Наши действия синхронны

Наши действия синхронны

 Фото: Константин Зубов
Фото: Константин Зубов
Hа днях ОГК1 подготовила для утверждения в РАО параметры нового, пятого инвестиционного проекта — строительства мощности 300 МВт на Уренгойской ГРЭС. Подготовительные работы на строительной площадке уже начаты.

Инвестиционная программа ОГК1 — самая масштабная в отрасли: 2,9 млрд долларов, проекты выполняются сразу на четырех ГРЭС. В двух планируется использовать инновационное оборудование: при строительстве угольного блока с циркулирующим кипящим слоем (ЦКС) на Верхнетагильской ГРЭС и угольного блока с асинхронизированным турбогенератором на Каширской ГРЭС. Генеральный директор ОГК1 Владимир Хлебников рассказал «Э-У», как компания контролирует реализацию инвестиционной программы.

— Владимир Викторович, чем вызвано усиление контроля за реализацией инвестиционной программы — недавно у компании даже появился технический агент?

— Наши действия синхронны с предпринимаемыми государством в лице РАО ЕЭС (Анатолий Чубайс начал лично и регулярно проверять выполнение инвестпрограмм дочерними компаниями энергохолдинга) и адекватны ситуации, складывающейся в электроэнергетике. Они в первую очередь связаны с тем, что государство через продажу своей доли акций в генкомпаниях выходит из генерации. И хочет понимать: деньги точно пойдут на цели, декларированные энергохолдингом, а новый собственник не переконфигурирует инвестпрограммы и не вложит деньги во чтото другое — ну, такой бравый подход.

 Владимир Хлебников: «Мы действуем достаточно разумно»
Владимир Хлебников: «Мы действуем достаточно разумно»
Мы действуем, в моем представлении, достаточно разумно, утвердив 10 августа в ходе открытого конкурса технического агента сопровождения реализации инвестиционных проектов ОГК1: им стало ОАО «Зарубежэнергопроект». Мне кажется, если конструкция не будет принимать какихто вычурных форм, она должна быть рабочей.

— Каковы функции технического агента?

— От этого подрядчика во многом будет зависеть контроль и надзор за реализацией инвестпроектов — качеством исполнения, соблюдением технических параметров и сроков. Контроль за расходованием средств агент будет вести при помощи специального счета, с которого вся информация об операциях будет передаваться совету директоров ОАО «ОГК1». Сейчас мы продолжаем конкурентные переговоры, в результате выберем уполномоченный банк, где и откроем специальный счет. Это будет широкая практика: технических агентов станут выбирать все ОГК, ТГК.

— Каковы мотивы появления уренгойского проекта?

— Рост энергопотребления. В этом году нехватка генерации особенно остро проявилась на севере Тюменской области, в итоге без ограничения потребителей невозможно вывести оборудование в плановый ремонт. Электроэнергия Уренгойской ГРЭС востребована в первую очередь газовыми и нефтяными компаниями ЯНАО. Мы надеемся, что Газпром будет покупать у нас больше электроэнергии, чем сейчас. Политика монополии до сих пор была направлена на развитие местной локальной генерации: в ходу газотурбинные установки малой мощности 6 — 12 кВт, работающие на попутном газе. Когда в 100 — 150 км от газодобытчиков появится мощная электростанция, энергия которой в разы дешевле, а обеспечение надежнее, думаю, она вытеснит менее экономически эффективную малую генерацию.

Мы предложили предприятиям в ЯНАО очень комфортные условия — договоры формата «take & pay». Посмотрим, что нам ответят.

— Кто станет вашим партнером в этом проекте?

— У нас не будет времени на открытый конкурс. Разошлем предложения потенциальным подрядчикам и проектировщикам, проведем с ними переговоры.

Повышайте КПД

— Колоссальный инвестиционный спрос объемом в 120 млрд долларов, ожидаемый в электроэнергетике, распределится на всех поставщиков работ и услуг для нее, и прежде всего — энергомашиностроителей. Но насколько их продукция соответствует планам энергетиков? Какое оборудование вы заказываете для новых объектов?

— Для Каширской ГРЭС заказали в основном отечественное (нам его уже поставляют «Силовые машины», котел будет от ИК «ЗИОМАР», Подольск), поскольку там блок традиционной паросиловой технологии. Сейчас все наши паросиловые установки имеют КПД 39%.

Поскольку все остальные проекты носят инновационный характер, они будут реализоваться с использованием импорта: в России такое оборудование, какое нам нужно, не делают до сих пор. Например, на Уренгойской ГРЭС хотим поставить американские одноконтурные газотурбинные установки с КПД 44%, потому что санктпетербургская «Электросила» обеспечивает КПД максимум 35%. Мы летали на переговоры с General Еlectric, cмотрели, как работает такая турбина в Соединенных Штатах, каковы особенности эксплуатации. Может быть, закажем. Это совсем другой класс оборудования: КПД выше на 10%. Мы хотим применить у себя в ОГК1 все самое лучшее и новое. Риски, понятно, есть, демпфируем их через заключение РСконтракта с генподрядчиком.

Другой пример — Нижневартовский инвестиционный проект: там мы планируем ПГУ800, самые большие установки, монтирующиеся на парогазовом цикле. По итогам конкурса предпочтение отдадим оборудованию игроков первой тройки — General Еlectric, Siеmens, Alstom.

— А наш энергомаш участвует в конкурсах?

— Участвует. Но те же «Силовые машины», Тульский и Таганрогский заводы пока делают мощности меньше 450 МВт. Ряд предприятий готовится выпускать конкурентоспособное оборудование совместно с западными партнерами, но насколько далеко они зашли, не знаю: переговоры — процесс конфиденциальный, до тех пор, пока не подпишут соглашение, утечки допускаются редко. Я вижу только, что западные производители оборудования проявляют интерес к российским предприятиям, ищут контакты. Например, активен концерн Foster Yuller, который делает угольные блоки с использованием технологии сжигания угля в ЦКС.

Угроза рынку

— Генкомпании не могут реализовать инвестиционные планы, не имея четких договорных отношений по поставкам топлива с Газпромом и угольщиками на весь цикл проектов (15 лет). Как вы оцениваете возможности долгосрочного договора Газпром — РАО ЕЭС, проект которого активно обсуждается?

— Попытка договориться с Газпромом на пять лет — уже серьезный прорыв. Хотя мы считаем, что договор нуждается в доработке: у нас собственное понимание того, каковы должны быть его условия и конфигурация.

— Как решаются вопросы топливного обеспечения ваших новых блоков?

— У нас подписан ряд долгосрочных договоров с независимыми поставщиками газа, но проблема упирается в получение недискриминационного доступа к газотранспортной инфраструктуре Газпрома. Независимых поставщиков в трубу не пускают. Монополия часто нам отказывает, ссылаясь на техническую невозможность. Например, полгода назад отказали в транспортировке газа для Пермской ГРЭС, а потом газовики сами предложили нам этот газ поставить. У них техническая возможность, получается, есть. Парадокс. Я считаю, монополия на транспорт газа — одна из серьезнейших угроз для функционирования рынка электроэнергетики в России.

— Какие пути ее устранения рассматриваются?

— Нужно создать правила недискриминационного доступа к газотранспортной системе, дать полномочия ФАС расширенно контролировать и разбирать случаи нарушений. Почемуто никто из независимых производителей электроэнергии не жалуется, что к сети не подключают. Мы, напротив, говорим всем, кто строит собственную генерацию: подключайтесь. Значит, это вопрос монополии. При этом Газпром намерен в ходе реформирования РАО «ЕЭС России» купить генерацию и владеть контрольными пакетами акций ОГК и ТГК. Нарастает серьезная угроза рыночным отношениями в электроэнергетике. Газпром приобретет большую долю генерации, при этом другие производители электроэнергии, не имея доступа к газовой трубе, окажутся в крайне невыгодных позициях.

Я разговаривал со многими представителями министерств и ведомств. Они все знают, все понимают, но ничего не могут сделать. Обсуждение этой серьезнейшей проблемы необходимо выносить на уровень первых лиц государства, иначе мы создадим серьезные барьеры для развития рыночных отношений в электроэнергетике вопреки основным идеям реформирования и либерализации отрасли. Ктото будет процветать, а когото будут душить неконкурентными методами борьбы.

— Для чего ОГК1 планирует вступить в некоммерческое партнерство «Межрегиональная биржа нефтегазового комплекса»?

— Чтобы там отстаивать интересы предприятий электроэнергетики при разработке правил биржевой торговли газом и других принимаемых биржей документов. Кроме того, ОГК1 совместно с РАО ЕЭС сможет способствовать подключению независимых производителей газа к магистральной газопроводной сети и получению доступа к единой системе газопроводов для вновь вводимых генерирующих мощностей. Для нашей компании, в топливном балансе которой 90% составляет газ, очень важна возможность альтернативного газоснабжения от независимых поставщиков. Биржа уже согласовала с Газпромом план развития торговли газом на своей площадке.

Дополнительные материалы:

В состав ОГК1 (установленная мощность — 9531 МВт) входят шесть ГРЭС: Пермская, Верхнетагильская, Каширская, Нижневартовская, Уренгойская, Ириклинская. Компания реализует инвестиционную программу, в рамках которой в ближайшие пять лет построит более 2000 МВт генерирующих мощностей в энергодефицитных регионах страны. Большая часть проектов будет реализована на территории Уральского региона. Проведение допэмиссии ОГК1 намечено на февраль 2008 года.

Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus