Лишние яйца

Лишние яйца В результате падения спроса и реализации убытки от производства дестабилизируют финансовое положение яичных птицефабрик. Если не принять мер, финансовый крах может наступить уже этой осенью.

К концу августа резко ухудшилось положение яичных птицефабрик. Причина - летний обвал отпускных цен до 9 - 15 рублей за десяток яиц. Себестоимость при этом зашкалила в 2011 году за 24 рубля, то есть выросла на 30%. А средняя цена на рынке даже в пики ее подъема (Новый год и Пасха) выросла всего на 7%. Все это - признаки кризиса перепроизводства куриного яйца. За счет внутренних резервов компенсировать такой рост себестоимости при низкой цене невозможно. Фактически все производители работают в минус. По оценкам экспертов, 4 млрд штук яиц (из 42 миллиардов) сегодня не потребляется внутренним рынком.

Затоваривание на российском рынке куриного яйца началось два года назад. На Среднем Урале оно усугубляется тем, что ряд крупных птицефабрик остаются в государственном управлении. ГУПы, не утруждая себя маркетингом, заточены на решение старой советской задачи - произвести как можно больше. А вот реализовать у них получается все хуже: конкуренция на рынке крайне жесткая. ГУПы по-прежнему рассчитывают на увеличение бюджетной поддержки. Их управленцы говорят властям: оптовая цена на яйцо падает - нужны дотации, иначе производство убыточно. Но бюджеты раздражает, что птичники залезают в карман все глубже, а производство обходится все дороже. Если ничего не предпринять, технического дефолта госптицефабрикам не избежать.

Как это все случилось
Важнейшая причина затоварки - игроков на уральском рынке стало много, очень крупные фабрики (все - из первой российской пятерки) находятся в непосредственной близости друг от друга: Боровская (Тюмень), Челябинская и Свердловская производят каждая почти по миллиарду яиц в год. При годичной норме потребления 280 яиц на человека Свердловская область силами четырех своих фабрик как раз закрывает объем потребления - 1,2 млрд штук, сообщил начальник отдела птицеводства и комбикормовой промышленности министерства сельского хозяйства и продовольствия Свердловской области Николай Эйриян. Половину регион вывозит, но соседи завозят гораздо больше. Например, в Челябинской области населения меньше, чем в Свердловской, а производят больше - 1,3 млрд штук. Поэтому на локальном рынке цену поддерживают высокую, а излишек вывозят в сопредельные территории. Этим решают сразу две задачи: собственный рынок низкой ценой не рушат, а рынок соседа демпингом обваливают. Так действуют все регионы.

А много игроков стало вот почему. Это сегодня в птицепроме производство яйца менее рентабельно, чем бройлеров: мясной сегмент на подъеме и еще не заполнен, хотя тоже близок к насыщению, к тому же квоты на импорт окорочков постоянно снижаются. А пять лет назад с рентабельностью в сегментах было все наоборот: 10 - 12% против 15 - 17%. Все ринулись заниматься яйцом, наращивали объемы производства и перегрели сегмент.

Так что привели к затовариванию стратегические ошибки в развитии отрасли в регионах. В ряде территорий производство яйца сегодня откровенно больше потребления. О кризисе перепроизводства ни власть, ни производители говорить не желают. Но лишние яйца надо куда-то деть. Они вызывают катастрофическое падение цены, которую предлагает оптовик фабрикам. Оптовик, купив десяток по 10 рублей, продаст его сетям по 18 рублей, и может позволить себе часть испорченного товара ликвидировать, но цены не снижать. Третий год подряд птицеводы зарабатывают в первом квартале прибыль, а к концу года ее теряют, потому что в провалы потребления продают яйцо ниже себестоимости. Так, в последний оно уходило оптовикам по 9 рублей десяток... При этом в магазине мы с вами платили за него около 30 - 40 рублей. Но это уже другая тема.

Признаки затоваривания вообще прослеживаются в поведении цен на яйцо. Во-первых, период низких цен на продукцию на рынке удлинился с обычных полутора-двух месяцев (июнь - середина июля) до четырех и более (май - август). Во-вторых, снизились пиковые цены. К тому же впервые отсутствие спроса вдруг обнаружилось уже перед Новым годом (обычно с ноября по новогодье цены шли в рост). Затем аномалия продолжилась: цены стали снижаться не после, а до Пасхи, и сразу после нее реализация вовсе встала. «Наевшиеся» оптовики и сети отмахивались от предложений фабрик: делайте со своим яйцом что хотите. Те усилили вывоз за пределы России - в Казахстан, Киргизию, Таджикистан, Монголию. Более всего российского яйца по демпинговым ценам ушло в Казахстан - 1,5 млрд штук: в других республиках нет столь дешевого автомобильного трафика. Но известно, что Казахстан сам резко увеличил производство куриного яйца - на 2 млрд штук. И, вероятно, повтора демпинговых атак не допустит.

Отрицательно влияют на отрасль и такие факторы, как уменьшение общей численности населения, изменение структуры питания, засилье рекламы синтетической пищи, снижение уровня реальных доходов населения (хотя кое-кто уверяет, что доходы растут), увеличение цены зерна и прочих составляющих себестоимости производства яйца. С января подорожало буквально все: газ - на 18%, вода - на 15%, электроэнергия - до 40%. Себестоимость комбикорма выросла до 18 рублей за кг (дороже булки хлеба), из этого кг нужно «сделать» пять яиц. К тому же по федеральному закону увеличены на 10% отчисления в пенсионные фонды и в два раза - выплаты в фонд социального страхования.

Сбрось ГУП с бюджета
Птицеводы рыночной формации дружески говорят менеджменту ГУПов: вы зачем столько производите? Причина проста: директор ГУП обязан выполнять план по валу, давать сводки, что, по крайней мере, не снижает производство, иначе его накажут. Бред, конечно, с точки зрения рынка. Тему затоваривания на фабриках замалчивали. Задача госфабрики - как можно больше раздуть затраты, чтобы потом эти деньги просить из бюджета. А у частной обратная задача: чтобы «корова» меньше ела и больше давала молока. Понятно, что это вторая крайность. Но она оптимизирует производство, снижает издержки, себестоимость, увеличивает доход. В Пермском крае, например, весь крупняк частный: Чайковская, Комсомольская, Менделеевская птицефабрики. В ситуации затоваривания некоторые из них даже идут на расширение производства, движимы расчетом: когда все остальные будут неконкурентоспособны, моей продукцией в рынке будет больше, и я на этом заработаю. Частным фабрикам свойственна агрессия.

Форма ГУПа сдерживает развитие фабрик, мешает оперативности принятия управленческих и финансовых решений. Разговоры о необходимости акционирования велись давно. Но менеджмент старой формации не желал перемен, добивался дотаций государства, тихо саботировал приватизацию, в том числе за это минувшей осенью ряд директоров лишились кресел. Новые власти Свердловской области бюджетную поддержку птицефабрик вообще обрезали. Государство хочет яичные птицефабрики сбросить с бюджета.

В настоящее время идет преобразование в акционерные общества Первоуральской, Среднеуральской, Рефтинской и Свердловской птицефабрик. К сентябрю, по данным Минсельхоза региона, оно должно завершиться. Главной целью акционирования является привлечение инвестиций на модернизацию, техническое перевооружение. Правительство региона прорабатывает варианты, как повысить эффективность этих площадок, упростить логистику и оптимизировать расходы. Одна из идей - объединение акционированных ГУПов в холдинг.

Предположения о преднамеренном банкротстве птицефабрик для выкупа их по заниженным ценам министр сельского хозяйств, зампред правительства Илья Бондарев считает абсурдным: за преднамеренное банкротство законодательством предусмотрена уголовная ответственность должностных лиц.

Помимо акционирования предпринято еще одно спасительное действие. Четыре свердловские птицефабрики перешли на новый технологический график: в моменты спада потребления производство сокращается, на пике спроса - растет, отметил Николай Эйриян. Курицу выращивают из цыпленка полгода, потом она несет яйца, остановить ее, «убедить потерпеть», невозможно. Правда, можно напугать: свет не вовремя включить-выключить. Тогда от стресса птица теряет перо и неделю не несется вообще. Но это жестоко и нетехнологично. Теперь ставка делается на работу с варьированием количества поголовья в разные периоды. Планируется, что к концу года птицеводы выйдут на прошлогодний уровень производства яиц - 1,2 млрд штук, не более. Игроки стали искать и технологии более глубокой переработки продукции, предметно занялись маркетингом.

Федерация, обеспокоившись в первом квартале тем, что птицефабрики двигаются если не к банкротству, то к серьезным потерям, вынуждена была дотировать по 2 рубля за десяток яиц. Все надеются, что эти деньги позволят птицеводам выйти хотя бы в ноль. Правда, никто их до сих пор не получил.

Все в холдинг
Прогнозировать длительность яичного кризиса сложно: более-менее уверенно сейчас говорят о двух-трех годах. Надежд, что с акционированием и последующей продажей бывшие свердловские ГУПы обретут эффективных собственников, мало: на фоне рыночной ситуации интереса к приобретению убыточного производства нет. К примеру, правительство Югры уже несколько раз пыталось продать Боровскую: слишком велики расходы на ее содержание. 23 апреля на заседании правительства были утверждены условия приватизации птицефабрик, находящихся в государственной собственности автономного округа - Боровской, Челябинской, Нижневартовской, а также перерабатывающего комплекса кормов «Бикор» и торгового дома «Боровский». Все предприятия выставлены на продажу одним лотом: они составляют единую технологическую цепочку. Отметим, что рыночная стоимость акций Боровской и Челябинской - более 5 млрд рублей. Дорого продать не могут, дешево не хотят. Просто бросить без бюджетной поддержки фабрики тоже нельзя - хорошо отлаженное производство погибнет. Поэтому власти ХМАО вынуждены подкармливать их из бюджета, чтобы в перспективе хоть какие-то деньги вернуть. Боровская, имеющая хорошую структуру глубокой переработки яйца, по инсайдерской информации, уже попадала под технический дефолт, несмотря на инъекции из бюджета ХМАО в миллиард долларов.

С учетом опыта северных соседей для новоиспеченных свердловских акционерок более продуктивной пока выглядит идея объединения акционированных ГУПов в холдинг, который будет выстраивать с чистого листа эффективный бизнес.

Дополнительные материалы:

Акционер - птичникам пример

Опыт акционирования в 2008 году племенного птицеводческого завода «Свердловский» (бывшего ФГУПа), оказался удачным. Инициатором его выступил нынешний генеральный директор ОАО ППЗ «Свердловский» Алексей Грачев: он подсчитал, что на одни только командировки в Москву для согласования каждого кредита выше 5 млн рублей уходила львиная доля средств ФГУПа. Теперь у топ-менеджеров развязаны руки для реализации любых проектов развития производства и укрепления позиций в рынке. Предприятие работает с прибылью: в 2010 году она составила 45 млн рублей.


Комментарии

Материалы по теме

Учиться не дышать

Умеренность и аккуратность

На крыльях свободы

Новый хозяин, старый бренд

А теперь жарьте

«Стеклотех» закрыл дефицит

 

comments powered by Disqus