Искривления пространства

Искривления пространства

Искривление пространства
Иллюстрация: Андрей Колдашев
На днях и.о. министра информационных технологий и связи РФ Леонид Рейман заявил: на всех школьных компьютерах России к 2009 году будут установлены российские операционная система и прикладное программное обеспечение (ПО). Уже в следующем году отечественные продукты пройдут тестирование в трех пилотных регионах — Томской области, Пермском крае и республике Татарстан. По словам министра, это снизит зависимость страны от зарубежного ПО. Даты проведения конкурсов на разработку ПО пока не известны, сообщили в Мининформсвязи, но состояться они должны «вот­-вот».

Заявление министра воспринято неоднозначно. Почему сложный процесс перехода на то, чего пока нет — отечественного программного обеспечения, — надо начинать именно со школ? Там и так хватает проблем. В каком состоянии находится современная школа с точки зрения информатизации?

Аппаратный подход

Третьеклассница писала реферат — ручки в ее руке не было. Похоже, слово «писала» — из устаревающей школьной лексики. Рефераты сегодня исключительно «набивают» — на компьютере. И в библиотеку для поиска материалов не ходят: даже ученики начальной школы нужные сведения отыскивают в интернете. Не везде информатика преподается с первого класса, однако, по данным статистики, 98% екатеринбургских школьников умеют пользоваться компьютером.

Информатизация учебного процесса — одно из направлений национального проекта в области образования. Школа здесь должна догнать общество в целом: по обеспеченности компьютерами она сильно отстает от семьи. В Свердловской области до объявления нацпроекта один компьютер приходился на 44 ученика (это соответствовало средним данным по России), сегодня — на 32. Челябинцы гордятся тем, что самостоятельно достигли всеобщей компьютеризации раньше других в регионе, и здесь актуально уже не создание компьютерных классов в каждой школе, а обновление парка машин.

Следующий этап — подключение к интернету, в том числе и школ в малодоступных районах. Так, в 77 удаленных сельских школах Тюменской области компьютеризация проведена с помощью спутникового оборудования: территория огромная. Ситуация в Свердловской области отражает картину в регионе в целом: до нацпроекта 17% школ имели выход в интернет, к началу нынешнего учебного года — 94%, к концу 2007го его должны получить все.

В рапортах об успехах информатизации речь идет в основном о количестве техники и финансовых вложениях (например, только из бюджета Свердловской области в 2007 году на эти цели выделено 48 млн рублей). Между тем возросшее компьютерное благосостояние учебных учреждений не только радует, но и порождает проблемы.

Кто и на какие средства будет обслуживать медиацентры, компьютерные классы, оплачивать услуги интернетпровайдеров? Пока федеральные органы готовят новые указы по этому поводу, лицеи и гимназии ищут выход самостоятельно. В штатном расписании средних образовательных учреждений должности системного администратора нет. В министерстве образования Свердловской области поясняют: школа имеет право принять на работу инженера либо лаборанта или заключить договор на обслуживание с компьютерной фирмой. Большинство так и поступает.

На традиционном августовском совещании перед началом учебного года в Тюменской области озвучили тему пиратства. Дело в том, что компьютеры, поступающие по линии национального проекта, идут с уже установленными лицензионными программами, а те, что закупаются муниципалитетами и частными инвесторами, нередко снабжены пиратскими версиями. Проблема всероссийского масштаба, хотя на всю страну она обрела лицо директора школы села Сепыч (Пермский край) Александра Поносова (см. «Чушь собачья», «Э-У» № 6 от 12.02.07). Чтобы покончить с использованием контрафакта в школах, правительство Российской Федерации приняло решение выделить на приобретение качественных и легальных программ 2,8 млрд рублей. Два миллиарда из них пойдут на единовременный лицензионный платеж, остальное — на продление лицензий и функционирование системы поддержки пользователей в 2007 — 2008 годах. Позже эти расходы перейдут на региональные бюджеты. Однако уже на старте программа по закупке лицензионного ПО забуксовала. Сначала подвергалась сомнению финансовая основа проекта (бюджет уже сверстан, где взять деньги). Затем менялся предполагаемый источник экономии: от оплаты проекта в рассрочку до уменьшения масштабов закупок. Теперь вот неожиданный «патриотический» поворот: ориентация на отечественное программное обеспечение… Возникают также вопросы обновления систем безопасности, борьбы с несанкционированной рассылкой и прочее.

Однако куда острее проблемы не технологические, а психологические и педагогические, — касающиеся не машин, а людей. Эйфория от простого появления компьютера в классе уже прошла и уступила место анализу возможностей его эффективного использования. Машина сама по себе — только средство, цель же высока и глобальна: повышение качества образования. Электронные средства обучения должны помочь вырастить человека, адаптированного к новому информационному обществу.

Кирилл и Мефодий на F1

Что такое электронные образовательные ресурсы (ЭОР), путь к которым и открывает компьютеризация? Некоторые вопрос понимают просто — это знания, переведенные в «цифру». Такая простота равна примитиву: до сих пор многие педагоги и ученики воспринимают процесс как замену письменного стола экраном монитора. Опрос, который провел доктор педагогических наук Леонид Долинер, показал: учащиеся хоть и предпочитают обычному учебнику электронный, но большинство поступают тривиально: просто распечатывают материалы, найденные с помощью компьютера, и на этом их работа с ЭОР завершается. Особенно распространено это явление среди студенчества. Вузы довольны: функция издания учебников и монографий перекладывается на плечи обучающихся, типографию заменяет принтер. Одним не надо тратиться на производство книг, другим на их покупку: двойная экономическая выгода.

Но возможности ЭОР несравнимо шире. Новые технологии могут и должны привести к перестройке всего учебного процесса. Заведующая кафедрой Института развития регионального образования Свердловской области (ИРРО) Галина Кузнецова систематизирует назначение электронных образовательных ресурсов на трех уровнях.

Первый служит подготовке педагога: с помощью различных инструментов, например, Microsoft Office, он продумывает урок, разрабатывает проверочные тесты (например, в форме кроссворда). Второй — сам урок. В ход могут идти готовые учебнометодические комплексы, своеобразные педагогические конструкторы, такие как «Школа Кирилла и Мефодия»: занятия получают популярную интерактивную форму, проходят в режиме дискуссии, а не монолога. Третий уровень — самостоятельная работа детей в интернете, дистанционное образование, разработка проектов, подготовка презентаций по заданию учителя.

Урок с использованием электронных средств обучения выглядит так. Например, на химии можно проводить опыты по соединению разных веществ, даже опасных — с помощью мультимедийных ЭОР (графика, видео, анимация), на физике без дорогостоящих приборов представлять воочию действие различных законов. Предметы могут быть объединены: литература — с английским, география — с историей. Так достигается надпредметный характер урока. «Продвинутые» педагоги утверждают, что достаточно одного компьютера в классе, чтобы форма занятий изменилась принципиально. А знания, которые дети получают не через традиционные лекции, а современные носители информации, вопервых, вызывают больший интерес, вовторых, лучше усваиваются, в­третьих, не устаревают, как это происходит с учебниками.

«Человек, пользующийся электронными ресурсами, получает больше степеней свободы. Но не все умеют ею распорядиться», — говорит Галина Кузнецова. Иногда свобода превращается в освобождение от труда, и тогда вместо повышения самостоятельности и творчества возникает их снижение. Дети научились пользоваться готовыми рефератами и курсовыми, которые есть в интернете: вместо того чтобы учиться больше, они стали учиться меньше. Преподаватели, переводя некоторые темы на цифровые носители, не всегда представляют, куда деть время, высвободившееся от чтения лекций. Это самые часто встречающиеся негативные эффекты от внедрения ЭОР.

Ученик впереди учителя

Вот сфера, где дети обходят взрослых: всего 60% школьных педагогов умеют работать с компьютером. Возникает «комплекс неполноценности учителя» с глубинным внутренним конфликтом: ощущение собственной отсталости немирно соседствует со статусным превосходством. Не каждый педагог способен принять первенство ученика, утратить позицию единственного источника информации.

Сильна консервативность мышления: «Я столько лет преподавал математику без этих электронных наворотов, и дальше буду». Парадокс: по наблюдению сотрудников ИРРО, «самодостаточных» педагогов (так тактично они называют тех, кто отрицает развитие) особенно много в крупных городах. Районные центры активнее впитывают новое. Рассказывают о Троицкой школе Талицкого района Свердловской области, где три компьютерных класса, сильный преподаватель информатики, убежденный, что учитель XXI века не имеет права не владеть электронными ресурсами образования. Он увлек возможностями ЭОР и других. Школа стала центром освоения компьютерной грамотности для педагогов близлежащих учебных заведений.

Галина Кузнецова говорит, что преодолевать психологическое сопротивление учителей приходится постоянно, хотя чем дальше — тем меньше. В том же ИРРО реализуется комплексная программа «Информационная культура педагога», вот уже пять лет институт входит в международный проект Intel, с 2004 года открыт собственный центр Intel. А недавно, пройдя через конкурс, включился в другой международный проект, создав Академию учителей Microsoft. Педагоги, на время превращающиеся в учеников в области ИT, бесплатно проходят обучение, получают литературу и значительное количество электронных материалов, которые увозят в свои школы.

Занимаются в образовательных центрах прежде всего преподаватели информатики. Но все более охотно включаются и предметники, и педагоги начальной школы, и даже воспитатели детских садов. В Свердловской области обучение прошли около

6 тысяч человек. На фоне общей массы в 53 тысячи это немного. Но важны «круги по воде»: после компьютерного ликбеза учителя проводят занятия поновому, об их уроках говорят дети и родители, и вскоре на учебу из этой школы приезжают целые группы. Программа обучения многомодульная, обновляющаяся, а ряд модулей касается подготовки тьюторов — учителей для учителей, руководителей учебного процесса. Это еще больше расширяет границы обучения педагогов. Другие области Уральского региона дают более значительные цифры по компьютерному ликбезу: 70% учителей Пермского края уже прошли обучение информационным технологиям или сделают это в ближайшее время.

Резюмируем. Задача наполнения школ техникой выполнена, на первый план выходит задача обучения работе на этой технике. Для детей компьютер стал обычным бытовым прибором, но еще далеко не все педагоги используют его возможности.

И хотя учителя активно вовлекаются в информационные реалии, для всего требуется время. На упоминавшуюся выше «Школу Кирилла и Мефодия» в большой Свердловской области лишь 19 подписчиков. Наугад позвонив в несколько школ с вопросом, применяются ли цифровые методы в обучении, мы получили самый распространенный ответ: «А мне того не надо».

Дополнительные материалы:

В России создан Федеральный центр информационно-образовательных ресурсов. Через интернет из базы центра можно бесплатно скачать около 10 тыс. электронных учебных модулей по десяти предметам: русскому языку, математике, биологии, географии, физике, химии, английскому языку, естествознанию, истории, художественной культуре. Их содержание разрабатывают девять информационных издательств.

Комментарии

Материалы по теме

Иногда нужно изобрести велосипед

Сохраняйте спокойствие

Мелкий и мягкий

Ловцы сетью

Кульманы — в музеи

Чушь собачья

 

comments powered by Disqus