательного сегмента они считают неправдоподобными. Давно привыкшие получать сверх нормы на городские потребности, они уверены, что и в будущем компании не оставят нуждающихся.

- Ни одно предприятие не бросит город. Расходы будут оптимизированы, но не более того. Финансирование социальных программ сохранится в достаточных объемах, - говорили нам главы администраций муниципалитетов.

- В городском бюджете никогда недостает средств на самые элементарные вещи. На подготовку школ к 1 сентября требовалась одна сумма. Мы располагали небольшой частью этих средств. Но образовательные учреждения максимально готовы - металлурги помогли, - рассказывал мэр небольшого свердловского городка.

Вполне вероятно, что через пару-тройку лет такого простого решения проблемы уже не будет. По меньшей мере наивно рассчитывать, что крупный бизнес, вынужденный сокращать издержки, оставит при себе социальные объекты.

Частно-государственные обязательства

Оптимизируя затраты на социальную сферу, бизнес непроизвольно сталкивает власть и общество. Ухудшение среды обитания во вторых городах усилит социальную напряженность и будет стимулировать и без того сильный отток людей в областные центры.

Региональные власти уже начали критиковать социальную политику металлургов. Свердловский губернатор Эдуард Россель пообещал встретиться с руководством РУСАЛа и выяснить причины сворачивания общественно-полезных программ: «Президент Дмитрий Медведев и премьер Владимир Путин постоянно говорят о необходимости частно-государственного партнерства в экономике. Содержание домов культуры и стадионов на балансе металлургических компаний как раз и было таким партнерством». Между тем простого решения действительно нет. - Поиск золотой середины неизбежен, - говорит директор программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. - Будут отдавать, иногда что-то брать обратно. Это мучительный, очень тяжелый процесс, потому что у российских муниципалитетов нет денег на содержание объектов, висевших на балансе предприятий. Проблема кроется даже не в крупном бизнесе, а в том, как у нас устроена финансовая система. Монопрофильные города крупного бизнеса - бюджетные кормильцы, но большая часть налогов уходит наверх, в региональный и федеральный бюджеты. Самому муниципалитету оставляют существенно меньше, чем город зарабатывает.

Если бы муниципалитет оставлял себе больше налоговых доходов, не было бы такой проблемы. Но возникла бы другая - сильнейшее неравенство бюджетов более богатых монопрофильных городов экспортной промышленности, и тех муниципальных образований, у которых почти нет доходов.

Нужно понять: период сверхблагоприятной конъюнктуры завершился. Пересмотр существовавшего на протяжении почти всего путинского срока неформального контракта с властью в отношении социальной сферы станет для бизнеса вопросом выживания. На этот новый вызов придется отвечать, в противном случае стагнация в экономике заставит заплатить за промедление всех. Каким может быть ответ?

«Пока надо договариваться, передавать социалку постепенно. В последнюю очередь - те объекты, которые важнее для развития человеческого капитала», - советует Наталья Зубаревич. Тем временем решать вопрос об инвестициях в улучшение среды обитания во вторых городах. Причем путем не простого перераспределения доходов в пользу муниципалитетов, о чем говорили все последние годы. Требуется разработка комплексной программы развития вторых городов с ясными приоритетами поддержки ключевых для промышленности.

Дополнительные материалы: 

Решение в пользу экономики

Константин Киселев 
Константин Киселев

Реформирование отношений бизнеса и соцсферы увеличит отток населения из моногородов. Отборные трудовые ресурсы устремятся в миллионники, убежден заместитель директора ИФиП УрО РАН по научной работе Константин Киселев

- Константин Викторович, что ждет моногорода в случае сокращения инвестиций в социальную сферу?

- Социальный климат неизбежно ухудшится, снизится качество инфраструктуры. Естественным образом это приведет к интенсификации миграционных процессов в пользу больших городов. От бизнеса далеко не все зависит. На мой взгляд, сколько бы компании ни вкладывали в развитие территорий присутствия, они никогда не смогут поднять соцсферу на такую высоту, чтобы остановился отток населения в крупные города. Яркий пример социально ответственного бизнеса, который не в состоянии решить эту проблему, несмотря на колоссальные вложения, - ВСМПО-Ависма (Верхняя Салда). Молодежь и специалисты уезжают в Екатеринбург, Москву, Питер.

По большому счету, введение негласного социального налога - есть упрек государству и муниципальным властям в том, что они не в состоянии решить социальные проблемы, отстроили неэффективную налоговую систему, не научились рачительно обращаться с бюджетными ресурсами. Обострение социальных проблем и негативная миграция - следствие неэффективной экономической политики, проводимой действующими федеральными властями, а не вина конкретных предприятий.
 
- В повышении престижа жизни в моногородах по большей части заинтересован бизнес: социальный кризис - это реальная угроза. Каким может быть компромисс?

- В условиях модернизации оптимальной стратегией с точки зрения развития экономики является минимальное вмешательство власти в экономику и самостоятельное выяснение отношений между бизнесом и обществом (точнее, между трудом и капиталом). При этом в системе противоречий «труд - капитал» во всех странах воспитывался и социально ответственный бизнес, и активный труженик. Они и составляют то самое гражданское общество, о котором сегодня много говорят, но никто не знает, как его построить. В России же государство, проводя патерналистскую политику в отношении населения и ограничивая бизнес, в том числе с помощью социальных поборов, разрушает стимулы экономики к саморазвитию и препятствует формированию активных индивидов. Наконец, самое главное, такая политика государства способствует разрушению связей между бизнесом и обществом.   

- Рецепт «спутать руки чиновникам и дать свободу решений бизнесу» вы считаете действенным?

- Бизнес понимает настоящую или перспективную проблему дефицита кадров и значимость социальной среды для их воспроизводства и роста качества. И одновременно с этим бизнес осознает, что есть профильные, а есть непрофильные активы. От последних, тем более не приносящих прибыль, он всегда будет стремиться избавиться. От бассейнов, детских садов, школ. Конфликт между социальной политикой и развитием рынка и экономики будет всегда. И всегда этот конфликт решался не с помощью социальной нагрузки на бизнес, а с помощью продуманной налоговой политики. Причем в развивающихся экономиках в подавляющем большинстве случаев, как это и ни прискорбно, конфликт неизбежно и закономерно решался в пользу развития экономики, но не в пользу социалки.

- Каким способом можно предотвратить социальный кризис?

- Все рычаги воздействия на проблему находятся у властей. И в первую очередь у федерального центра. Сами посудите, действующее налоговое законодательство социальные вложения не стимулирует. А существующая система распределения налогов не оставляет возможностей муниципалитетам создавать комфортные условия для жизни. Вот и остается градоначальникам заниматься «вымогательством», добиваясь от бизнеса дополнительных ассигнований на социальную сферу. Но так долго не может продолжаться. Правовых оснований для такого поведения нет. К тому же у предприятий есть веские аргументы, чтобы отказаться от излишнего бремени: налоговые отчисления достаточны для покрытия всех существующих потребностей общества.

- Могут ли градообразующие предприятия Урала и Западной Сибири решать проблемы с трудовыми ресурсами без больших вложений в социальную инфраструктуру?

- Кадровый голод традиционного промышленного сектора вполне может быть замещен, например, за счет иностранной миграции или миграции из депрессивных территорий. Более принципиально проблема кадров стоит перед высокотехнологичными отраслями, менеджментом и сферой услуг. Больший дефицит качественных трудовых ресурсов испытывают именно эти экономические подсистемы. Однако наукоемких и высокотехнологических производств на территории области не так много, а сфера услуг, испытывая перманентную текучку кадров, все же пока выкручивается. В этом плане для конкретного субъекта РФ большую опасность представляет не внутренняя миграция, а миграция трудовых ресурсов и капиталов за пределы региона. К сожалению, пока в регионах УрФО внятной стратегии управления миграционными потоками нет, как нет и внятных экономических стратегий.
Подготовила Ольга Воробьева

С дворцом за пазухой

Владимир Климанов 
Владимир Климанов

Руководству на местах не следует увеличивать список организаций, требующих финансовой подпитки местных бюджетов. У моногородов практически нет рычагов увеличения налоговых поступлений в бюджет, считает директор АНО «Институт реформирования общественных финансов» Владимир Климанов

- Владимир Викторович, есть ли внутренние ресурсы у регионов и муниципальных образований для увеличения расходов?

- С профицитом в течение последних лет формируется только федеральный бюджет. Консолидированные региональные бюджеты находятся в приграничном состоянии, хотя в некоторых регионах бюджеты тоже профицитны. Пока доходы растут опережающими темпами по отношению к инфляции. Несколько лет назад проблем было больше. А вот на уровне муниципальных образований все не так радужно. Дефицит средств - закономерное состояние для местных бюджетов. Причина в том, что доходы в нашей стране локализованы к добавленной стоимости, либо сконцентрированы там, где есть природные ресурсы или места их обработки. Неплохо живут те территории, которые замыкают на себе финансовые потоки. Благополучных в этом отношении городов в стране не очень много.

- Есть ли в таком случае смысл менять бюджетную систему?

- Основную часть доходов в целом в стране формируют налоги, которые легко собираются - налог на прибыль и налог на добавленную стоимость. Понятно, что эти налоги целесообразнее централизовать для последующего распределения благ, которые от них формируются, в целом по стране. Местные бюджеты оказываются в условиях, когда налоговые доходы проходят мимо них. На мой взгляд, из-за неравномерности налоговой базы у нас нельзя сейчас как-то серьезно изменить налоговую систему так, чтобы местные бюджеты остались в выигрыше. Любое перераспределение доходов в пользу муниципалитетов, децентрализация финансовых источников вызовут усиление межмуниципальных и межрегиональных различий по доходам. Поэтому, мне кажется, надо отдать должное федеральным законодателям, которые в последние годы выбрали оптимальный вариант формирования государственного бюджета.

- То есть от корпоративной социальной реформы ничего хорошего муниципалитетам ждать не стоит?

- В случае нового перераспределения социальной инфраструктуры в пользу муниципальных образований какие-то города с возросшими тратами справятся. Но у абсолютного большинства территорий возникнут проблемы. В последние годы очень часто в условиях экономики роста создавались новые объекты, для которых при их строительстве неадекватно просчитывались эксплуатационные расходы будущих периодов. То есть, например, предприятия строили большие стадионы, а потом выяснялось, что объект требует высоких эксплуатационных расходов, с которыми никакой местный бюджет не справится. Этого в нашей стране никто не просчитывал. С точки зрения бизнеса оставлять на балансе предприятий, заявивших об оптимизации расходов, такие высокозатратные объекты чаще всего абсурдно. Нередко завод не может сохранить за собой право на дворец культуры или стадион, не потому что не хочет, а потому что у него самого не все хорошо с финансовым состоянием. При этом в случае неблагоприятного положения той компании, которая прямо или косвенно (через налоги с доходов ее работников) формирует основную часть доходов местного бюджета, непременно ухудшается и положение города. И ситуация обостряется вдвойне: городской бюджет не пополняется доходами, а потенциальные его расходы увеличиваются.

- Какие есть варианты вывода местных бюджетов на бездефицитный режим?

- В развитых экономиках одними из основных источников доходов для местных бюджетов должны быть имущественные налоги с граждан. Это земельный налог и налог на имущество физических лиц. В России в условиях отсутствия рыночных инструментов оценки они пока не могут в полной мере являться источниками формирования доходов. Кроме того, по-прежнему существует проблема серых схем зарплат, потому что подоходный налог, налог на доходы физических лиц является одним из главных наполнителей местной казны. Легализация хотя бы части этих доходных источников сделала бы бюджетные системы на местах более устойчивыми.
Подготовила Ольга Воробьева 

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus