Не в.ru

Не в.ru На рынке программного обеспечения (ПО) наступил момент, когда все старые инструменты борьбы с нелегальными продуктами себя исчерпали. Необходим новый, прорывной. Им может стать модель распространения софта по подписке.

В начале августа управление «К» ГУВД Москвы прекратило делегирование домена одному из самых популярных торрент-трекеров в России torrentino.ru. Официальная причина - обнаружение конкретных фактов распространения нелегальных экземпляров произведений с нарушением прав законных правообладателей. Это не первый подобный случай. В начале года правоохранители прекратили деятельность самого популярного трекера torrents.ru.

Казалось бы, борьба с пиратством вышла на принципиально новый эффективный уровень. Ничуть не бывало. «Мы любим.RU и уважаем наших регистраторов. У нас отобрали имя Torrentino.ru, в связи с чем мы переезжаем на Torrentino.com. Просим всех наших посетителей рассказать своим друзьям и знакомым о переезде», - так отреагировала на прекращение делегирования домена администрация сайта. Источник распространения контрафакта не уничтожен.

Десятилетний позитив

В России уровень пиратства с 2003 по 2007 год, по данным IDC, снизился на 14 процентных пунктов (п.п.) до 73%. Несмотря на успехи предыдущих лет, в 2007 году правообладатели, входящие в Международную ассоциацию производителей ПО (BSA), потеряли 4,1 млрд долларов. За 2008 год уровень пиратства упал на 5 п.п. - с 73 до 68%. К началу 2010-го цифра уменьшилась до 67%. В 2009 году ущерб правообладателей в России составил 2,62 млрд долларов (третье место в мире после США и Китая). Прогноз IDC на 2010 год - сохранение планки пиратства на уровне 66 - 67%.

Снижению уровня пиратства помешал кризис. Во-первых, предприятия отказались от крупных единовременных закупок софта (по данным IDC, в 2009 году поставки компьютеров в корпоративный сегмент упали на 47%, соответственно резко снизилась потребность в ПО). Во-вторых, частные пользователи и компании малого и среднего бизнеса предпочитали экономить средства, на свой страх и риск пользуясь контрафактным ПО.

График. Уровень пиратства в мире и ущерб, причиняемый производителям ПО

Урал на «пиратской» карте России сложно оценить однозначно. Более-менее внятная аналитика, отражающая реальное состояние дел, есть только у Microsoft (пираты вычисляются методом «тайных покупок»). Но в ней, во-первых, различные субъекты федерации демонстрируют диаметрально противоположные показатели (поэтому в целом Урал на общероссийском фоне - середнячок). Судя по исследованиям Microsoft, наибольшие проблемы у Челябинской, Оренбургской областей и Югры. Так, столица Южного Урала - один из лидеров по уровню пиратства среди городов-миллионников: здесь нелегальный софт предлагают 25% точек, в Магнитогорске - 69% магазинов, в Сургуте - 40%. В то же время ни одного случая продажи нелегального ПО Microsoft не выявлено в Ижевске и Уфе.

Во-вторых, регионы показывают волнообразную динамику. Например, по данным Microsoft, в сентябре прошлого года в УрФО суммарный уровень пиратства (продажа нелецензионных продуктов, рекомендация услуг «черного» установщика, рекомендация скачать ПО в интернете) находился на уровне 23,2%, к концу года он вырос до 37%, а к весне 2010-го вновь упал до 23,4%.

Лотки в прошлом

Главная тенденция 2009 - начала 2010 года в «пиратской» сфере - изменение структуры распространения нелегального софта. Массовое проникновение широкополосного доступа в интернет привело к тому, что наиболее активным каналом получения контрафакта стала сеть. По словам юридического представителя компании Adobe в России Игоря Слабых, за 2009 год закрыто более 17 тыс. ссылок, позволяющих скачать нелегальное программное обеспечения Adobe (в среднем в месяц блокировалось 2,5 - 3 тысячи). И это количество неуклонно растет: в феврале 2010-го на торрентах и файлообменных ресурсах закрыта 4831 нелегальная раздача, в мае - уже более 8 тысяч. В сумме за первое полугодие - 26 тысяч.

Весной 2010-го некоммерческое партнерство поставщиков программных продуктов провело анкетирование своих членов. И 41% респондентов признал, что из всех каналов распространения пиратства наибольший вред наносит интернет.

Смена инструментария оправдана. Во-первых, правоохранительные органы еще не научились эффективно бороться с распространением контрафакта через сеть. МВД удалось закрыть torrents.ru и torrentino.ru. Но их владельцы переехали в доменные зоны .com и .org, а такие ресурсы российские правоохранители закрыть не могут (сайты зарегистрированы не на территории РФ).

Во-вторых, интернет обширен. Ни правоохранительные органы, ни правообладатели не в силах отловить и удалить все ссылки на скачивание. А пираты усиленно затрудняют процесс этого поиска, извращая название продуктов. Самый простой способ - транслитерация (например, Адоб криэйтив Свит или Нортон утилитиз). Более изощренный - перевод названия продуктов на русский язык (например, «мечтательная ткачиха» вместо Dremweaver). Кроме того, нередко прибегают к использованию пробелов, кириллицы и латиницы, цифр и специальных символов (например W i n d o w s). Верх находчивости - название программ по созвучию (вместо Adobe illustrator «Илюша» или «Люстра»).

Третья причина - противоположные интересы правообладателей и провайдеров. Для последних технически закрыть доступ к любым сетевым ресурсам (что крайне привлекательно для разработчиков софта) несложно. Но это повлечет за собой негативные последствия: недовольство пользователей, потерю клиентов, снижение потребляемого трафика, а главное - славу компании, нарушившей принцип нейтральности сети (равный доступ ко всем ресурсам).

В поисках панацеи

Активная борьба с пиратством в России и на Урале началась в 2006 - 2007 годах. В ее основу было положено два принципа: страх наказания (ужесточение законодательства, увеличение числа проверок и т.д.) и разъяснительная работа, воспитание лицензионной культуры. Вендоры шли именно по такому пути. Например, в стратегии Microsoft три пункта. Первый - распространение информации о ценности легального продукта и юридических, технологических и репутационных рисках, связанных с использованием контрафактного ПО. Второй - уголовное преследование распространителей и производителей нелегального софта. Третий - упрощенный переход с нелегального софта на лицензионный.

Меры дали положительный эффект, но кардинально снизить уровень пиратства не позволили. К позитивным цифрам IDC нужно относиться осторожно. Методика расчета агентства не идеальна: один из ее главных критериев - доля нелегально установленных копий операционной системы Windows. А она, благодаря предустановке, не превышает и 30%. Таким образом, у нас, во-первых, нет адекватной картинки по другим решениям и производителям. Например, по оценке Adobe, сегодня в России 90% установленных продуктов компании - контрафакт. Во-вторых, скорее всего, 20-процентное падение уровня пиратства во многом обеспечили крупные компании, закупающие сотни и тысячи лицензий. Подавляющее большинство малых предприятий даже в «жирном» 2007 году отказывалось покупать лицензионный софт (в первую очередь их не устраивала цена), и вряд ли кризис изменил их позицию на обратную.

Долгое время решением проблемы пиратства считали «свободный софт» - ПО с открытым кодом, распространяемое бесплатно. Однако его массовое внедрение дальше разговоров не двинулось. Декларируемая нулевая цена с лихвой перекрывалась сложностью настройки, внедрения и обучения персонала. Директор по развитию бизнеса в УрФО компании «СофтЛайн Трейд» Алексей Бутаков рассказывает: «Бизнеса по распространению и поддержке свободного софта нет. Это ПО можно внедрять на конкретных проектах в узких областях. Свободный софт - лишь хорошая платформа для разработчиков, которые генерируют конечные решения, не более». По данным «Корус-консалт», доля свободного софта в России сегодня не превышает 2,5%.

На наш взгляд, наиболее эффективным методом борьбы с пиратством является распространение модели SaaS (Software as a Service) - предоставления софта как сервиса. По сути, от пользователя не требуется ничего, кроме интернет-браузера. Все данные хранятся и обрабатываются на удаленных серверах компании-провайдера услуги (или ее партнера). Клиент получает не само ПО, а доступ к услуге, платную подписку на нее.

Плюсы подхода очевидны. Во-первых, продажа пиратского ПО становится рудиментом, поскольку рудиментом становится законченный коробочный софт. Во-вторых, уменьшается стоимость продажи продукта: теряется необходимость его физического тиражирования. В-третьих, снижается цена владения: потребителю не надо покупать лицензии и серверы. Наиболее существенна экономия будет как раз для «физиков» и малых предпринимателей - адептов пиратского софта.

SaaS в перспективе нескольких лет способен ощутимо снизить процент пиратства, однако считать, что эта модель полностью истребит контрафакт, - заблуждение. Во-первых, она применима далеко не во всех предметных областях (например, вряд ли возможна сложная обработка графики). Во-вторых, по мнению руководителя группы по продвижению лицензионного ПО Microsoft Дениса Гуза, SaaS решает только классическую проблему пиратства с нелицензионным копированием продукта: «Пользователь не устанавливает себе на ПК никакого коммерческого софта, а платит только за сервис. Однако при этом неизбежно возникает теоретическая возможность пользоваться сервисом, но не платить за него - по сути, это то же пиратство, но на новом витке технологического развития». Алексей Бутаков добавляет: «В SaaS есть что красть: реквизиты доступа (логин, пароль и т.д.). Хоть бороться с такими кражами проще (пользователь так или иначе будет взаимодействовать с сервис-провайдером, и факт кражи достаточно быстро обнаруживается), это может создать новый мошеннический рынок пиратских реквизитов доступа к сервисам (аналогичный пиратскому ПО)». О возможности пиратства в модели SaaS не так давно заявил и директор антипиратской ассоциации производителей программного обеспечения BSA в странах Центральной и Восточной Европы, Ближнего Востока и Африки Георг Хернлебен: «В будущем BSA наверняка придется заниматься борьбой с пиратскими серверами, раздающими ПО по модели SaaS».

В-третьих, распространению SaaS помешает пресловутый российский менталитет, составной частью которого является патологическое неуважение к интеллектуальной собственности. И цена этой собственности или сложность ее приобретения и лицензирования тут особой роли не играет. Показательный пример - программа Шахиджаняна «Соло на клавиатуре», которую пиратят очень активно, хотя стоит она несколько сотен рублей, а купить ее можно за одну минуту через интернет. Игорь Слабых: «С моей точки зрения, цена на продукт и сложность/легкость его приобретения никак не влияют на уровень пиратства - если человек хочет, то он купит легальный экземпляр. К сожалению, для большинства наших граждан гораздо удобнее использовать пиратскую копию и пенять на цену, сложность покупки, небольшое количество магазинов и тому подобное до бесконечности. Не думаю, что пользующиеся пиратскими программами с легкостью согласятся платить за подписку на сервисы».

Наконец, SaaS сдерживается недостаточным уровнем проникновения широкополосного доступа в интернет. Так что пиратство во многих областных городах в ближайшем будущем останется на высоком уровне. Однако в миллионниках и региональных столицах эта модель уже сегодня может успешно развиваться и постепенно вытеснять пиратов с софтверного рынка.

Дополнительные материалы:

Нежнее, еще нежнее

Евгений ВоробьевС пиратами необходимо бороться мирными методами, жесткие меры для вендоров невыгодны, считает руководитель группы продаж Microsoft компании АйТи Евгений Воробьев.

- Евгений, на мой взгляд, уровень пиратства в нашей стране за последние годы кардинально не поменялся. Каково ваше мнение?

- Не могу полностью согласиться. В сегменте юридических лиц уровень пиратства действительно кардинально не изменился. Этот сектор уже прошел активную стадию легализации и достиг комфортных показателей, как для правообладателей и непосредственно бизнеса, так и для контролирующих органов. Доля же пиратства среди частных пользователей в последние годы продолжает активно сокращаться.

- Каково будущее пиратской отрасли? Реально ли полностью избавиться от нелегального ПО?

- Пиратство как таковое, полагаю, не исчезнет. Более того, как парадоксально это ни звучит, но софтверной отрасли даже полезен его умеренный уровень, так как это стимулирует правообладателей и издателей ПО к большей клиентоориентированности. Однако со временем пиратству существовать будет все сложнее.

- Вы имеете в виду SaaS?

- У SaaS очень большое будущее. Думаю, первыми под «бум» попадут физические лица (по сути это уже происходит), так как этот сектор более эластичен к такого рода услугам, в то время как от бизнеса они зачастую требуют кардинального изменения стратегии.

- Некоторые эксперты уверены, что с появлением SaaS свободный софт начнет вымирать (см. «С SaaSкией на коленях», «Э-У» № 25 от 28.06.10), потому что модель «софт как сервис» предполагает бесплатное предоставление ПО и абонентскую плату...

- Не считаю, что два этих явления противоположны. Свободный софт, естественно, имеет будущее. Более того, не исключаю возможность предоставления ПО с открытым кодом некоторыми провайдерами SaaS, так как в какой-то части это может стать конкурентным преимуществом.

- А какие меры в борьбе с пиратством наиболее эффективны?

- Это «мирные» способы воздействия на потребителя: снижение стоимости ПО, адаптация под нужды пользователей, повышение уровня сервиса. В этом случае клиенты будут заинтересованы работать с легальным софтом, так как начнут понимать, за что они платят. Применение жестких мер (привлечение контролирующих органов с последующим административным и уголовным преследованием) способно дать хорошие результаты в краткосрочной перспективе. Но провоцирует пользователей к переходу на свободное ПО или софт более дешевых с точки зрения лицензирования производителей. Если мыслить стратегически, такие меры невыгодны самим производителям ПО.

Подготовил Сергей Ермак


Комментарии

Материалы по теме

Маленькая Калифорния

Чистый парадиз

Видеотрансляция с конференции «ИТ-отрасль Урала»

Бюджет как книга жизни

Деньги в трубу

Механизмы неявного значения

 

comments powered by Disqus