Тест на опасность

Тест на опасность Главная угроза для мировой экономики сегодня исходит не от США, а от ведущих стран еврозоны. Придется привыкнуть жить в мире, где больше нет стопроцентно надежных финансовых инструментов, и учиться по-новому инвестировать в этих условиях.

Прошло две недели с момента обвала финансовых рынков, давшего аналитикам повод говорить о новой волне мирового кризиса. Напомним, формальным поводом послужило решение рейтингового агентства S&P о снижении рейтинга США с уровня ААА до АА+ с негативным прогнозом. Агентство увидело угрозу в способности США обслуживать суверенный долг. Предпринятые меры - повышение планки возможных заимствований и объем программы сокращения госрасходов - по мнению аналитиков агентства, недостаточно эффективны.

Всю неделю с 8 по 11 августа на фондовых рынках царила массовая истерика: американский индекс Dow Jones снизился на 7,4%, французский САС - на 16,6%, британский FTCE 100 - на 12,5%, российский РТС - на 20%. Коррекция началась лишь в пятницу, 12 августа.

Поначалу мы не предполагали анализировать эти события: явных угроз, как в 2008 году, для экономики региона, бизнеса, банков и домашних хозяйств не было и нет. В банковском секторе России сейчас достаточно ликвидности, наполняемость бюджетов превышает плановые показатели (за первый квартал 2011 года консолидированные бюджеты десяти субъектов федерации на территории Урала и Западной Сибири собрали денег на 124,21% больше, чем в прошлом году; см. «Были бы деньги», с. 18), уровень долговой нагрузки компаний невысок, инфляция фактически приблизилась к нулю. Однако наша аудитория оптимизма не разделяет. Предприниматели, инвесторы прекрасно помнят пассаж с «тихой гаванью» (именно так характеризовали чиновники ситуацию в российской экономике перед кризисом 2008 года), и многочисленные звонки в редакцию, обращения на форумах показали: беспокойство в бизнес-среде есть.

Чтобы протестировать уровень опасности, мы пригласили в редакцию профессиональных участников фондового рынка, работающих в региональных инвесткомпаниях, филиалах крупных федеральных структур и банков. Мы попросили их охарактеризовать текущую ситуацию, а также сформулировать возможные стратегии поведения различных рыночных игроков.

Доллар из дерева

Динамика стоимости золотаДля специалистов нынешний обвал рынков неожиданностью не стал. Чтобы понять, что рано или поздно это должно было случиться, директор Екатеринбургского филиала БД «Открытие» Виктор Немихин предлагает взглянуть на котировки золота: они растут на мировом рынке с 2008 года. «Это показатель того, что кризис и не заканчивался. Правительству США удалось лишь залить свои проблемы волной ликвидности, но сами проблемы никуда не делись, поэтому я бы охарактеризовал нынешнюю ситуацию скорее как техническую коррекцию, нежели новую волну кризиса. Мир будет жить с этим еще достаточно долго, потому что внешний долг США враз не рассосется».

В экспертном сообществе обсуждается несколько версий причин формирования большого внешнего долга США. Одну из них выдвигает председатель правления Банка24.ру Сергей Лапшин: «Таково следствие политики, которую эта страна проводила последние десятилетия, а именно - печатала необеспеченные деньги. Федеральная резервная система эмитировала долговые бумаги, которые скупали спекулянты со всего мира, а федеральный бюджет, получив эти деньги, направлял их на военные расходы, финансирование своих банков и так далее, а затем скупал обратно. По сути, доллар уже давно стал основным бизнесом США. Чтобы зарабатывать на этом, ФРС постоянно раскачивали глобальные качели, рассчитанные то на рост популярности доллара, то на ее снижение. Однако рано или поздно качели должны были сломаться».

Принципиальная ошибка властей США заключалась в том, что они в период первой волны кризиса пытались накачать американские банки безграничной поддержкой, полагает генеральный директор ИК «Благодать секьюритиз» Всеволод Чащин: «Спасая финансовый сектор, они рассчитывали на то, что деньги по капельке проникнут в экономику реального сектора, но этого не произошло. Возможности финансовых спекуляций на сырьевых рынках перевесили благие намерения. На фоне низких ставок ФРС Китай использовал редкую возможность выкупить сырьевые рынки, вложив часть своих резервов в сырье и металлы. Рабочих мест США не создали, а Китай стал более мощной экономикой, получив для своих мастерских в оборотный капитал практически за бесценок на два года сырье и полуфабрикаты».

Динамика цен на нефтьВ долгосрочной перспективе США должны не только сократить свои расходы, но и прежде всего восстановить потребительский спрос. «Америка должна показать миру, что она умеет делать еще что-то, кроме как печатать деньги и формировать новые долги. После 2008 года норма сбережений американцев, которые привыкли много тратить, повысилась чуть не в два раза. Люди перестали брать кредиты на покупку потребительских товаров. Оказалось, что экономика Соединенных Штатов, которая жила за счет кредитов Китая, Японии, России, в таком виде миру не нужна», - делает вывод вице-президент, директор казначейства УБРиР Александр Пластинин.

Тем не менее пожар потушен, и опасности для мира в краткосрочной перспективе США уже не представляют: убежденность в этом продемонстрировали все без исключения участники дискуссии. Текущие проблемы залиты деньгами, и этого хватит минимум на год-два. Мир заплатит за это массовой инфляцией, но уже будет другая история. А на данный момент угроза исходит скорее из Европы.

Евро на волоске

Европа получила отсрочку два-три года назад, когда обязательства банков перед частными инвесторами практически взяли на себя государства. Но они не смогли справиться с нагрузкой на бюджеты. Теперь долговые проблемы приходится решать Центральным Банкам европейских стран, причем в любом варианте и именно в этом году. Речь идет уже не только о способности обслуживать долги экономической евроглубинки - Греции, Португалии, но и стран с еще недавно ведущими экономиками - Испании и Италии. «Ситуация с обслуживанием долга Италии очень опасна: страна накопила третий по объему госдолг в мире после Соединенных Штатов и Японии. При этом в отличие от них она не имеет прямых рычагов, чтобы монетизировать его, так как Европейский ЦБ является надгосударственным институтом, кроме того, не весь итальянский долг номинирован в евро. Это обстоятельство может стать элементом серьезного риска, учитывая, с каким трудом принимаются все решения в Европе», - говорит начальник аналитического отдела ООО «Екатеринбургский фондовый интернет-центр», представителя группы компаний АЛОР в Екатеринбурге Вадим Петунин.

Особую тревогу в инвестиционном сообществе вызывает тот факт, что кризис затронул Францию, банки которой серьезно пострадали в результате потрясений на европейском долговом рынке. Если в силу этих причин один из крупных банков окажется неплатежеспособен, это спровоцирует новый кризис доверия в финансовой системе, что в свою очередь приведет к серьезным проблемам с ликвидностью на межбанковском рынке и волне распродаж активов.

Именно поэтому европейским властям в этом году не удастся отложить решение проблемы, считает Александр Пластинин:

- Выбор, в общем, невелик. Это либо выход отдельных стран из зоны евро, что означает похороны евро, либо, что, наиболее вероятно, выкуп долгов Европейским ЦБ. В начале августа он объявил о выкупе ценных бумаг Италии на 200 млрд евро и Испании на 60 млрд евро. На данный момент согласовывается выкуп ценных бумаг этих стран на 1 трлн 600 млн евро, что составляет примерно половину долгов. Если он их выкупит, то проблемы не останется. Правда, появится другая: ЕЦБ больше нельзя будет считать надежным банком. Так что дальше - только бог и золото, почему оно собственно и растет.

К сожалению, эта бомба может взорваться в любой момент, причем не вследствие срабатывания фундаментальных факторов, а с помощью обычных слухов. Начальник управления финансовых институтов и инвестиционных услуг УБРиР Владимир Зотов вспоминает характер торгов в первые дни паники: «Рынок сделали за один день две новости с перерывом в шесть часов. Сначала индексы повалились из-за слухов о том, что в США все падает из-за проблем у французских банков, а через шесть часов рынок начал расти на уверенности в том, что у французских банков все будет хорошо». Если рынок перестал верить правительствам - это плохой признак, любое официальное заявление сегодня может спровоцировать массовый виток распродаж.

А нам-то что?

Итак, факторы риска названы. Следующий вопрос, который мы адресовали экспертам: в какой степени они могут негативно повлиять на экономику нашей страны? Поскольку за время кризиса 2008 года мы так и не избавились от сырьевой зависимости, для нас принципиально, как именно будет вести себя нефть. Пока цены на Brent держатся выше психологической отметки в 100 долларов. Минфин России считает критичной отметку в 60 долларов за баррель, в этом случае, как отмечено в «Основных направлениях долговой политики на 2012 - 2014 годы», опубликованных в начале августа, дефицит бюджета России вырастет в два раза. Благоприятный сценарий для бюджета может быть реализован при цене нефти в 93 доллара. В этом случае Минфин может позволить себе политику наращивания заимствований, как на внутреннем, так и внешнем рынках, за счет чего можно профинансировать экономический рост.

Оценки и прогнозы экспертов относительно динамики цен на нефть сильно разнятся. Например, аналитики «ВТБ-капитала» не исключают возможности реализации «стрессового» сценария в мировой экономике в 2012 году, при котором ее рост не превысит 2,1%. В этом случае цены большинства сырьевых товаров будут примерно на четверть меньше базовых прогнозов, в том числе цена на нефть составит в лучшем случае 75 долларов за баррель.

Аналитики Райффайзенбанка считают, что зависимость российской экономики от цен на нефть за три года возросла, а текущий размер резервного фонда сейчас намного меньше, чем в 2008 году. Поэтому влияние отрицательной динамики нефтяного рынка на бюджет и платежный баланс может быть гораздо серьезнее. «Если до кризиса бюджет оставался сбалансированным при цене на нефть в 70 долларов за баррель, то сейчас - около 105 - 110. При цене выше 100 долларов за баррель ситуация с платежным балансом и бюджетом останется в целом управляемой. Если же произойдет дальнейшее падение цен на нефть, то будет возрастать неопределенность как на валютном рынке, так и в бюджетной сфере. Но поскольку нынешний шок на мировом финансовом рынке пока не идет ни в какое сравнение с эффектом банкротства Lehman Brothers, падение нефтяных котировок должно быть менее значительным», - считают эксперты банка.

Участники нашей дискуссии оказались более оптимистичны. «Даже если мы увидим снижение цен на нефть до уровня 70 долларов, вряд ли оно будет долгосрочным. Этот фактор влияет на экономики многих государств, поэтому низкую цену долго держать не будут, как и высокую», - считает начальник Управления операций на финансовых рынках ОАО «СКБ-банк» Александр Кравцов.

Всеволод Чащин уверен, что у правительства есть для этого внутренние инструменты: «На мой взгляд, Россия и другие сырь­евые развивающиеся страны, переняв опыт Китая, будут оказывать основную поддержку по линии реального сектора через государственные закупки. Они могут выкупать излишки нереализованных запасов сырья, которые предназначались для экспорта, чтобы не давить на внешние рынки, тем самым обеспечивать стабильность цен на продукцию своих производителей. В то же время власти развитых стран больше не будут накачивать деньгами банковский сектор, сосредоточив все усилия на решении своих долговых проблем. Именно поэтому предпосылок для спекулятивных игр на сырь­евых рынках на сегодня нет».

Второй негативный фактор образца 2009 года - резкий отток капитала. По мнению большинства экспертов, на этот раз существенной роли он сыграть не должен. Отток у нас, безусловно, есть, но он вызван совсем другими причинами: предвыборной ситуацией и посредственным инвестиционным климатом в России. Как только будет сделан выбор в пользу той или иной элиты и появится какая-то определенность, деловая среда по определению станет лучше и отток капитала снизится.

Предвыборной ситуацией, по всей видимости, будет определяться политика государства в сфере поддержки экономики и рынков в текущей конъюнктуре. И денег, и инструментов для недопущения социальной напряженности, а именно эта задача сейчас стоит на повестке дня, хватит. Самая болезненная для российского электората проблема, на которой можно построить политические спекуляции, - удешевление национальной валюты, - при необходимости может быть решена достаточно быстро. По оценкам аналитиков Райффайзенбанка, при уровне 35,0 рубля и выше за бивалютную корзину ЦБ уже сейчас начинает продавать 150 млн долларов в день, препятствуя дальнейшему ослаблению рубля. Если корзина доходит до 36,10 рубля, то интервенции увеличиваются до 300 миллионов. «На первый взгляд, объем интервенций кажется небольшим (и в действительности они не способны предотвратить паническое ослабление рубля в краткосрочной перспективе), но, накапливаясь, они оказывают серьезное влияние на валютный рынок в более длительном промежутке времени. Кроме того, ЦБ может при необходимости изменить механизм валютных интервенций, увеличив продажи валюты», - подчеркивается в аналитическом обзоре Райффайзенбанка.

При недостатке ликвидности в банковской системе ЦБ может применить уже сработавшие в кризис инструменты: нарастить объемы беззалоговых аукционов, снизить для банков норматив ФОР, увеличить размещение на депозитах бюджетных средств. Так что как минимум до середины 2012 года в российской экономики негативных сценариев не прорисовывается, безусловно, с оговоркой «если». Например, если не будет рецессии в Европе. Мы попросили участников нашей дискуссии сформулировать возможные стратегии в этой ситуации.

Правило трех

Наиболее распространенной стратегией российских домашних хозяйств во время неопределенности всегда было бегство в валюту. Однако на этот раз дискуссии о снижении привлекательности доллара как резервной валюты посеяли среди обывателей некоторую растерянность. Директор филиала «Гран» АКБ «Инвестбанк» Сергей Севрюков убежден, что доллар еще долго будет оставаться резервной валютой:

- Во-первых, это валюта, в которой ведутся международные торговые расчеты через международные биржи, банки и платежные системы. Кто является собственником крупнейших бирж, торговых систем, расчетных центров и банков и где они территориально расположены, - вопросы риторические. Во-вторых, резервная валюта - это валюта, в которой Центральные Банки держат активы и резервы, с помощью которых определяют и регулируют курс своей национальной валюты. Да, эта функция производна, но пока доллар выполняет первую задачу, будет и вторая. Да, позиции доллара будут ослабевать, но цивилизованных и глобальных альтернатив пока нет.

- Я согласен, что доллар по-прежнему силен, но со временем его функция как резервной валюты будет ослабевать, - считает Виктор Немихин. - На протяжении последних лет мы видим достаточно четкую тенденцию резкого сокращения долларового запаса. Государства и корпорации, имеющие резервы в долларах, понемногу выходят из этого актива. Мы уже говорили о политике Китая, который начал создавать резервы в цветных металлах. Я считаю, что когда турбулентность на рынках успокоится, эта тенденция продолжится.

Однако положение евро сейчас не лучше, по сути мир имеет две не особо надежные валюты, которые могут находиться относительно друг к другу в состоянии качелей, в зависимости от текущей информации на рынке. В этой связи Александр Пластинин дает совет:

- Я бы очень аккуратно держал деньги в евро. Потому что основные риски мирового кризиса находятся именно в еврозоне. Кроме того, в период такой волатильности рынка я бы не сбрасывал со счетов и рубль. На мой взгляд, если говорить о размещении средств на банковские депозиты, то стоит распределить их между рублевыми и долларовыми продуктами.

Для бизнеса в ситуации неопределенности важно накапливать денежную ликвидность, причем в любой валюте, считает Всеволод Чащин: «Цель компаний - создать запас ликвидности в оборотном капитале и удержать операционную прибыль до процентных и налоговых платежей».

Больше всего вопросов задают частные инвесторы, которые вкладывают свободные деньги в инструменты фондового рынка - акции, облигации, паи. Те, кто уже владеет бумагами, думают, а стоит ли их продавать на волне падения котировок. Те, кто хотел бы купить, пока они стоят дешево, пытаются нащупать «дно» - период максимального падения. Байка дня: «Купившему шестое дно, седьмое в качестве подарка по сниженным ценам».

Мы проводили круглый стол в пятницу, 12 августа, когда рынок акций впервые после двухнедельного падения начал расти. Большинство экспертов согласились с тем, что текущие события отыграны. Виктор Немихин: «На мой взгляд, период волатильности продолжится недели две. С технической точки зрения, возможно, мы дно еще не увидели, но оно уже не так далеко: на мой взгляд, ниже 1300 пунктов индекс РТС уже не опустится».

Тем не менее Владимир Зотов считает, что непрофессиональным инвесторам принимать сейчас решения рано в силу неопределенности в мировой экономике: «Я бы рекомендовал тем, у кого на руках есть свободные денежные средства, лучше разместить их на банковские депозиты. А тем, кто пережил падение рынка, оставаясь в бумагах, наблюдать за ситуацией, возможно, снизить долю в курсовых активах в сторону облигаций и депозитов.

Виктор Немихин не согласен: «Самая плохая стратегия - это стратегия страуса: засунуть голову в песок и решить, что ничего не происходит. Не стоит принимать позицию типа «у меня уже все равно убытки и я ничего сделать не смогу». Надо искать решения, которые позволят этими рисками управлять. Например, купить акции Газпрома, а вместе с ними опцион на них».

Александр Пластинин считает, что не стоит покупать такую «страховку», то есть вкладываться в инструменты срочного рынка (фьючерсы на акции, индексы, опционы), когда «страховое событие» уже случилось:

- До момента, когда люди услышат о том, что проблемы зоны евро решены, я бы в принципе на рынок курсовых активов не входил.

Директор компании «Система-Профит» (Екатеринбург) Ираклий Кирия убежден, что панические настроения закончатся в августе, а определенность наступит в сентябре - октябре. При выборе конкретного актива он рекомендует не ориентироваться исключительно на цену и следовать классическому «правилу трех»: оценить возможность эмитента платить дивиденды, исключить корпоративные скандалы и посмотреть на ликвидность бумаг, то есть возможность свободного выхода из них. Ну а рост курсовой стоимости в данной ситуации нужно рассматривать уже как бонус.

Резюмируя дискуссию, Виктор Немихин определил общий концепт так: нам надо привыкнуть жить в мире, где нет однозначно надежных инструментов, нужно научиться правильно определять свой риск и по-новому инвестировать в этих условиях.

Дополнительные материалы:

Живи по средствам

Дитмар ХандлбишерТратить только то, что есть; действовать сообща; пересмотреть систему оценки рисков - таков общеевропейский рецепт экономической безопасности от Дитмара Хандльбихлера, управляющего директора по работе с иностранными клиентами Lichtensteinische Landesbank.

В самый разгар кризиса мы встретили в Екатеринбурге Дитмара Хандльбихлера, управляющего директора по работе с иностранными клиентами Lichtensteinische Landesbank. Пользуясь случаем, мы расспросили его о ситуации в Европе.

- Дитмар, вы согласны с общей оценкой причин мирового кризиса, которая сейчас звучит в СМИ?

- Падение на мировых рынках, которое мы наблюдаем, имеет скорее панический характер. Основная причина его - резкая смена ожиданий инвесторов относительно перспектив роста мировой экономики. Большинство игроков на рынке склоняются к тому, что мир входит в фазу замедления темпов роста экономики. Попытки стимулировать рост с помощью монетарных и фискальных инструментов не принесли желаемого результата. Инвесторы испугались возможного повторения рецессии мировой экономики 2008 года. Мы считаем, что реакция рынков слишком эмоциональна и данные аналогии не имеют места: тогда вся мировая система расчетов была под угрозой, а уровни корпоративных и банковских долгов превышали все разумные пределы. Мировая финансовая система сейчас намного устойчивее, поэтому повторения краха опасаться не стоит. На сегодняшний день уровни ликвидности в мировой финансовой системе очень высоки, а у банков накоплены солидные резервы свободных денежных средств. Мы думаем, что Евросоюз сможет оказать необходимую помощь странам с долговыми проблемами (в первую очередь Италии и Испании). Решительный подход к долгам Греции доказал, что Евросоюз делает ставку на укрепление политической и валютной интеграции.

- Какой вывод должны сделать для себя европейские банки в этой ситуации?

- Во-первых, нам нужно научиться жить по средствам и тратить только то, что у нас есть. Во-вторых, конечно, Европа должна научиться действовать вместе, только сообща мы можем решать такого уровня проблемы. В-третьих, мы должны пересмотреть систему оценки рисков, научиться ими по-новому управлять. Репутация - вот что будет в будущем определять положение банка. Поэтому мы приветствуем ужесточение требований к банкам. И это проявляется не только в повышении норм достаточности капитала. Теперь мы будем вынуждены проводить очень скрупулезную работу с клиентами на предмет анализа происхождения их средств, возможного участия их в криминальном бизнесе. Да, это дополнительные затраты, но мы должны сохранять хорошую репутацию.

- Что делает в разгар кризиса банк из Лихтенштейна на Урале?

- Ищет клиентов. Лихтенштейн хоть и очень маленькое, но весьма устойчивое государство, которое имеет рейтинг на уровне ААА. Наша экономика не имеет больших долгов и практически не пострадала от кризиса. Я представляю дочерний банк в Австрии, который работает по всей Европе, и Россия сейчас нас очень интересует как перспективный рынок. Далеко не все банки Европы работали со сложными структурированными продуктами и вкладывали средства в долговые бумаги периферийных стран. Мы в данной ситуации можем спокойно продолжать свой бизнес.

Подготовила Ирина Перечнева

Комментарии

Материалы по теме

Конец экономике дефицита

Бюджет как книга жизни

Заводится

Учиться не дышать

Новый толковый словарь

СОБЫТИЯ - 2010

 

comments powered by Disqus