По машинам

По машинам

 Фото - Андрей Порубов
Фото - Андрей Порубов
Обострение конфликта на Ближнем Востоке поставило под вопрос прогнозируемость цен на нефть. В августе Агентство S&P заявило: поставки нефти из Ирана могут быть прекращены, а Ормузский пролив, канал основного танкерного сообщения с Ближним Востоком, перекрыт. S&P считает, что при таком развитии событий цена нефти легко достигнет отметки в 250 долларов за баррель. Минэкономразвития РФ озвучило другие цифры: 61 доллар за баррель Urals для расчета базового бюджета2007, 75 долларов — по оптимистичному сценарию, 45 — по пессимистичному.

Пока (на конец августа) цена на российскую нефть марки Urals закрепилась на уровне 75 долларов за баррель, на 22% превысив сентябрьский максимум прошлого года. Стабильно благоприятная мировая конъюнктура обеспечивает России в целом и Уралу в частности высокую динамику экспортных доходов.

Общие результаты

Объем экспорта компаний УралоЗападносибирского региона в 2005 году достиг, по данным Федеральной таможенной службы, 51 млрд долларов. Это составляет пятую часть российского экспорта. Участниками нашего рейтинга экспортировано продукции более чем на 45 млрд долларов. При этом в рейтинге по причине закрытости данных не представлены крупнейшие предприятия атомной промышленности: ПО «Маяк», «Электрохимприбор» и Уральский электрохимический комбинат, на долю которых приходится, по нашим оценкам, порядка 300 — 400 млн долларов.

По отношению к предыдущему году уральский экспорт увеличился на 29%, причем прирост сотни крупнейших составил 55%. Но то, что кажется результатом усиления позиций крупного бизнеса в экспортных направлениях, на деле — следствие значительной ротации среди крупнейших экспортеров и свидетельство нестабильности внешних рынков для уральских производителей.

Товарная структура экспорта уральских компанийВедущим экспортером региона остается Тюменская область (включая ХМАО и ЯНАО) — 58%. Минувший год был удачным для Башкортостана: показав рост в 60%, он вышел на второе место с результатом 12%. Такая же доля у Челябинской области: она ослабила позиции, потеряв динамику (15%).

Наш прошлогодний прогноз усиления диспропорции уральского экспорта в сторону увеличения доли продукции ТЭК оправдался (см. «Вези, пока везет»): она выросла с 61 до 69%, значительно потеснив не только обрабатывающие производства, но и металлы.

Минувший год укрепил тенденцию переориентации экспорта на западноевропейские рынки: доля этого направления увеличилось на 83% (на 8,6 млрд долларов). Западная Европа в структуре экспорта составила 42% (против 33% в 2004 году), потеснив Восточную Европу и ближнее зарубежье с 20 — 22% до 15 — 16% по каждому направлению. Однако растущий экспорт в Западную Европу — вовсе не показатель конкурентоспособности уральских товаров. Это лишь следствие увеличения поставок сырьевых биржевых товаров на европейские склады, откуда они потом расходятся по всему миру. Хорошими темпами (57%) продолжали наращивать импорт страны Азии: их доля выросла на два пункта до 15%.

Крупнейшими импортерами уральской продукции в Западной Европе стали Нидерланды (треть экспорта в этом направлении), Германия и Италия (еще по четверти). Основные потребители в ближнем зарубежье — Украина (39%) и Казахстан (24%). Среди стран Восточной Европы отличились Польша (44%) и Румыния (18%), в Азии — Китай (23%) и Турция (20%).

№ 1: Нефть

Определяет тренд уральского экспорта подъем мировых цен на нефть, продолжающийся уже более семи лет и выгнавший стоимость барреля на отметку 78,49 доллара (максимум 8 августа 2006 года). Только за 2005 год средняя экспортная цена на нефть и нефтепродукты в торговле России со странами вне СНГ увеличилась в 1,5 раза до 344 долларов за тонну (около 55 долларов за баррель). Средняя цена Urals на мировом рынке в январе — августе 2006 года составила 62,97 доллара за баррель, прирост за полугодие — 31%.

Направления уральского экспорта

К основным факторам роста цен на нефть аналитики относят сокращение запасов нефти в США, напряженность вокруг Ирана, продолжающийся рост спроса на нефтепродукты.

В марте 2006го в ОПЕК предсказывали: потребление нефти за год в мире увеличится на 1,8% по сравнению с 2005м, а в Китае — на 5,9%. Доля этой страны в мировом потреблении всего 8,2% (против североамериканских 30,4%), но с 2000 года она формирует около 40% его прироста.

Учитывая число намеченных к реализации частных и государственных проектов в области развития нефтепроводной инфраструктуры, можно ожидать увеличения поставок нефти на мировой рынок. Прирост добычи может произойти уже в 2007 году. Опережающий рост производства показывают Роснефть, Лукойл, а также компании, замыкающие на себя две трети экспорта продукции уральского ТЭК — ТНК ВР (18,5 млрд долларов) и Сургутнефтегаз (более 9 млрд долларов). На рост добычи сыграет изменение налогового законодательства и некоторое снижение налогового бремени в отрасли. Государство считает уровень налогообложения нефтяной отрасли близким к предельному. С 2007 года вне зависимости от уровня цен на нефть Минфин с помощью ряда мер (например, дифференциации НДПИ, изменений в администрировании НДС) намерен снизить налоговую нагрузку на 6 — 8%. Тем не менее рост издержек и увеличение затрат на разведку и добычу нефти не позволят значительно увеличить прибыльность сектора.

Экспорт областей Урало-Западносибирского региона

По прогнозу аналитиков АльфаБанка, в этом году цены на нефть на международном рынке останутся высоки в связи с напряженной геополитической ситуацией и ростом спроса. Средняя цена на нефть марки Brent достигнет 71 доллара за баррель в 2006 году и 72 доллара в 2007 году. В 2008 году прогнозируется снижение цены до 50 долларов. Аналитики по нефти и газу в качестве долгосрочной цены на нефть называют 40 долларов за баррель.

Развитие новых экспортных направлений транспорта нефти («Восточная Сибирь — Тихий океан»: из ХМАО и Томской области в АзиатскоТихоокеанский регион; «Дружба» — «Адрия»: из Пермского края, Башкирии и Самарской области в Западную Европу) вкупе с растущими спросом и ценами еще больше увеличит диспропорцию товарной структуры уральского экспорта.

Среди мер, призванных «придержать» экспорт, можно отметить установление пошлин на экспорт нефти и нефтепродуктов. С 1 августа действует рекордно высокая экспортная пошлина на вывоз сырой нефти — 216,4 долларов за тонну, с 20 августа выросли пошлины на нефтепродукты и некоторые виды продукции нефтеоргсинтеза. Пока о действенности этих мер судить рано: в первом полугодии 2006 года экспорт нефти в России практически не сократился.

Вслед за ценами на нефть в 1,5 раза выросла и стоимость нефтепродуктов. В результате экспорт Салаватнефтеоргсинтеза сохранил динамику позапрошлого года (257%), увеличившись за 2005 год в 2,2 раза. По мнению экспертов, падения спроса и цен в этих сегментах в ближайшее время не предвидится. А значит, экспорт продуктов нефтехимии будет расти.

Производство и экспорт продукции химической промышленности в прошлом году также увеличились. Причина — благоприятная конъюнктура. Объем мирового рынка калийных удобрений в 2002 — 2005 годах расширился на четверть, а периодический дефицит хлористого калия повлек подъем цен. По данным Росстата, средняя экспортная цена на минеральные удобрения за минувший год выросла на 35 — 40%. Начавшееся в 2004 году оживление на мировом рынке калийных удобрений дало хороший толчок развитию «Сильвинита» и «Уралкалия»: в 2005 году они на паритетных началах закрыли треть всего экспорта химии и нефтехимии. Аналитики рынка ожидают дальнейший рост спроса (ежегодно 2 — 3%) и цен на удобрения. Такая ситуация сохранится до 2010 — 2012 годов: на это время анонсируется запуск новых мощностей за рубежом (см. «Химию в портфель»). За ростом экспорта ОАО «Минеральные удобрения» (Пермь) и ОАО «Азот» (Березники) также стоит повышение цен на мировых рынках. Высокие цены в свою очередь — закономерный исход подъема цен на энергоносители.

№ 2: Металлы

Лидирующими экспортерами металлургической продукции на Урале остаются Магнитогорский металлургический комбинат, СУАЛ, Нижнетагильский металлургический комбинат, УГМК, «Мечел» и «ВСМПОАвисма».

Экспортные цены на металлургическую продукцию, набравшие обороты в предшествующие два года, в 2005м несколько сбавили темпы. Так, на ферросплавы и рафинированную медь в 2005 году они росли в два раза медленнее, чем в 2004м (41% против 83% — по чугуну, 32% против 62% — по меди). По некоторым позициям на конец 2005 года цены практически стабилизировались: алюминий — годовой прирост 11%, никель — 8% против 39% в 2004 году. Однако уже в первом полугодии­2006 цветные металлы вышли на новый виток цен: прирост за полгода по никелю — 30%, алюминию — 37%, меди — 89%, цинку — 126%.

Основной фактор роста цен на цветные металлы — приток денег крупных инвестиционных фондов на рынок сырья.

В первую очередь это повлияло на цены меди и никеля. Добавило масла в огонь и превышение мирового потребления цветных металлов над производством (см. «Первый после ТЭК»).

Сыграли свою роль и растущие аппетиты Китая: несмотря на рост производства, металлурги Поднебесной не смогли удовлетворить высокий спрос на цветмет внутри страны, китайский импорт внес коррективы в мировые цены никеля и алюминия. Средняя цена тонны никеля в первом полугодии 2006 года превысила 20 тыс. долларов, алюминия — 2,5 тыс. долларов.

Ураган Катрина в августе 2005 года перевернул ситуацию с ценами на цинк: половина мировых запасов этого металла, находившихся в Новом Орлеане, была затоплена, на Лондонской бирже металлов возник дефицит. По итогам года цены увеличились на 36%, средняя цена первого полугодия2006 — 2,9 тыс. долларов за тонну. По оценкам отраслевых аналитиков, спрос еще долго будет превышать предложение, а цена — расти.

Пиковые цены на медь — явление временное, объективных предпосылок для удорожания нет. По оптимистичным прогнозам, благоприятная конъюнктура на рынке сохранится до 2008 года. Пессимисты считают, что торможение наступит уже к началу 2007го: Китай, активно строящий мощности для переработки меди, может снизить импорт в пользу концентрата. Плюс обостряется конкуренция со стороны более дешевых алюминия и стали, которые используются в ряде отраслейпотребителей наряду с медью. Пока рынок развивается по оптимистичному прогнозу: цена тонны меди перевалила за 7 тыс. долларов.

Второй год подряд растут цены на железные руды и концентрат (за 2005й — 56%). Согласно последнему прогнозу Международного института чугуна и стали, мировое потребление стальных продуктов будет увеличиваться на протяжении 2006 — 2007 годов на 5,8% ежегодно. Китай останется основной движущей силой как производства, так и потребления стали. Наращивая импорт железной руды (23% за первое полугодие), эта страна увеличивает и собственное производство сырья (35% за тот же период). Однако, как полагают иностранные аналитики, перспективы дальнейшего расширения производства ограничены. В связи с тем, что выплавка стали в Китае будет расти как минимум до 2008 года, он увеличит импорт железной руды на 50 — 70 млн тонн в год. Специалисты швейцарского банка Credit Suisse и китайского государственного аналитического бюро Antaike предсказывают новое 20процентное повышение мировых цен на руду в 2007/2008 финансовом году.

Цены на черный металлопрокат пережили пик роста в 2004 году, прирост по некоторым видам достиг тогда 90%. В 2005м ситуация стабилизировалась и цены немного упали. В первом полугодии 2006 года цены поднялись на 3 — 10%, существенных перемен не ожидается.

№ 3: Машиностроение — динамичные, но маленькие

Основные объемы уральского машиностроительного экспорта попрежнему обеспечивает военная продукция. До начала десятилетия наиболее успешные проекты уральского ОПК были связаны с авиацией (сфера Уфимского моторостроительного производственного объединения — УМПО, Уральского оптикомеханического завода) и системами ПВО (ИЭМЗ «Купол»). В 2003 — 2004 годах на первые позиции вырвался Уралвагонзавод, ставший головным исполнителем контракта на поставку танков Т90С вооруженным силам Индии. В 2005м очередь дошла до судостроения. Здесь ведущим уральским производителем является ОКБ «Новатор» — разработчик противокорабельных ракетных комплексов Club (в двух модификациях — для подлодок и кораблей). Причина резкого увеличения экспорта ОКБ (в два раза до 178 млн долларов) — завершение ряда крупных контрактов на поставку и модернизацию дизельных подводных лодок для Китая и Индии.

Успехи УМПО обусловлены созданием лицензионного производства авиационных двигателей АЛ55 для учебнотренировочных самолетов, начатым в 2005 году по контракту с Индией (ранее предприятие производило для нее двигатели на самолеты МиГ21, МиГ27 и Су30). Договор предусматривает выполнение всего комплекса: от разработки нового авиадвигателя до серийного производства и экспорта. Индийской корпорации «HAL» предоставлено право произвести тысячу двигателей АЛ55, головным исполнителем работ определено УМПО. Стоимость разработки лицензии оценивается в 70 млн долларов. Кроме того, УМПО продаст 250 готовых двигателей АЛ55. Общая сумма договора — 200 млн долларов. Переговоры о возможных поставках ведутся еще с двумя странами, в том числе с Китаем.

Отметим также, что снизивший объемы экспорта Уралвагонзавод в 2006 году вполне вероятно вновь вырвется в лидеры при условии, что примет участие в поставках Алжиру двухсот «летающих танков» Т90С (контракт заключен в 2006 году).

То, что среди 20 наиболее динамичных уральских экспортеров 8 (!) — машиностроительные компании, тенденция положительная. Пока их влияние на распределение сил не особо заметно (слишком уж велик эффект роста цен на нефть и металлы). Но в среднесрочной перспективе и при стабилизации цен на энергоносители доля машиностроителей в структуре экспорта вполне может вырасти с незаметных 2% до 4 — 5%, причем не только за счет оборонки.

А пока товарная структура уральского экспорта будет меняться в сторону еще большего увеличения доли топливноэнергетических товаров (нефти) и металлов. С учетом динамики спроса и цен на них (только за первое полугодие2006 30% по нефти и 40 — 120% по цветным металлам) экспорт компаний УралоЗападносибирского региона, по нашим оценкам, вырастет в нынешнем году на 14 млрд долларов и перевалит за отметку 65 миллиардов.

В подготовке материала участвовали Инна Гладкова и Юлия Якушева, аналитический центр «Эксперт-Урал»

Дополнительные материалы:

Дайте авансам ход

Авансовые беспроцентные ссуды могли бы стать реальной поддержкой оборонного экспорта, считает первый заместитель генерального директора — генерального конструктора ОКБ «Новатор» Владимир Вольман

 Владимир Вольман
Владимир Вольман
— Владимир Иванович, каковы основные проблемы, с которыми сталкивается компания при работе на зарубежных рынках?

— Главная — в сроках получения аванса после подписания контракта между инозаказчиком и Рособоронэкспортом. Были случаи, когда поставщики не могли получить аванс целый год. Причина — в сложности предоставления банковских гарантий и в сроках подписания постановления правительства РФ. Получается, зарубежный покупатель готов платить авансы, а российская сторона не готова их взять. Но это миллионы долларов. Я считаю, все разрешительные документы, позволяющие получить авансы, должны оформляться в период предконтрактной подготовки. Это нужно законодательно или директивно закрепить.

— Насколько эффективен, на ваш взгляд, существующий механизм государственной поддержки экспортеров промышленной продукции — субсидии на уплату процентов по кредитам для экспортеров, ориентированных на экспорт «промышленной продукции с высокой степенью переработки»?

— Это меры в поддержку банков, а не экспортеров. Слишком много нужно сил, чтобы вытащить деньги из банка. Пока я о таких экспортерах не слышал. Помоему, нужно отдать эти деньги Рособоронэкспорту, а тот каждому экспортеру после подписания договора комиссии выплатит авансовую беспроцентную ссуду пропорционально сумме контракта. При существующих авансах 10 — 20% от инозаказчика у каждого предприятияэкспортера возникает дефицит оборотных средств из-за предоплаты. Авансовая ссуда будет реальной поддержкой.

— Как еще государство могло бы стимулировать экспорт вооружения?

— Его нужно стимулировать увеличением гособоронзаказа на НИОКР. Скоро никто не будет покупать старую технику. А затраты министерства обороны могут с лихвой окупаться, если оно будет поставлять на экспорт новые образцы с более низкими характеристиками, чем на собственные нужды. У нашего предприятия такой опыт есть.

Интервью взяла Ольга Логинова

Отпустите поводок

В России наметилась тенденция к смягчению норм валютного законодательства. Однако до полной либерализации экспорта далеко, полагает директор Уральского филиала Райффайзенбанка Виталий Милованов

 Виталий Милованов
Виталий Милованов
— Виталий Анатольевич, по каким позициям российская система экспортного финансирования проигрывает системе, действующей в развитых странах?

— Первое — стоимость кредитных ресурсов: в развитых странах она существенно ниже. Далее — наличие там сильной государственной поддержки. Она выражается в том числе в весомой роли экспортнокредитных агентств и экспортноимпортных банков, цель которых — стимулирование путем кредитования национальных экспортеров или их зарубежных контрагентов. В России такие «стимуляторы» экспорта пока не развиты. Отметим также более жесткое по сравнению с развитыми странами валютное законодательство, несколько ограничивающее возможности финансирования экспортеров, хотя сейчас наметилась устойчивая тенденция к его либерализации. Российский экспорт переживает сегодня укрепление рубля, что способствует падению эффективности и росту привлекательности импортных операций. Но это скорее не системный, а временный макроэкономический фактор.

— Какие формы, виды экспортноимпортного финансирования и обслуживания внешнеэкономической деятельности предлагает Райффайзенбанк в Екатеринбурге?

— Такие же, как и во всех регионах, где он представлен. Прежде всего — экспортные и импортные гарантии и аккредитивы, которые при раскрытии могут замещаться среднесрочным кредитом. Наше преимущество здесь — возможность кредитования на средний срок (до пяти лет) по плавающим ставкам, а также подтверждения наших аккредитивов и гарантий ведущими западными банками без покрытия по очень выгодным «расценкам».

Следует отметить, что валютное законодательство России позволяет сегодня не репатриировать часть валютной выручки, направляемой на обслуживание долга по кредитам зарубежных банков. Это повышает привлекательность российских компанийзаемщиков в глазах иностранных кредиторов. Так, весной этого года Уральский филиал Райффайзенбанка выступил участником и залоговым агентом по синдицированному кредиту для ЗАО «Нижнесергинский метизнометаллургический завод» (Максигрупп). Сделка была структурирована как раз таким образом, что экспортная выручка, поступающая на счет компании за рубежом, напрямую направлялась на погашение кредита.

— Используете ли вы линии зарубежных экспортнокредитных агентств при кредитовании поставок оборудования из-за рубежа?

— Некоторые ведущие российские банки имеют линии зарубежных банков, открытые под страховку экспортнокредитных агентств (ЭКА), таких как Hermes (Германия), ОeKB (Австрия), Coface (Франция), EGAP (Чехия). Такие линии используются для кредитования поставок оборудования из этих стран. Мы сравнивали стоимость ресурсов: она получается на уровне стоимости средств, которые Райффайзенбанк может привлекать на рынке несвязанных кредитных ресурсов. А если учитывать большие ограничения, которые накладывают ЭКА на такой кредит (величина финансирования, как правило, ограничена 85% стоимости контракта, есть дополнительные требования к условиям, и т.п.), нам проще организовать финансирование за счет иных источников.

По отношению к некоторым крупным российским компаниям, имеющим международную отчетность, ЭКА готовы устанавливать лимиты риска напрямую, минуя гарантии российских банков. В этих случаях при наличии страховки ЭКА наш головной банк может предоставлять российским заемщикам кредиты по ставкам, приближенным к уровню ставок межбанковских кредитов в Европе. В целом такое финансирование оказывается рекордно дешевым для заемщика-импортера.

— Как вы оцениваете последние изменения в валютном законодательстве?

— Первоначально закон «О валютном регулировании и валютном контроле» предусматривал снятие большинства ограничений в сфере валютных операций с 1 января 2007 года. Но, в соответствии с внесенными по инициативе правительства изменениями в этот закон, многие ограничения сняты с 1 июля этого года. Таким образом, уже сейчас мы можем говорить о либерализации: отменены обязательная продажа части выручки экспортерами, резервирование средств в Центральном банке при проведении ряда операций. Начало 2007 года принципиальных изменений в сфере валютного регулирования не сулит. Единственным будет возможность российских предприятий открывать счета в иностранной валюте и российских рублях в любых зарубежных банках в уведомительном порядке (т.е. без предварительной регистрации открываемого счета в налоговых органах). Отметим, что полной либерализации российского экспорта действующая законодательная база пока не предусматривает. Несмотря на право открывать счета за рубежом, предприятия должны зачислять экспортную выручку в полном объеме (за некоторыми исключениями) на свои счета в российских уполномоченных банках. Кроме того, в силе остается требование об оформлении паспортов сделки. 

Интервью взяла Ольга Логинова

Изотопы на экспорт

Выпуск стабильных изотопов — одно из направлений деятельности комбината «Электрохимприбор» (Лесной, Свердловская область). Практически не имея сбыта этой продукции внутри страны, предприятие планирует освоение новых рынков и развитие производства за рубежом, рассказывает генеральный директор комбината Сергей Настин

 Сергей Настин
Сергей Настин
— Сергей Владимирович, в чем специфика направления изотопов?

— Мы — один из основных мировых производителей и поставщиков стабильных изотопов. Они используются в фундаментальных научных и технических исследованиях, а также служат исходным сырьем для получения радиофармацевтических препаратов, необходимых для диагностики и лечения многих заболеваний. В России спрос на наши изотопы практически отсутствует. У нас есть один постоянный партнер — Объединенный институт ядерных исследований в Дубне: он использует изотопы для проведения исследований по получению новых химических элементов. Практически 99% всех поставок изотопов приходится на зарубежных потребителей.

— Насколько стабилен спрос?

— Мы работаем через единственного дистрибьютора — канадскую фирму TRACE. С 1998 года увеличили объемы экспорта в пять раз. Это довольно стабильный сегмент рынка с ежегодным приростом 5 — 7%. Но изменения есть и нам приходится подстраиваться. Очень непростым оказался 2005 год. В связи с переходом компании Amersham под управление General Electric (США) вновь образованная компания GE Heathcare практически на год отложила закупки: первые контракты пошли только в конце года. В это же время фирма Bristol Myers (США) работала в режиме регенерации мишеней (повторного использования сырья) и закупок не вела. А эти две компании потребляют нашей продукции более чем на миллион долларов. Но нам удалось сохранить позиции на мировом рынке.

— На какие зарубежные рынки предприятие планирует выйти в ближайшие годы?

— В настоящее время мы прорабатываем вопрос создания в КНР совместного предприятия по производству радиофармпрепаратов при участии российских, канадских и китайских фирм. Ориентировочный объем инвестиций — 30 млн долларов. Это технически сложный проект, но создание такого предприятия позволит увеличить объем продаж только по четырем видам изотопов на 1 млн долларов, выйти на рынок Азиатско-Тихоокеанского региона. С 2006 года мы изучаем возможность поставок нашей продукции в Иран через ОАО «Техснабэкспорт» (Москва).

В ближайшей перспективе ожидаем небольшой, до 5% в год, рост объема продаж изотопов.

Интервью взяла Ольга Логинова

Вперед и вверх

Российское машиностроение — на новом этапе развития. В числе основных составляющих успеха — инвестиции, эффективный менеджмент, квалифицированный технический персонал, указывает директор по продажам бизнес-единицы «Уралмашспецсталь» дивизиона «ОМЗ-Спецсталь» Сергей Колесниченко 

 Сергей Колесниченко
Сергей Колесниченко
— Сергей Алексеевич, что происходит в машиностроении сегодня и чего вы ждете завтра?

— На металлургическую продукцию значительно растут цены, что позволяет российским металлургам формировать большие бюджеты на техперевооружение. Значит, есть бизнес для нас — поставщиков металлургических заготовок для оборудования и запчастей: за прошлый год этот рынок увеличился на 20 —30%. Но основные проекты техперевооружения в крупных компаниях закончатся в 2008 году, в дальнейшем будут проводиться только локальные поддерживающие мероприятия.

На мировом рынке сегодняшний потребитель Китай скоро выйдет в экспортеры. Следствием станет снижение цен на оборудование и сокращение заказов.

— И какова ваша стратегия в этой ситуации?

— Во-первых, работа на традиционных для нас рынках (Казахстан, Индия и Пакистан). Здесь для нас сохраняется режим наибольшего благоприятствования — нас знают. На этих рынках мы закрепляемся не только с помощью агентов, но и с помощью открытия представительств. Так, до конца года откроется представительство в Шанхае (Китай сегодня — ведущий потенциальный партнер), а в следующем году — в Дюссельдорфе (это форпост в Западной Европе).

Во-вторых, выход на новые территории. В этом году мы сделали пробные шаги на рынках Бразилии, Германии, Франции, США, Турции и Украины. Работать на них существенно сложнее.

— Почему?

— В этих странах сильные конкуренты, и нас там никто не ждет. Выход на новые рынки требует массы времени на налаживание коммуникаций, подтягивание под стандарты региона (особенно технические). Еще один вариант, облегчающий освоение новых территорий, — стратегические альянсы с другими компаниями.

— В самом российском машиностроении немало проблем. Какие из них наиболее серьезны?

— В отрасли две мегапроблемы. Первая — оборудование: оно крайне изношено и плохо модернизируется (долго окупается). Вторая — колоссальный провал в подготовке кадров: работников в возрасте 35 — 45 лет практически нет. Обе проблемы характерны для всего мира. Особенность машиностроительной отрасли в том, что для глобальных преобразований в ней требуется не одно десятилетие.

Интервью взяла Ольга Логинова


Дополнительные материалы

Крупнейшие экспортеры Уральского региона «Уральский экспорт-100» по итогам 2005

Комментарии
 

comments powered by Disqus