Сгоревшая защита

Сгоревшая защита Главная причина разгула лесных пожаров минувшим летом - неэффективная система профилактики и борьбы с ними. Если имеющиеся недостатки не устранить, то в любой засушливый год бедствие может повториться.

В конце августа прокуратура Свердловской области вынесла представление в адрес руководства регионального управления МЧС. «Поводом послужили многочисленные факты невыполнения должностными лицами возложенных на них полномочий, что в конечном счете привело к неспособности обеспечить пожарную безопасность на территории ряда городских округов в опасный летний период», - отмечено в сообщении ведомства. Как оказалось, сотрудники управления провели только две из девяти плановых проверок соблюдения требований пожарной безопасности органами местного самоуправления. При этом 173 населенных пункта Свердловской области расположены слишком далеко от подразделений пожарной охраны, 121 - не обеспечен первичными средствами пожаротушения, 23 - телефонной или радиосвязью, 135 - наружным противопожарным водоснабжением. В управлении МЧС проводится служебное расследование.

Повышенное внимание к Свердловской области объяснимо. Она стала лидером среди регионов Урала и Западной Сибири по количеству пожаров: с начала лета на ее территории сгорело свыше 125 тыс. га леса. Ситуацию удалось взять под контроль только благодаря специалистам из соседних областей, участию федеральных сил и начавшимся дождям.

На втором месте - Тюменская область (около 46,3 тыс. га). У остальных - существенно меньше: в Челябинской площадь пожаров составила около 10 тыс. га, в Башкирии - 8 тыс. га, в Пермском крае - 2 тыс. га.

Жареные факты

Количество сотрудников лесного хозяйстваПо информации МЧС, площадь выгоревшего леса на территории России приблизилась на 20 августа (в целом по 2010 году) к 900 тыс. га. Это меньше показателей последних пяти лет в среднем на 30%. Правда, экологи не раз указывали на недостоверность данных. Причем небезосновательно: по сообщениям Всемирного центра мониторинга пожаров, составляющего статистику на основе спутниковых снимков, сгорело не менее 15 млн га. Установить истинный масштаб бедствия невозможно.

- Основной вклад в общую площадь пожаров обычно вносят очаги на севере Сибири и Дальнего Востока - на этих территориях огонь практически никто не тушит уже лет 20. Но в этом году там достаточно сыро. А горят в основном густонаселенные районы европейской части России, где теоретически лесное хозяйство должно находиться под контролем. В действительности это не так, поэтому мы наблюдаем гораздо больший ущерб, чем от ежегодных пожаров в лесотундре, - отмечает руководитель лесной программы «Гринпис» Алексей Ярошенко.

Последствия разгула стихии в федеральном разрезе таковы: погибли около 50 человек, сгорели более 2500 домов. На Урале погибших нет, однако в Свердловской области полностью выгорел поселок Вижай (34 дома), огнем повреждена территория трех крупных заповедников: Денежкин камень и Висим в Свердловской области, Таганай в Челябинской. Перед сдачей номера в печать появилась информация, что огонь подступает к селу Баяновка на Среднем Урале: около 300 жителей готовятся покинуть дома.

- В этом году принципиально изменить ситуацию с пожарами уже не получится. По минимальной оценке, на тушение в масштабах страны потребуется порядка 30 млрд рублей. Выделенные регионам средства давно закончились, поэтому главное, что может сделать государство, - привлечь дополнительные ресурсы. Если в будущем ситуация с охраной лесов не улучшится, в ближайший жаркий и сухой год пожарная катастрофа в лесах России неизбежно повторится, - прогнозирует Алексей Ярошенко.

Миллиард гектаров без контроля

Многие аналитики полагают, что главный фактор, не позволивший взять ситуацию под контроль, - принятый в 2007 году новый Лесной кодекс. Документ внес несколько ключевых изменений.

Первое - лесхозы объединили в лесничества. Если раньше леса делились на обходы, закрепленные за конкретным сотрудником, то теперь, учитывая сокращение персонала, система профилактики (раннее выявление очагов и их самостоятельное тушение, реализация противопожарных мер и т.д.) устроена весьма хаотично. По данным Росстата, за последние десять лет количество сотрудников лесного хозяйства уменьшилось в 2,7 раза (с 264 до 98,5 тыс. человек). При грубом подсчете, на одного специалиста сегодня приходится около 130 га леса (общая площадь лесов - 1,2 млрд га). Такой объем угодий делает их беспризорными. 

Таблица. Площадь лесных пожаров в России, регионах Урала и Западной Сибири, тыс. гектар

Регион 2008 2009 (рост к 2008-му году, %) 2010 по данным на 20 августа  (рост к 2008-му году, %)
Россия, млн гектар 2.07 2,1 (1,4%) 0,89 (-57,6%)
Свердловская область 39.5 9 (-77,2%) 125 (1389%)
Челябинская область 26.8 12,8 (-52,2%) 10 (-21,9%)
Тюменская область 18.8 30 (59,6%) 46,3 (54,3%)
Пермский край 0.6 0,2 (-66,7%) 2 (900%)
Башкирия 2.3 1,1 (-52,2%) 8 (627,3%)
Оренбургская область 0.9 2,5 (177,7%) нет данных
Курганская область 30.5 7,3 (-76%) 16 (119,2%)
Удмуртия 0.037 0,02 (-46%) 0,18 (800%)
ХМАО 5.2 8,4 (61,5%) 14,9 (77,4%)
ЯНАО 0.2 3,5 (1650%) 0,19 (-94,6%)
Источник: Росстат, МЧС, Рослесхоз

Второе нововведение - ликвидация Авиалесоохраны, единой службы, отвечавшей как за тушение и наблюдение с воздуха, так и за перебрасывание квалифицированных специалистов в горящие точки.

Третье - разделение ответственности за ликвидацию возгораний между разными ведомствами. Так, за территорию заповедников отвечает министерство природных ресурсов, а за федеральные леса - Рослес­охрана. На местах охранные функции возложены на коммерческих пользователей и местечковые власти, которые посредством аукционов должны выбрать организацию, способную справиться со стихией. При этом у компаний зачастую нет средств, а муниципалитеты выбирают фирмы, неспособные бороться с огнем. На одном из совещаний в Кремле премьер Владимир Путин возмущался: «Получил справку об организациях-победителях аукционов на выполнение функций по тушению лесных пожаров. Пермский край: 69 человек и два самолета. Что же это за организация победила? Они способны своими силами тушить пожары?».

Итог разделения ответственности обычный - никто ни за что не отвечает. МЧС беспокоится только за защиту населения и важных объектов. Поэтому спасатели начинают бороться с огнем, когда он приближается, к примеру, к деревне. Чтобы привлечь технику к тушению пожаров в заповеднике или тайге, региональным властям или лесным хозяйствам надо заплатить МЧС за самолеты. Но денег ни у тех, ни у других, как водится, в бюджете не заложено. Приходится просить помощи у федеральных структур. А это дело нескольких недель, в течение которых тушить пожары просто некому.

Руководство заповедника Денежкин камень на своем сайте язвительно замечает: «Сотрудников заповедника обвиняют в том, что они бездействовали в начале пожара, якобы поэтому пожар принял такой размах. В защиту инспекторов, спешно брошенных на тушение, следует отметить лишь, что замечательное оборудование, которым их снарядили, оказалось явно недостаточным. Хоть и странно, наверное, как это можно было с десятью великолепными лопатами и целыми пятью ранцевыми опрыскивателями этого не сделать!».

Гори оно

Один позитивный момент в ситуации все-таки есть: ни спасатели, ни власти, ни пострадавшее население теперь не сомневаются в том, что система борьбы с огнем в России в плачевном состоянии.

- Предварительно оценивая противопожарную работу этого лета, можно отметить, что оперативные службы технически и финансово оказались не готовы бороться с таким аномальным природным явлением. Не дожидаясь следующего лета, когда пожары атакуют нас снова, мы решили уже сейчас принять серьезные меры. Осенью проведем масштабные учения, - делится исполняющий обязанности начальника Уральского регионального центра МЧС России Андрей Заленский.

По мнению Алексея Ярошенко, методы реанимации разваленной пожарной системы прозрачны, однако на это потребуются десятки миллиардов: «Во-первых, необходимо восстановить наземную лесную охрану. По нашим подсчетам, для ее эффективной работы нужно ежегодно 15 - 20 млрд рублей. На это уйдет в лучшем случае три-четыре года: набрать штат специалистов в лесном деле непросто. Во-вторых, создать единую систему авиационной охраны и тушения крупных пожаров (аналог бывшего ФГУ «Авиалесоохрана»), которая позволит в том числе оперативно перебрасывать квалифицированные силы (еще плюс 10 миллиардов в год). Для сравнения, когда работала Авиалесоохрана, решения по смене дислокации принимались максимум в течение двух дней».

Есть другой путь - увеличить силы МЧС. Сейчас ведомство имеет в арсенале четыре самолета-амфибии Бе-200 и шесть пожарных вертолетов Ми-26Т. Сравните: в США парк авиатехники, использующийся в борьбе с пожарами, насчитывает более двух сотен машин. Впрочем, наше правительство уже заявило о выделении 54 млрд рублей на покупку новой техники (средства планируется освоить за три года).

Существует и третий вариант - списать все на аномальную жару. Как именно поступят власти, станет понятно не раньше чем через два-три месяца, когда пожары полностью прекратятся. Пока головная боль - тушение оставшихся очагов и устранение последствий стихии, которую не удалось предотвратить.

Комментарии

Материалы по теме

Замутить движуху

Былое — вернешь

Учиться не дышать

Сермяжная правда

Регион потерял 8 млн тонн зерна

Критика чистого экспорта

 

comments powered by Disqus