Утром деньги, вечером — кино

Утром деньги, вечером — кино Несколько лет назад на Свердловской киностудии сняли фильм «Мангазея» (второе название — «Серебро»): неплохое, на мой взгляд, историко-приключенческое кино про трудное для российского государства время после Смуты, про жизнь русских городов XVII века на Урале и в Сибири, про политику, интриги, поиски сокровищ и, понятно, большую любовь. На экраны фильм, однако, не вышел, проката не получил. Сценарий к нему писал мой знакомый, поэтому я не понаслышке знаю, что погубил проект прежде всего конфликт вокруг прав собственности на фоне полной невозможности защитить эти самые права от пиратского распространения фильма. Знакомому я по-человечески сочувствую, но как потребителю мне на горести его и его партнеров наплевать. Почему? Потому что вне зависимости от результатов разборок я «Мангазею» посмотрел — фильм можно найти на торрентах.

1 августа в России вступил в силу закон «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях». По мнению инициаторов, он призван защитить владельцев авторских прав на теле-, кино- и видеозаписи от интернет-пиратства. Документ устанавливает порядок блокировки сайтов, на которых незаконно размещены фильмы, видео или ссылки на них. Я подчеркиваю, на видеопродукцию, а не на любую транслируемую в сети интеллектуальную собственность.

В Мосгорсуд, который получил полномочия разбирать подобные дела, поступило порядка двадцати жалоб от правообладателей. Из них удовлетворены лишь около половины. Речь идет о такой продукции, как сериалы «Интерны», «Саша, Таня», «Универ. Новая общага». Пока это капля в море контента, но тенденция очевидна, и ее влияние на рынок все заметнее.

Противники закона не поленились поднять волну общественного обсуждения, подключить экспертную оценку ведущих интернет-компаний и уже собрали 100 тысяч подписей под петицией об отмене закона. Однако в картине бурного обсуждения не хватает одного очень важного звена, и звено это — вовсе не авторы интеллектуальных продуктов, а их инвесторы.

Помните гениальный диалог Остапа Бендера и монтера Мечникова в «Двенадцати стульях» про порядок оплаты оказываемых услуг при приобретении чужой мебели? «Утром деньги — вечером стулья. А можно наоборот? Можно, но деньги вперед». Нынешний диалог по поводу будущего «антипиратского закона» мне видится примерно таким же. И в этом диалоге потребитель играет за Остапа, которому хочется получить вперед стулья, и за них не платить, а монтер очень точно формулирует главное условие сделки: сначала деньги, а потом — через некоторое время — стулья. И, надо сказать, не обманывает.

Давайте говорить честно: все крики по поводу того, что закон якобы мешает свободному развитию интернета в России служат лишь прикрытием для куда более прозаичных и банальных причин отторжения новых реалий. Главная из них оказывается абсолютно иррациональной: противники закона не приемлют саму идею того, чтобы позволить «жадным капиталистам» наживаться еще больше. Всему виной извращенное чувство социальной справедливости. Тысячи активных пользователей сети готовы прилагать огромные усилия, чтобы добиться бесплатного пользования контентом не из жадности и не из-за стремления к халяве. Хотя роль пристрастия к ней нельзя недооценивать. Причина — желание ни рубля не отдать буржую. Потому что, по мнению противников закона, буржуи все эти прибыли забирают себе и не делятся с авторами продукта. Кино-то создали не они, эти кровопийцы, а талантливые представители культуры и искусства.

Почему так происходит? Потому что авторы вообще прибыль не создают — прибыль создают предприниматели. Разные там «Гардемарины» или «Универы» становятся объектом интеллектуальной собственности, только если в них вложены деньги. Что такое интеллектуальная собственность? Как и любая собственность, она образуется слиянием труда и капитала. В данном случае интеллектуального труда и весьма рискующего капитала. И поэтому ужесточение законодательства в сфере интеллектуальной собственности — это разговор не про сегодняшнее кино, это разговор про кино завтрашнее и про то, чтобы оно у нас было.

Как ни странно это звучит, нам с вами — простым потребителям кинопродукции — надо стараться увеличивать прибыль буржуев. Холить буржуев, вкладывающих деньги в кино, и лелеять. И не стыдиться этого. Ибо чем выше нынешняя прибыль тех буржуев, что вчера вложились в кино, тем больше новых буржуев сегодня вложат свои деньги в кино завтра. Это называется создание инвестиционного климата.

И ради этого самого климата, ради привлечения к процессу необходимого в нем инвестора, нам с вами придется утвердить в своей голове простую мысль. Не всякая информация должна быть доступна и свободнооборачиваема. Нет любимой книги в сети, не можете найти сериал, чтобы посмотреть очередную его серию перед сном? Поищите, где ее можно купить. Дело не в воровстве или честности в отдельно взятом случае, дело в том, что никакого естественного права на информацию, так же как и права быть сытым, у простого человека нет. Права продаются и покупаются. И каждая выгодная сделка на этом рынке сегодня повышает шанс для нас с вами завтра получить что-то интересное, красивое, профессиональное. Главное, чтобы, сужая черный рынок, владельцы прав не забывали расширять белый, иначе платежеспособные потребители просто перемрут от интеллектуального голода.
Комментарии

Материалы по теме

За себя и за «Родину»

Охотники до «ведьм»

Похоже на саботаж

Если по совести — можно быстрее

Продавать, но не за деньги

Dura lex, ой, дура…

 

comments powered by Disqus