Город, где делают танки

Город, где делают танки

Нижний Тагил получил в наследство хорошие бренды: первый российский паровоз, лучший в мире металл и танки, историю династий Демидовых. Новому поколению нужно решить, как строить жизнь города: опираться только на исторические символы или параллельно создавать новые

В этом году Нижнему Тагилу (Свердловская область) исполняется 290 лет. Его история типична для российского горнозаводского поселения. Есть в ней однако и уникальные факты.

Демидовские миллионы

Вся дореволюционная история Нижнего Тагила связана с металлом. Датой основания города считается 8 октября 1722 года, когда была пущена первая домна на Выйском медеплавильном заводе. В 1725 году вслед за медеплавильным был запущен Нижнетагильский железоделательный завод. Тогда это был самый мощный и современный завод в Европе, превосходящий по объему выпуска и качеству продукции заводы Швеции. Основатель Екатеринбурга, известный знаток горного дела генерал Вильгельм де Геннин в «Описании Уральских и Сибирских заводов» за 1735 год сообщает, что с одной домны тагильского завода получали от 250 до 400 пудов чугуна. А домна на заводе в Швеции выпускала тогда в среднем 200 - 210 пудов. Кроме того, производство в Нижнем Тагиле было менее энергоемким: в шведских печах на получение 100 кг чугуна тратили 300 - 350 кг древесного угля, в тагильских - вдвое меньше.

Качество тагильского металла неоднократно подтверждалось на международных выставках. На Всемирной выставке в Лондоне в 1851 году - три бронзовые медали, в Париже 1867-м - три золотые, а в 1878 году на Всемирной выставке в Париже сталь марки «Старый соболь» получила Гран-при. Клеймо с изображением соболя, символизировавшего мягкость и добротность (как благородный соболиный мех) тагильского железа, и литерами С. С. Н. А. Д. - статский советник Никита Акинфиевич Демидов, было известно всему миру.

Сам же город приобрел всемирную славу в 1834 году, когда механики Ефим Алексе­евич и Мирон Ефимович Черепановы создали первый в России паровоз. Благодаря тагильским умельцам и поддержке хозяев завода - Демидовых - Россия стала единственной страной в Европе, которая имела свои, а не импортированные из Англии паровозы. Почти двести лет паровоз был символом прогресса и развития индустрии в России и тагильским брендом национального значения.

На парижской выставке 1867 года экспонировалась найденная в тагильском медном руднике малахитовая глыба весом 4,8 тонны. Конечно, в основе высокого качества металла была не только передовая технология, но и богатая железом руда, извлекаемая из горы Высокой. Месторождение открыли в 1697 году, изыскания проводились по прямому поручению Петра I: государь вел тогда борьбу за выход к морю и поставил задачу развития собственной промышленности. Теперь на месте горы глубокий, чуть не в километр, карьер: «Была гора Высокая, стала яма глубокая».

Металлургия до установления советской власти ассоциировалась исключительно с родом заводчиков Демидовых - основателей города. По идеологическим причинам роль Демидовых в создании и формировании Нижнего Тагила советской властью замалчивалась, а в 1930 году, когда началась новая стадия антирелигиозной политики советского государства, была разграблена фамильная усыпальница Демидовых в Выйско-Никольской церкви. Саму церковь сначала хотели переделать под школу, потом сделали склад, а в 1967 году к юбилею советской власти на ее месте был построен дворец культуры. Сегодня Демидовы пережили историческую реабилитацию: в центре города установлен памятник, правда, не основателю династии Никите Демидову, а одному из его деятельных потомков Николаю - герою войны 1812 года, служившему одно время адъютантом у князя Потемкина. Почему именно ему - вопрос спорный, обсуждавшийся в среде историков и краеведов. Возможно, учли тот факт, что оружейных дел мастеру Никите Демидычу Антюфееву (фамилию Демидов он получил с присвоением ему и потомкам дворянского звания) уже есть памятник на его родине в Туле.

Семь поколений Демидовых владели тагильскими заводами. Самым выдающимся из Демидовых после отца-основателя династии стал его сын Акинфий, настоящий трудоголик, приумноживший и развивший до масштабов, как бы мы сейчас сказали, крупного федерального холдинга, полученную в наследство горную империю. Последним собственником заводов был Елим Демидов, побывавший в Тагиле один раз за всю жизнь и уже плохо говоривший по-русски. Начиная с третьего поколения Демидовы жили постоянно в Москве, Петербурге и за границей, обладали громадным по тем временам состоянием. Только на благотворительность сын Акинфия Прокопий потратил 4 млн рублей - сумму по тем временам гигантскую. Прославился он и экстравагантными выходками. Самая известная из них - зимняя дорога летом в Москве. Прокопий велел засыпать солью версту дороги, сел в карету и промчался одетый в шубу с песнями и бубенцами. Вдоль дороги стояли мужики, тоже одетые в зимнее. После того, как барин умчался, они собрали соль в мешки, кто сколько мог, и унесли с собой - соль в те времена стоила недешево.

Мегастройки

20 августа 1919 года постановлением Екатеринбургского военно-революционного комитета слиянием трех волостей (Выйско-Никольской, Тагильской и Троицкой) был образован «безуездный город Нижний
Тагил». После революции и Гражданской войны город был обескровлен, заводы еле теплились, рудник затоплен. Много народу ушло с белыми войсками, выбитыми из города красными в октябре 1918 года. Начало 20-х годов ознаменовалось борьбой с беспризорностью, созданием экспериментального Детского городка, куда свозили беспризорников и малолетних преступников, которых милиция вылавливала по подворотням и бандитским малинам. В 1923 году это созданное советской властью новое образовательное учреждение посетил нарком просвещения Луначарский. «Действительно, я не мог не порадоваться этому учреждению. Оно еще совсем юное, существует первый год, многое в нем еще нехорошо; обуви, как почти всюду на Урале, у детей крайне мало: много босеньких. С перебоями идет и питание. Но зато педагогическая сторона поставлена прекрасно», - писал Анатолий Васильевич в одной из своих статей.

Новый импульс развитию города был дан в начале 30-х годов прошлого века. 15 мая 1930 года ЦК ВКП(б) принял решение о создании в СССР второй угольно-металлургической базы. XVI съезд партии, проходивший в июне - июле, рассматривал вопросы дальнейшего экономического развития страны и постановил форсировать строительство Магнитогорского и Кузнецкого заводов и приступить к строительству Ново-Тагильского металлургического завода (НТМЗ). Стройка для тех ударных лет шла долго, несколько раз останавливалась, менялся проект, поэтому первый чугун первая доменная печь НТМЗ выдала только
25 июня 1940 года.

Вторая мегастройка началась в Тагиле в 1931 году. Это Уральский вагоностроительный завод (УВЗ) - самое крупное предприятие в мире, вошедшее впоследствии в книгу рекордов Гиннесса. Датой рождения завода стало 11 октября 1936 года, когда с вагоносборочного конвейера сошла первая продукция. В годы ударных строек население Нижнего Тагила увеличилось в разы.

В значительной степени за счет так называемых спецпереселенцев, в основном крестьян, «раскулаченных» в ходе коллективизации и отправленных на великие стройки в качестве дармовой рабочей силы. Через пять лет после начала строительства УВЗ (а стройка началась в чистом поле, точнее, в лесу) появился Дзержинский район Нижнего Тагила (в народе именуемый Вагонкой) с населением в 45 тыс. человек. «Новый город - Дзержинский район - имеет 600 домов, 20 улиц, девять школ, телефонную станцию на 900 номеров, 87 магазинов, две поликлиники, клуб, парк культуры. В районе проживают представители 23 национальностей», - писала газета «Тагильский рабочий» в сентябре 1936 года.

Именно тогда, в 30-е годы, пребывающий с начала 20-х в экономической стагнации провинциальный Нижний Тагил, где пыхтели давно устаревшие заводы, вновь оказался вовлеченным в бурный поток отечественной и мировой истории.

«Тагильский прорыв»

Создание на Урале новой индустриальной базы диктовалось геополитическими планами советского правительства. В газетах, как местных, так и центральных, вплоть до августа 1939 года, когда был подписан пакт Молотова - Риббентропа, главная международная тема - это отношения с Германией, их обострение и нагнетание настроений войны. Поэтому задачи для промышленности изначально ставились с учетом ее возможного разворачивания на военные рельсы. Но времени для формирования полноценной промышленной основы обороны все равно не хватило. Многое пришлось делать в первые два года войны. Южная металлургическая база страны была выведена из строя, а на новых предприятиях Урала еще не освоили производство высококачественной легированной стали, необходимой для выпуска бронетехники и боеприпасов. Положение осложнялось тем, что на Урале не было разработанных источников сырья (для производства бронированной стали необходимо много легирующих добавок - хрома и марганца). За год освоили месторождение в Полуночном, построили железнодорожную ветку от Ивделя, тем самым решив вопрос с сырьем. Параллельно шла работа над технологией выпуска ферросплавов. На НТМЗ не было электропечей, поэтому вместо них решили использовать домны завода им. Куйбышева (это тот самый, бывший демидовский, раньше называвшийся железоделательным). Работы велись по заданию и под контролем Государственного комитета обороны, группу ученых, участвовавших в разработках, возглавлял заведующий лабораторией Уральского отделения Академии наук СССР В.М. Михайлов. К концу сентября 1941 года были получены первые образцы высококачественного феррохрома. В публикациях того времени это событие часто называлось «тагильский прорыв», его даже называли стратегическим переломом, который должен определить последующий ход войны. За разработку и внедрение в производство процесса выплавки углеродистого хрома группе ученых и инженеров в 1942 году была присуждена Государственная премия СССР.

25 сентября 1941 года на Уралвагонзаводе был остановлен конвейер по сборке вагонов, 1 октября в Нижний Тагил прибыл эшелон с оборудованием для производства танков. С учетом того, что технология выпуска брони была уже освоена, производство военной техники удалось организовать в считанные месяцы - 8 декабря первый танк вышел за ворота завода, 20 декабря эшелон с 25-ю боевыми машинами был отправлен на фронт. Эти первые тагильские танки Т-34 попали в самое пекло войны, участвовали в переломном наступлении советских войск под Москвой зимой 1941 - 1942 года. Вообще-то роль Урала и Нижнего Тагила, легендарных «тридцатьчетверок» в победе в Великой Отечественной и в целом во Второй мировой войне хрестоматийна, известна всем. УВЗ и танк Т-34, установленный ныне у главной проходной завода, можно условно считать четвертым узнаваемым символом города.

Пять брендов

Покопавшись в архивах, мы нашли немало уникальных фактов и из культурной жизни самых разных эпох. Так, в 1924 году на чердаке бывшего дома купца Дерябина, где сегодня находится музей быта и ремесел, была найдена икона кисти Рафаэля (получившая впоследствии название «Тагильская Мадонна»), написанная в 1509 году. Подлинность иконы установил сам Игорь Грабарь, специально приезжавший в Тагил в 1925 году. Сегодня она хранится в городском музее изобразительных искусств. Версий о том, как этот шедевр попал на купеческий чердак, предостаточно, все они связаны с Демидовыми.

Здесь работала Галина Даниловна Лаврова - единственный в Свердловской области народный учитель СССР, тагильская гимназия № 86 неоднократно побеждала в конкурсе «Лучшая школа России», выпускник тагильского лицея № 39 Константин Новоселов стал нобелевским лауреатом в 2010 году за изобретение графена. Работы «Тагильской школы живописи», основанной Владимиром Наседкиным, известны ценителям современного искусства во всем мире.
И, тем не менее, Нижнему Тагилу очень сложно уйти от репутации города, где делают танки. Не случайно именно здесь по инициативе экс-губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя в 1999 году была проведена первая Международная выставка вооружений, которая окончательно закрепила современный имидж города.

Пять тагильских брендов: первый российский паровоз, лучший в мире металл, Демидовы, лучшие в мире танки и выставка оружия, по сути, представляют собой визитную карточку Нижнего Тагила. Стоит ли опираться исключительно на эти безусловно важные исторические символы и продолжать заниматься их эксплуатацией в будущем или создавать новые - вот, наверное, главный вопрос для нынешних и будущих поколений тагильчан.


Комментарии

Материалы по теме

Учиться не дышать

Заведомо худшие условия

Провалились

Россия в сумерках

Социологи и очки

Моби-next

 

comments powered by Disqus