Счет на слабую долю

Счет на слабую долю
 Инвестиции в основной капитал
 Инвестиции в основной капитал на душу населения в 2012 году
 Сальированный финансовый результат на душу населения в 2012 году
 Оборот розничной торговли на душу населения
 
Тюменская область эффективно зарабатывает, учится тратить, но не думает об организации свободного времени

Последний раз я был в Тюмени месяца полтора назад. Бывал не раз и до этого, однако прежде мои визиты имели заранее определенную деловую цель, а на этот раз я оказался совершенно беззаботен. Свободные вечер, ночь и утро мы с компанией друзей намеревались потратить исключительно в собственное удовольствие, не гнушаясь ни духовной, ни хмельной трапезой. Но Тюмень вдруг повернулась другой, неделовой стороной, и она оказалась бледной. Отчаянно искомая нами общественная жизнь существовала разрозненными очагами, не соединенными социокультурной тканью в цельную полнокровную сферу бытия богатого города. Праздношатающихся здесь не ждали.

Динамичный симбиоз

С точки зрения функционирования реального сектора экономики Тюменская область (в рамках этой публикации — южная часть сложносоставного субъекта федерации) занимает промежуточное положение между двумя условными архетипами хозяйствования на Большом Урале (подробнее см. «Диалектика базиса» , «Э-У» № 34 от 27.08.2012). К северу безраздельно царит «стратегический» нефтегазовый регион — Югра и Ямал. К западу располагается более разнородный «тяжелопромышленный», основу которого составляют Свердловская и Челябинская области, Пермский край и Башкирия. Регион, находясь на пересечении полей притяжения двух стереотипов, кажется, наследует сильные стороны и максимально уберегается от недостатков обоих.

Сердце промышленного производства Тюменской области, как и Югры, составляет нефтянка. Это обеспечивает региону стабильное экономическое существование несмотря ни на что. В кризис область держалась очень ровно, в отличие от Среднего и Южного Урала, траектория которых на протяжении последних пяти лет до боли узнаваема: динамичный рост, глубокий кризисный провал, восстановление со второй половины 2009 года, переход к посткризисному медленному подъему. Однако Тюменская область, не будучи экстремальной северной территорией, обладает менее моноориентированным промышленным комплексом, чем Югра и ЯНАО. Агрокомплекс и пищевка (не Заполярье все-таки), машиностроение и производство стройматериалов, металлургия — эти отрасли играют заметную роль в промышленности, внимательно поддерживаются региональным правительством и чувствуют себя вполне уверенно.

В результате сочетания стабильной нефтяной основы и ростков диверсификации (в первую очередь, конечно, в сфере нефтепереработки, а не машиностроения) в посткризисный период «умеренного роста» Тюменская область несильно умерила динамику. Так, регион уверенно обгоняет и сводных северных братьев (у которых продолжает падать отдача старых углеводородных скважин), и большинство «тяжелопромышленников» (здесь то спрос на внешних рынках не заладится, то производственное оборудование окажется слишком изношенным для работы в условиях подскочивших цен на электричество). Потягаться в темпах роста отгрузки промпродукции в посткризисный период с Тюменской областью смогла разве что Свердловская область, но и та с осени 2012 года заметно притормаживала и подала признаки активности лишь к лету текущего года.

Баланс расходов и доходов

В Тюменской области любят людей. Любят их количественно. У региона есть на это ресурсы: экономика не только развивается, но и прекрасно зарабатывает (это не тавтология: Пермский край, например, неплохо зарабатывая, признаков выхода из поглотившей его трясины стагнации не подает). Тюменская экономика и сама любима — инвесторами, финансовый пыл которых не охладил даже трудный 2009 год, что в экономической жизни Урала и Западной Сибири редкость. Так что средства перепадают и на долю человеческого капитала: даже средние зарплаты в Тюменской области — не чета средне- и предуральским, а уж о нефтяном довольствии тюменцев мифы ходят по всей России. (Справедливости ради отметим, что дифференциация внутри региона по доходам высока, и средний уровень доходов никак не спасает тех, чьи заработки ниже, а таких много.)

Жилищное строительство — сфера, в которой Тюменская область вот уже много лет остается недосягаемым лидером на Урале и в Западной Сибири. Регион удерживает стабильно высокие объемы сдачи жилья в эксплуатацию несмотря на меняющуюся экономическую обстановку в стране и мире. Весной 2011 года, выбираясь из кризисного провала, Свердловская область и Башкортостан (сегодня башкиры в этой гонке преуспели более всех) стали опережать Тюменскую область по валу сдачи жилья в месяц, но эти территории превосходят героя нашей публикации по численности населения в три с лишним раза. Так что опасаться серьезной конкуренции в подушевых показателях строительства жилья Тюменской области не приходится.

Но вот вопрос: а где тюменцы тратят заработанное? Не все ж квартиры покупать… Вопрос не праздный: для устойчивого долгосрочного развития неплохо бы совмещать центр заработка с центром потребления, иначе рискуешь выродиться в богатую селитебную зону при успешном предприятии. И ответ на него неоднозначен: да, потребительский сектор в области развивается, да, по показателям торговли и оказываемых услуг на душу населения регион среди первых на Большом Урале. Но ни о каком блестящем отрыве от соседей, который бы соответствовал шикарному промышленному развитию территории, пока говорить не приходится.

Бантики

Позволю себе высказать одно субъективное предположение, казалось бы, напрямую из изложенного не следующее. Видится, будто Тюменская область застряла в той плоскости социально-экономической сферы, которая задается парой процессов «заработал — потратил». Однако если хочешь стать настоящим центром, нужно выскакивать в более объемную жизнь.

Вспомним два примера попытки такого скачка. Вдоволь наигравшись на нефтяные доходы отелями и пляжами, в 2007 году Объединенные Арабские Эмираты решили строить в Абу-Даби филиал Лувра. Заявление неслыханное! Скандалов было не счесть, да еще и кризис (а стоимость строительства свыше 600 млн долларов), да французам за «франшизу» надо заплатить более миллиарда. Но арабы не отступились, хотя и сдвинули сроки сдачи музея с первоначально запланированного 2012 года на 2015-й. Работа растянулась, но не прекратилась: в конце апреля текущего года, пока не имея собственного здания, «арабский Лувр» уже представил часть будущей экспозиции. (Кстати, отдельно от «луврского» проекта в тот же 2007 год в Дубае стартовала ежегодная ярмарка современного искусства Арт-Дубай, которая за семь лет превратилась в видный мировой центр торговли искусством.) Уж очень хочется Эмиратам расширить сферу обладания ценностями с экономических до символических.

За вторым примером идти ближе, хотя нефтяной составляющей в нем меньше — это «культурная революция» в Пермском крае. Скандалов здесь тоже хватало, благо, не международных. Разные стадии этого начинания мы широко освещали на страницах «Э-У» (см., например, «Русское провинциальное» , № 44 от 16.11.2009, «Худсовет» , № 38 от 27.09.2010, «Слишком много белого» , № 26 от 01.06.2013). В конце концов, Перми не хватило ресурсов — материальных и волевых, проект свернули.

В Тюменской области, думается, проблем с ресурсами гораздо меньше, чем в Прикамье. Да и выглядит Тюмень более подготовленной для рывков в новое измерение: она постоянно в первых строчках российских рейтингов удобства и благоустроенности городов, в Перми же инфраструктура — несильная сторона. Осталось нащупать потребность. И кто знает, может, культурный прорыв от добывающей промышленности к высотам постмодерна случится на берегах Туры.

Динамика (сглаженная) производства промышленной продукции

Динамика (сглаженная) отраслевого производства в Тюменсокй области
Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus