Камо грядеши

Камо грядеши Для создания благоприятного инвестклимата в стране необходимо построить строго регламентированную систему взаимодействия всех уровней власти с бизнесом, а в регионах - научиться грамотной конкуренции.

Вадим ШумковB августе американская компания Baker Hughes подтвердила намерение построить в Тюменской области кабельный завод на 200 - 250 рабочих мест, объем инвестиций - от 1,5 млрд рублей. А в начале сентября, по словам директора департамента инвестиционной политики и государственной поддержки предпринимательства Тюменской области Вадима Шумкова, должна состояться встреча с представителями немецкой компании DYNAenergetics, желающими построить производство оборудования для сейсморазведки в Нижнетавдинском районе: объем инвестиций около 720 млн рублей и количество рабочих мест 60 - 100.

В целом департамент инвестполитики сегодня администрирует порядка 40 крупных (от 100 млн рублей) инвестиционных проектов. Общий объем капзатрат по ним - 700 млрд рублей. О их судьбе и перспективах развития региона нам рассказал Вадим Шумков.

По регламенту

- До кризиса департамент инвестполитики заявлял об одновременной реализации сразу нескольких крупных проектов. Например, сервисные заводы Schlumberger, «Тобольск - Полимер». В какой стадии находится их реализация?

- Крупные проекты, о которых мы заявляли, либо выполнены, либо выполняются. Что касается Schlumberger, активная инвестиционная фаза этого проекта завершена, соглашение можно считать выполненным. Американцы создали в регионе три новых производства. Введен в эксплуатацию Сибирский учебный центр, который уже за 2010 год сумел заработать почти 500 млн рублей. Суммарно компания инвестировала более 4,1 млрд рублей, созданы сотни рабочих мест для жителей области. Недавно мы провели очередные переговоры, где руководство Schlumberger заявило, что появились дополнительные интересы в ряде азиатских государств - Казахстане, Узбекистане, возможно, Афганистане. Тюменский офис, в их видении, должен стать неким плацдармом для экспансии на эти территории.

Проекты СИБУРа сейчас находятся в стадии активной реализации. Это модернизация действующего производства «Тобольск-Нефтехима» и строительство завода «Тобольск-Полимер». Инвестиции СИБУРа в эти проекты уже превысили более 30 млрд рублей (общий объем - порядка 72 млрд рублей). Новый завод будет выпускать 500 тыс. тонн полипропилена в год и станет крупнейшим предприятием в своей отрасли в России. Только на этом производстве будет работать 600 человек. В совместной проработке компании и правительства области есть еще более масштабные планы комплексного развития тобольского промузла с перспективами организации на этой территории особой экономической зоны. Сейчас прорабатываются варианты привлечения малых предприятий-инвесторов, которые будут заниматься упаковкой полипропилена, производством тары.

Также вместе с СИБУРом мы работаем над организацией в области новых предприятий последующей переработки полипропилена. Конечная цель - создать замкнутую цепочку, чтобы и добавленная стоимость, образующаяся при его переработке, оставалась в регионе. Это будет высший пилотаж.

Продолжается строительство Антипинского НПЗ. Общий объем капвложений - 143 млрд рублей. Уже введено две очереди, в планах - создание еще двух. Если проект удастся, то в Тюмени можно будет перерабатывать более 7 млн тонн сырой нефти в год и производить топливо стандарта евро-5. Сейчас завод вместе с сетью реализации нефтепродуктов обслуживают более тысячи человек.

В июле этого года в поселке Богандинском (40 км от Тюмени) открыта линия нового завода стеклотары «Стеклотех». Общий объем инвестиций - 3,5 млрд рублей. После выхода завода на полную мощность здесь будут работать 500 человек. Этот проект важен с точки зрения диверсификации экономики региона: он никак не связан с нефтью и газом. Плюс - построен на финансово и социально зависимой территории, а значит, должен положительно сказаться на ее развитии.

Думаю, продолжение получит проект немецкой компании Bentec. Она уже построила завод буровых установок стоимостью 800 млн рублей. Сегодня мы находимся в стадии переговоров, рассчитываем, что немцы вложат еще 350 - 400 млн рублей и построят второй цех, чтобы еще больше локализовать производство продукции.

Еще один новый проект - развитие завода теплоизоляции «Тисма». Его купила немецкая компания Knauf Insulation. Планируется создание принципиально нового производства по новым стандартам качества, декларируемый объем капитальных инвестиций в модернизацию - 2 - 3 млрд рублей.

- На ваш взгляд, что в процессе привлечения инвесторов наиболее проблемно?

- Отсутствие системы эффективного сопровождения инвестора, позволяющей минимально контактировать с чиновниками. В идеале инвестору должна предлагаться готовая для размещения объекта площадка со всеми подключениями и самой низкой ценой аренды либо выкупа, а также комплексом налоговых льгот. Все движения по заходу на такую площадку должны проходить по системе единого окна без проволочки и суеты, минуя разного рода попрошаек. Все стоит денег, а сейчас любое движение нужно согласовывать и пробивать, хотя в выигрыше в конечном итоге остаются не только инвестор, но и территория и населяющие ее люди. Такая нелогичность - основная проблема.

Сегодня регионы заинтересованы в том, чтобы инвесторов было много. Все хотят рапортовать о введении новых рабочих мест, показывать новые красивые и технологичные производства, демонстрировать развитие экономики. Но честно: единого алгоритма действий всех уполномоченных органов по привлечению инвесторов, и самое важное - по их сопровождению пока не существует. У каждого уровня власти - муниципального, регионального и федерального - свой регламент и своя логика работы. Многое завязано на личности. Один чиновник, опасаясь, что его заподозрят в лояльности к компании, боится ответить за три дня, а не за 30. Другой, «заинтересованный», пытается максимально затянуть процесс выдачи разрешений. Кроме трех уровней власти, представленных целым спектром уполномоченных органов разного рода, есть естественные монополии, у которых свои виды на такие проекты.

В немалой степени мы еще работаем в ручном режиме, осуществляя сопровождение по каждому проекту, организовывая нормальный диалог и участвуя в нем, чтобы инвестора не ободрали как липку. Но это ремесленный подход. Отсюда задача номер один - выстраивание унифицированной системы взаимодействия всех органов власти с инвестором. Она будет работать независимо от людей, ее представляющих.

Когда все эти органы и организации начнут работать на одну цель - сделать в кратчайшие сроки жизнь жителей территории богаче и благополучнее, и этой цели будут подчинены все их регламенты и действия, тогда мы действительно сможем заявить, что у нас очень благоприятный инвестклимат.

- Каков примерный срок реализации крупных проектов в Тюменской области?

- По каждому из проектов, что я перечислил, от 2,5 до 5 лет. Это гигантские сроки. Однако виноваты в этом не всегда только чиновники. Работая с крупными компаниями, особенно иностранными, мы иногда сталкиваемся с их внутренней бюрократией - это почище, чем в органах госвласти. От первого визита до принятия решения о вложении средств может пройти до трех лет, в течение которых идут обсуждения, принимаются решения, потом снова обсуждения и снова решения...

- Чувствуете ли вы конкуренцию регионов за инвесторов?

- Конкуренция была, есть и будет. Мы ее особенно сильно ощутили в отношении нескольких комплексных тем, инициированных лет пять назад, когда нам не хватило понимания, опыта, денег и настойчивости довести их до конца. Позже они всплыли на других территориях.

Но сейчас, на мой взгляд, пришло время, когда регионы могут договариваться. Понятно, что в каждом субъекте должны быть, например, свои заводы определенных стройматериалов или пищевое производство: у некоторых эффективное транспортно-логистическое плечо составляет 200 - 600 км. Но иногда бывает, что два сильных региона начинают изматывать друг друга глупой конкуренцией, выпуская аналогичные товары или затаскивая аналогичных инвесторов. Конечно, в краткосрочной перспективе и на уровне одного субъекта это видится как правильное решение. Но стратегически оно совершенно недальновидно и работает только на ослабление друг друга. В условиях таможенного союза и втягивания в мировую экономику с ее внешней конкуренцией и угрозами это крайне неверное поведение.

Наверное, подобную ситуацию можно было бы урегулировать путем принятия единой федеральной целевой программы инвестиционно-экономического развития регионов. В ней должно быть четко указано, сколько и каких конкретно крупных проектов предполагается реализовать, в каких регионах, на каких площадках, с какими инвесторами и какими инструментами господдержки, указаны ответственные за реализацию данных проектов и сроки их реализации.

Исходить при этом нужно из конъюнктуры спроса, кадрового и сырьевого потенциала, логистики, близости государственной границы, растущих рынков и реализации крупных инфраструктурных проектов. Потом под эти проекты будет проще спланировать и скорректировать развитие объектов инфраструктуры, а также меры по подготовке кадров, созданию ОЭЗ, фискальной и финансовой поддержке. Такое спланированное развитие позволит не допускать бессмысленного сталкивания интереса регионов.

Поддерживать не обязаны

- Перейдем к малому бизнесу. В Тюменской области разрабатывается программа его поддержки на 2012 - 2014 годы. Что в ней принципиально нового?

- Мы в этом вопросе занимаем умеренную позицию. Если кардинально и постоянно менять систему поддержки малого бизнеса, то мы не улучшим ситуацию качественно и только запутаем людей, породим хаос. Появление новых форм поддержки происходит естественным путем, по мере появления запроса самой экономики на такую поддержку, и должно быть связано с возникновением новых задач.

Например, начали активно говорить о больших расходах на подключение к энергосетям, и сегодня мы готовы субсидировать эти затраты: с подачи многих инвесторов в правительстве области обсуждается возможность компенсировать часть затрат по инфраструктуре, если она создавалась самим инвестором «с нуля».

Некоторые формы, напротив, теряют актуальность. Например, субсидирование процентных ставок по кредитам на пополнение оборотных средств. Если весь предыдущий период и кризисный 2009 год оно составляло основной объем финансирования программы, то с прошлого года мы убрали его для всех кредитов, взятых под пополнение оборотки, и оставили только для договоров, целью которых является приобретение нового оборудования и строительство новых объектов.

- Какова, на ваш взгляд, наиболее эффективная мера поддержки малого бизнеса?

- Прокомментирую в основном производственный малый бизнес. В этом сегменте наиболее эффективно, думаю, субсидирование лизинга оборудования. Каждая позиция оборудования для эксплуатации и обслуживания требует создания от одного до нескольких рабочих мест, само оборудование ставится на баланс, а субсидия возвращается в бюджет через налоги - на имущество или другие, если предприятие на упрощенке. В итоге мы убиваем сразу нескольких зайцев: создаем новую налогооблагаемую базу, рабочие места и модернизируем производство. Плюс - даем очень серьезный толчок развитию рынка лизинга оборудования, который у нас до тех пор находился не в лучшем состоянии. В первом полугодии 2011 года на эти цели уже направлено 230 млн рублей.

- Если учесть, что в Тюменской области несколько тысяч малых производственных предприятий, 230 миллионов - крохи...

- Во-первых, ожидание, что государство обязано финансово помогать любому бизнесу, ошибочно. Предпринимательство - вообще занятие на свой страх и риск. А государство определяет приоритеты, по которым оно оказывает поддержку, исходя из своего видения перспективы. Ключевое условие - такое видение должно быть.

А 230 млн рублей - это лишь стимулирующая составляющая. Если посчитать, что это компенсация только первого взноса, и к этому прибавить инвестиции самого бизнеса, взятые кредиты для дополнительного развития этих проектов, получится, что в экономику дополнительно вовлекается
1 - 2 млрд рублей, только через эту форму поддержки и только за полгода.

Во-вторых, сумма может кратно возрасти в 2011 году - сейчас этот вопрос обсуждается. В-третьих, я не считаю, что малый бизнес надо развивать исключительно путем увеличения вливаний бюджетных средств.

Да, условия явно ухудшились - повысился ЕСН, коммунальные тарифы, есть вопросы по качеству кадров, в ряде сфер ужесточается конкуренция. Но кричать, что бизнесом в нашей стране заниматься просто невозможно, - откровенная спекуляция. Плакаться - старая традиция. В предпринимательской сфере не все хорошо, но все же рентабельность, которая у нас считается нормой, для большинства стран ЕС и США просто недостижима. Сроки окупаемости проектов у нас меньше в разы.

Для статистики: в 2009 году, когда в России было зафиксировано уменьшение количества субъектов малого бизнеса на 5,5%, Тюменская область продемонстрировала прирост на 21%, в 2010 году - еще на 22,4%.

- Просто в России каждый год декларируется: малый бизнес нужно поддерживать, чтобы стало как в Америке...

- У меня неоднократно случались разговоры с иностранными коллегами, в которых я спрашивал: «Как вы поддерживаете малый бизнес?». Не все они даже понимали, о чем речь: зачем давать государственные деньги предпринимателям? В моем понимании, основная роль государства в сфере развития предпринимательства состоит не в том, чтобы год от года наращивать объ­емы финансовой поддержки предпринимателей, увеличивая объемы и виды субсидий. Все проще. Цель заключается в создании комплекса максимально благоприятных условий для регистрации и начала бизнеса, для его осуществления, и, если понадобится, для закрытия. Субсидии и иные формы поддержки могут существовать как система стимулов для определенных приоритетов и сфер. И не надо вваливать все больше денег в эту сферу - это не даст прямого эффекта и породит другие риски.

Сейчас основная задача - разбудить дух предпринимательства в людях, помочь им поверить в свои силы. Как это сделать - вопрос. Возможно, путем введения отдельным федеральным законом моратория на ухудшение условий для начала и ведения предпринимательской деятельности в части налогов, тарифов и иного.

К сожалению, у нас в стране нет единого контура развития - духовного, морального, политического. Мы до сих пор не знаем, кто мы и куда идем. Нужна матрица развития России: вверху - идея, идеология, миссия, далее - система ценностей и целеполагание (чего хотим и куда идем). А уже под цели строятся задачи и мероприятия. Сегодня мы находимся на уровне понимания двух последних пунктов.

Комментарии

Материалы по теме

Учиться не дышать

Печалька для городков

СОБЫТИЯ - 2010

Апрельские тезисы

Продукты совместного творчества

Нужна консолидация общества

 

comments powered by Disqus