У попа была собака

У попа была собака

 Фото - Андрей Порубов
Фото - Андрей Порубов
Краткая летопись коллизий в отношениях между президентом и главами регионов выглядит так: учреждение федеральных округов и института полпредов; выведение территориальных подразделений федеральных органов власти из-под контроля губернаторов; изгнание региональной элиты из Совета Федерации; прекращение местечковой правовой вольницы; расторжение «ельцинских» договоров между правительством и субъектами РФ; возвращение федеральных полномочий в лоно центра; ликвидация губернаторских партий; введение фактической назначаемости глав регионов; наконец, непрекращающееся перетягивание Москвой ресурсного «одеяла» при одновременном перекладывании социальной ответственности (помянем многолюдные гневные митинги и даже штурмы региональных администраций в период монетизации). «Когда меня спрашивают, почему вы постоянно работаете в оперативном режиме, почему нет мощных инвестиционных проектов на 5 — 10 лет вперед, я отвечаю: из-за нестабильности налогов, из-за того, что я не знаю, на какой бюджет можно рассчитывать через год, даже через полгода», — сетовал тюменский губернатор Сергей Собянин в конце 2004-го.

Рано радоваться

Терпение регионалов лопнуло на июльском заседании Госсовета в Калининграде. Не помог и мартовский указ президента о включении губернаторов в Советы при полпредах в федеральных округах с целью «обсуждения проблем, имеющих особое государственное значение». Даже петербурженка Валентина Матвиенко разошлась: «Со ссылкой на государственный интерес идет противопоставление регионов федеральным органам власти… Субъекты федерации утратили реальные рычаги управления… Совершенно неправильно в государстве с федеративным устройством отстранять региональные элиты от принятия важнейших решений… Никому не нужны декоративные, ни на что не способные губернаторы… Практика, когда истина известна только федеральным ведомствам, ни к чему хорошему не приведет».

Правительству (а фактически президенту) досталось от губернаторов и на августовском заседании Госсовета в Казани. Один за другим они критиковали центр за невнимание к региональным точкам роста, игнорирование решений Госсовета, безапелляционность при верстке бюджета. «Я могу по пальцам одной руки посчитать, сколько министров приезжало в республику за последние пять лет. А есть территории, куда ни один министр ни разу не выезжал», — припечатал правительство глава Мордовии Николай Меркушин.

С учетом того, что губернаторы держат на своих плечах парламентского коренника президента — «Единую Россию», и дабы спустить пар, Владимир Путин обещал своим вассалам привлекать их к выработке стратегических программ, учитывать в федеральных программах интересы регионов и главное — прекратить «всякое параллельное существование различных территориальных и федеральных органов власти», вернуть соответствующие полномочия руководителям регионов, которым «даются и деньги, и возможность решить, как ту или иную сферу отрегулировать в своем регионе: оставить этот орган, реформировать его, ликвидировать или сделать что-то еще».

По итогам калининградского и казанского Госсоветов главам регионов возвращаются 129 полномочий «по организации взаимодействия и координации деятельности органов исполнительной власти соответствующего субъекта РФ и территориальных органов исполнительной власти», по согласованию кандидатур руководителей местных подразделений федеральных министерств и ведомств, в том числе МВД, МЧС, Минюста. Кроме тех, что осуществляют деятельность на территории нескольких субъектов (межрегиональные управления Генпрокуратуры, Минприроды, министерства по налогам и сборам, Федерального казначейства, таможни и т.д.), а также за исключением Минобороны, ФСБ, ФСО и Федеральной службы по контролю за оборотом наркотических средств. Передаваемые полномочия затрагивают такие сферы, как лесные и водные отношения, экология, ветеринария, лицензирование, охрана памятников истории и культуры, образование (кроме высшего), землепользование, жилстрой, занятость населения, регистрация актов гражданского состояния.

«Это удивительные и радостные для меня вещи. Я очень рад, даже боюсь по этому поводу что-либо говорить, чтобы не сглазить! — воскликнул губернатор Свердловской области Эдуард Россель. — Нам надо вырубить две кривые березы, чтобы подготовить трассу на горе Белой, а мы не можем этого сделать без постановления правительства России, на что потребуется полтора-два года. Огромное количество насущных для региона вопросов годами тянутся, потому что решаются в Москве».

Рано радовался Эдуард Эргартович. Противоречивый дух административной реформы, о крахе которой поторопились было объявить нетерпеливые аналитики, оказался живуч.

Ни дать, ни взять

Больше соответствует действительности устало брошенное президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым: «Кое-что опять перепадает» и разочарование новгородца Михаила Прусака: «Ну, ничего такого…».

Во-первых, по согласованию кандидатур: в случае вторичного отклонения центр вправе назначить неугодного губернатору чиновника, в третий раз его мнения не спросят.

Во-вторых, предполагается, что львиная доля полномочий и средств будет делегирована по принципу «отдадим, потом посмотрим, может, и обратно заберем». Полпред президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак вообще убежден, что привилегии должны предоставляться только самодостаточным регионам, в остальных, где бюджеты на 80% процентов и больше формируются вливаниями из центра, нужно вводить прямое федеральное правление. (Фокус, однако, в том, что путем налоговых манипуляций даже Москву и ХМАО можно превратить в дотационные территории.)

В-третьих, за использованием бюджетных средств (и деятельностью местных администраций вообще) должны зорко следить главные федеральные инспекторы: во избежание субъективности они будут подчиняться не только президентским полпредам, но и напрямую Главному контрольному управлению президента.

В общем, разделяя ответственность перед населением за положение дел на своих территориях, губернаторы вряд ли вздохнут свободней. Чудно ли, что глава Республики Коми Владимир Торлопов, отвечающий в Госсовете за подготовку законопроекта о разграничении полномочий, докладывая президенту, оговорился по Фрейду: «Я прошу вас не судить строго, если наше мнение не совпадает с чьим-то еще». Неудивительно, что текст законопроекта, подготовленного фактически в недрах президентской администрации и правительства, — тайна за семью замками: никто из десятка опрошенных нами депутатов Госдумы и руководителей департаментов региональных администраций его в глаза не видел.

Ищем человека

Что изменится с передачей полномочий? Дай Бог, чтоб мы ошибались, но боимся, что принципиально — ничего. Вряд ли последует оптимизация чиновных штатов: с каждой реформой, направленной на их сокращение, они только пухнут. (Вот и косвенное доказательство: по словам министра природных ресурсов Юрия Трутнева, Кремль готов «смазать» передачу полномочий дополнительными расходами в размере 35 — 40 млрд рублей). Соответственно, бюрократическое давление на предпринимательство вряд ли ослабнет: для этого в стране с перепуганным бизнесом и неправедными судами административных пертурбаций недостаточно.

«При каждой государственной структуре сразу же создаются ООО, ОАО, ЗАО, которые якобы делают экспертизы, дают заключения на представленные для согласования документы. Конечно, за все это человеку надо платить, и немало», — справедливо чеканил в Казани губернатор Ленинградской области Валерий Сердюков. Читатель, уверены ли вы, что этих ООО, ОАО, ЗАО станет меньше? Повторяем: в отсутствии привычки к общественному контролю для их урезонивания никаких главных федеральных инспекторов не хватит.

Мы беремся утверждать: без коренной смены региональных элит, без прихода во власть свежего поколения с пылким, идеалистичным предпринимательским честолюбием, без подвижников (в том числе и в чиновной среде), которым можно доверить и налоговые полномочия, затеянные маневры бессмысленны. Как найти таких людей? Эту функцию, по крайней мере, в нашем регионе, могла бы взять на себя Межрегиональная ассоциация «Большой Урал». Судя по энтузиазму председателя Исполнительного комитета ассоциации Сергея Воздвиженского, она к этому стремится: «При усилении вертикали власти негосударственные ассоциации, подобные нашей, стали еще нужнее: они будут давать альтернативную оценку событиям, а не просто говорить „одобрям“. Советская власть рухнула именно потому, что все ей говорили „одобрям“. Для эффективной работы органов власти необходима независимая экспертиза, которая имела бы возможность доносить до них свое мнение, продвигать свои идеи. Например, на наш взгляд, нужно срочно снижать НДС: этот налог тормозит развитие экономики».

Думается, разворот ассоциации лицом к гражданскому сообществу, активизация ее аналитической, просветительской, пропагандистской деятельности, интенсивные коммуникации с предпринимательством, наукой, студенчеством помогут отыскать «нового человека».

Комментарии

Материалы по теме

Мир в этом году

Мучительное рождение проекта

Время фрагментарности

Медведь под воеводством

WHY NOT, MISTER SOBYANIN?

По законам джунглей

 

comments powered by Disqus