О том, что будет завтра

О том, что будет завтра

В прокат вышел новый российский фильм-притча о том, что может произойти, если государство в целом и каждый из нас в частности будут отворачиваться от назревающих в обществе социальных проблем

Александр Мельник 
Александр Мельник

В конце августа на большие экраны вышел новый российский фильм «Новая земля» - кинематографический дебют журналиста, писателя, драматурга, политика Александра Мельника. В интервью «Э-У» режиссер рассказал о своем видении причин обостряющихся в современном обществе нравственных, социальных и международных конфликтов.

- Александр, что заставило вас завести разговор о социальных проблемах, в частности о кризисе пенитенциарной системы?

- В нашей стране сегодня в заключении содержится более пяти миллионов человек - огромное количество людей, лишних для общества. Но вместо того, чтобы решать проблему, мы отворачиваемся от нее. Возможно, потому что слишком благостно относимся к происходящему с нашей страной, обществом. Все сильнее веруем в утопические представления о том, что любую проблему можем решить разумом и технологическими способами, а также порядками, сформированными современным миром. Но они принесены к нам с Запада, где в основе всего - страх перед законом: если закон тебя не накажет, ты можешь ему не доверять и не жить по нему. Мы пытаемся в это поверить, научиться жить по этим правилам, в то время как русское, православное общество всегда жило страхом божьим. А теперь мы, все сильнее превращаясь в общество потребления, разделяемся на две группы людей: одна часть благополучна, другая - несчастна. Они разносятся в разные стороны с колоссальной скоростью. Рано или поздно это приведет к глобальным социальным проблемам. И не исключено, что мы будем искать потом острова, куда можно переселить тех, кто стал для нас обузой. Наш фильм - притча как раз на эту тему.

- В фильме слишком много физического насилия. Это необходимо?

- Я согласен, телевидение и кинематограф заполнены патологическими вещами: их не только изображают, но и начинают исследовать, изучать, развивать. Жестокость в картине - это клин, которым мы хотели вышибить желание развивать насилие на экране. Мы постарались сделать здоровое кино об израненном, избитом, истекающем кровью, но способном возродиться организме. И это для меня принципиальная разница: мы работаем не с разлагающимся трупом, а с больным, который может выздороветь.

Когда диалог невозможен

- Действие фильма, жанр которого определен как фантастика и анти-утопия, разворачивается в 2013 году, а в финале, в титрах, перед нами и вовсе предстают фотографии главных героев, датированные 2008 годом. Почему в качестве временного промежутка вы выбрали настоящее и недалекое будущее?

- Мы сделали это для того, чтобы ощущения от фильма у зрителей были острее. Вы видите фотографии 2008 года. На них люди, которые живут, как и все мы, нормальной жизнью: кто-то только закончил школу, кто-то женился, у кого-то появились дети. Все счастливы и даже предположить не могут, что через какие-то пять лет они будут осуждены на пожизненные сроки, попадут на остров, возможно, будут съедены другими людьми. Мы хотели донести до каждого зрителя, что катастрофическая эскалация вызревающих сегодня социальных конфликтов возможна в ближайшем будущем. И мы ставим вопрос: хватит ли каждому из нас решимости самим строить мир, в котором живем сегодня и будем жить через пять-десять лет?

- В фильме о политике, тюрьме, насилии - одна женская роль. Ингеборга Дапкунайте играет руководителя группы разработчиков эксперимента. Именно она, по сути, в начале фильма дарует осужденным свободу, а в конце - дает приказ о расстреле находящихся на острове. Для чего нужен этот персонаж, для вас принципиально, чтобы это была именно женская роль?

- Конечно. Она позволила подчеркнуть справедливость фразы о том, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Женщины обладают и состраданием, и пониманием, но могут быть очень жестоки.

И когда героиня Ингеборги Дапкунайте разговаривает с главным героем Жилиным, мы видим, что он ей симпатичен, она готова выслушать, понять, выполнить его личную просьбу: берет его письма, чтобы их передать родным. Но когда ситуация меняется, выходит из-под контроля, она просто сжигает эти письма, а вместе с ними и жизнь. А затем отдает приказ о расстреле.

Не подумайте, я не женоненавистник и не специально нарисовал эту роль. Она изначально была в сценарии, и я не стал от нее отказываться, потому что вижу: персонаж не выдуман, в реальности есть множество подобных примеров (первая ассоциация возникает, безусловно, с Кондолизой Райс). А когда Ингеборга прочитала сценарий, она однозначно решила, что хочет сыграть эту роль, причем без каких-либо изменений.

- В фильме герой Тони Листера, вожак группы американских заключенных, привезенных на остров, не отвечает на протянутую для рукопожатия руку Жилина. Какой смысл вы вложили в это отрицание?

- Я больше двадцати лет своей жизни посвятил общественной деятельности в рамках фонда Андрея Первозванного, Центра национальной славы России, фонда «Андреевский флаг». Мы были в Косово после расстрела, видели, что на самом деле там происходит. Уничтожается деревня, сносится бульдозерами, все свозится на кладбище и засыпается пятиметровым слоем хлама. Не остается и следа - ни от того, где люди жили, ни от того, где похоронены мертвые. И в какой-то момент я понял, что говорить в формате диалога с Западом нам очень сложно. В их идеологии доминирует одно право: пока я сильный, я буду разговаривать только с сильным, если ты слаб - мне не о чем с тобой говорить. Трагические события в Цхинвале, к сожалению, еще раз подтвердили эту позицию. Американская демократическая система не только не хочет с нами разговаривать, но и транслирует на весь мир свое представление о нашей стране. Мы, безусловно, можем показать такое лицо России, какое навязывает нам Запад. Но мы можем быть разными. И самое главное - мы готовы быть людьми в самых сложных ситуациях.

Первый день антихриста

- Вы помещаете осужденных из одного ада - тюрьмы, в другой - на необитаемый остров, в богом забытое место. На ваш взгляд, гуманного отношения к себе эти люди не заслуживают?

- С точки зрения тех, кто разрабатывал экспериментальную программу переселения заключенных, она очень гуманна. Ведь людям создали все условия: им дали еду, одежду, построили бараки. Но как они будут жить в замкнутом пространстве, как будут складываться между ними человеческие отношения, для политиков и международных организаций не имеет никакого значения. И не зря наш герой, выложив из трупов слово SOS и обращаясь к тем, кто придумал переселить их на остров, кричит в космос: «Смотрите, суки гуманные».

Система, которая основана на рациональных началах, в которой отсутствует любовь, не предполагает других выходов, кроме одного - расчета. Нужно посчитать, сколько килограммов крупы съедает один человек, сколько ему нужно одежды и обуви. И когда все, казалось бы, необходимое для жизни, предоставлено, политики удивляются: мы же создали вам условия, чего вам не хватает, чего вы еще хотите? А если не хотите жить мирно, мы тогда вас немного побомбим. По такой схеме решаются многие международные конфликты. И, видимо, решаться будут еще очень долго. И на Кавказе, и в Сербии, и в других горячих точках планеты, где сейчас накаляются социальные, национальные и другие сложные человеческие конфликты. 
 
- Безусловно, каждый зритель по-своему поймет сакральную идею, заложенную в картине. О чем «Новая земля» для вас?

- Для меня это фильм о первом дне воцарения антихриста. Когда человеческие законы - те, что общество вырабатывало на протяжении веков, те, что даны нам Спасителем и по которым мы должны жить, - отменяются и вдруг устанавливается анархия и беззаконие. В этом мире каждый из нас должен будет выбирать, как ему себя вести. Как жить, что делать. Оставаться человеком или опуститься до состояния зверя. Готовы ли мы относиться к тем людям, которых общество осудило и наказало, как к равным, имеющим право жить среди людей. Нам важно было сделать фильм, который был бы пронзительным, который заставил бы задуматься.
И я очень надеюсь, что у нас получилось.    

Благодарим сеть кинотеатров «Киноплекс» за организацию интервью с Александром Мельником.

Сюжет «Новой земли»

Действие фильма разворачивается в 2013 году. Отмена смертной казни во всем мире приводит к кризису пенитенциарной системы. Тюрьмы переполнены. Все больше средств требуется для содержания осужденных на пожизненное заключение. Международные организации принимают решение о проведении эксперимента, суть которого сводится к тому, чтобы переселить заключенных на необитаемую, труднодоступную территорию. Разработчики программы уверены: там люди смогут начать новую жизнь.

Россия предоставляет необитаемый остров на севере, где обустраивается небольшое поселение. Туда вывозят первую экспериментальную партию из 250 российских заключенных. Им предоставляют, казалось бы, все необходимое: одежду, обувь, еду, жилище. Но еды хватает ненадолго: большую часть съедают забравшиеся в мешки лемминги, а дома не приспособлены к такому большому числу поселенцев. В борьбе за выживание на острове арестанты начинают выстраивать общество по страшным звериным законам: «Последний - мертвый». Сильные в буквальном смысле съедают слабых.

Через три месяца организаторы эксперимента вновь приезжают на остров и обнаруживают лишь несколько десятков оставшихся в живых заключенных, для них привезен очередной минимум еды. И новая партия заключенных - американцев. Борьба за жизнь разгорается с новой силой - между двумя группировками арестантов. Не успевшие отплыть и наблюдающие за кровавой бойней международные эксперты-разработчики программы принимают решение расстрелять с воды находящихся на острове, не оставив никого в живых.

Бюджет фильма - 12 млн долларов. В главных ролях - Константин Лавроненко, Марат Башаров, Ингеборга Дапкунайте, Сергей Колтаков, Том Листер, Андрей Феськов.        

Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus