Сложно, но достижимо

Сложно, но достижимо Создать университет мирового уровня на Урале возможно. Для этого нужны экономические условия в стране и регионе, при которых будут востребованы выпускники УрФУ, 20 лет стабильно растущего финансирования нового вуза и много везения.

Марк Акоев1 сентября УПИ и УрГУ снова примут первокурсников под объединенной маркой Уральского федерального университета (УрФУ). «Почему снова?» - вздрогнет внимательный читатель. Да потому что 90 лет назад Уральский университет был создан именно как единый, уже потом появились УПИ и УрГУ. Теперь перед вновь единым вузом ставится задача стать университетом мирового уровня. Для кого он будет готовить специалистов? Сколько и кого нужно выпускать? Что такое качественный выпускник? Какие показатели могут свидетельствовать о достижении мирового уровня, сколько на это потребуется времени и денег? Ответы на эти и другие вопросы мы ищем с заведующим отделом информационных технологий Зональной научной библиотеки УрФУ Марком Акоевым.

Зачем нам мировой уровень

- Марк Анатольевич, чем определяется качество университетского образования?

- Ключ к успешной жизни университета - сообщество ученых и преподавателей, прилагающих непрерывные усилия для воспроизведения университетской среды. Способ воспроизведения - воспитание и привлечение нового профессорско-преподавательского состава, который будет держать планку качества научных и учебных результатов в образовательном процессе. Качество профессорско-преподавательского состава определяется в свою очередь востребованностью результатов его деятельности: выпускников - в обществе и заказов НИОКР для промышленности. Гарантия сохранения востребованности в долгосрочной перспективе - выполнение научных работ, результаты которых публикуются и конкурируют с лучшими мировыми. Только текущие и прогнозные показатели научной продуктивности вуза могут свидетельствовать о его месте в мире.

Что такое качественный выпускник

- Как определить, сколько и каких специалистов требуется региону?

- Размер и структура имеющегося технологического потенциала Уральского региона известна. Но в условиях открытой экономики краткосрочные прогнозы не позволяют определять потребности в выпуске специалистов для инновационного пути развития: время их подготовки больше, чем горизонт прогноза. Возникает порочный круг. Для развития и изменения нужно неизвестное заранее количество специалистов, обученных новым методам и умеющих мыслить в нестан­дарт­ной обстановке. А государство, которое в России финансирует фундаментальное и техническое образование, не может определить, сколько и каких специалистов нужно выпускать, чтобы через четыре-шесть лет гарантированно ответить на вызовы времени. Перепроизводство выпускников вузом приводит к негативным последствиям. Так, Испания к 90-м годам обеспечила таксопарки водителями с высшим образованием, а в Китае на последней зимней сессии госсовета рассматривали ситуацию, когда более миллиона выпускников вузов 2009 года не смогли найти работу.

Каким должен быть госзаказ на выпуск научных и технических специалистов для поддержания инфраструктуры региона, определить можно. Но остальные выпускники будут работать не по профилю, или пополнят армию безработных, или, если уровень преподавания сможет соответствовать мировому, мигрируют внутри страны, или эмигрируют за рубеж. На данный момент меры по удержанию избыточных выпускников в регионе не просматриваются. Возможно, при создании федерального вуза в большей степени имелось в виду создание кузницы кадров на экспорт. При этом отказываться от наращивания выпуска специалистов нельзя: если за время обучения в государстве изменится бизнес-среда и развернутся программы на уровне региона, Уралу неоткуда будет взять выпускников.

Для УрФУ можно сформулировать решение: учить столько, сколько сможем, не снижая планку качества образования. При этом понимать: если в регионе не будет условий для закрепления кадров, то университет станет готовить их преимущественно для других регионов и стран.

- Какому числу выпускников УрФУ сможет давать образование?

- Первый фактор - размер преподавательского состава. По нормам высшей школы, количество студентов, приходящихся на одну единицу профессорско-преподавательского состава, варьируется от одного (индивидуальное образование) до десяти (массовое). Более десяти - скорее фабрика по продаже дипломов. Для УПИ и УрГУ - норма 1:10.

Соотношение преподавателей к числу студентов определяет, сколько времени преподаватель должен читать лекции за деньги, которые ему платит вуз. Чем меньше времени каждый преподаватель тратит на обязательную нагрузку, тем больше у него остается для занятий наукой как самому, так и со студентами и аспирантами. При норме 1:10 профессор должен провести 600 учебных часов в год (до восьми пар в неделю). Сравните: в ведущих российских вузах с высокими относительными показателями научной продуктивности и в большинстве вузов промышленно развитых стран нагрузка на профессора составляет до 300 академических часов в год, что соответствует норме от 1:4 до 1:1.

Для УрФУ норма планируется на уровне 1:8,7 с понижением к 2020 году до 1:7. Если пытаться спрогнозировать возможности УрФУ из нормы 1:4, обеспечивающей условия для выпуска качественных специалистов, то более 37 тыс. студентов обучать будет сложно.

Второй фактор для вузов, абитуриенты которых прибывают преимущественно из региона, а не со всей страны, как в МГУ или СПбГУ, - качество выпускников школ. Если число абитуриентов с достаточным для прохождения вузовской программы уровнем знаний окажется меньше, чем УрФУ будет принимать и учить, то значимость диплома УрФУ девальвируется. Можно массово отчислять неадекватных студентов после первых сессий, но тогда вуз рискует столкнуться с ситуацией снижения финансирования со стороны государства, так как оплата зависит от числа обучающихся студентов. Учитывая снижение качества принимаемых абитуриентов (по данным тестирований уровня знаний первокурсников и результатов первой сессии), в ближайшее время УрФУ не сможет найти нужного числа качественных абитуриентов, чтобы принять столько студентов, сколько он может учить.

- А что такое - качественный выпускник?

- Основной критерий определяется требованиями общества - обладающий способностью создавать новые знания, умения и навыки или творчески комбинировать существующие, чтобы адекватно отвечать вызовам времени. Требования остальных заинтересованных сторон взаимно противоречивы. Работодатель желает с помощью нового специалиста сразу получить прибыль, но при этом в силу российских особенностей отчислений с ФОТ снижает уровень образовательного дивиденда (отношения начальных зарплат с образованием и без оного). Государство в лице финансирующих органов стремится сократить расходы на высшее образование, а в лице контролирующих - сделать вузы управляемыми и предсказуемыми как школы. Преподаватели остаются единственными, кто должен заботиться о долгосрочных перспективах, пытаться не столько передавать знания, сколько научить ставить задачи и решать их.

Каждый конкретный вуз сам определяет, пойти ли на компромисс, или требования отдельных сторон будут проигнорированы для достижения целей существования университета в обществе. Оценить сделанный вузом выбор можно исходя на позиции вуза в международных рейтингах.

Как создать научную группу

- Ректор УрФУ Виктор Кокшаров говорил в интервью нашему журналу (см. «Место в элитном клубе», «Э-У» № 25 от 28.06.10), что задача УрФУ - войти к 2016 году в top-200 QS-THES, а к 2020-му - в top-500 Шанхайского рейтинга и top-100 QS-THES (см. Ведущие мировые и российские рейтинги, с. 27). Как мерить этим научный вклад?

- Приведу пример. На 20% рейтинг QS-THES зависит от соотношения цитирования научных статей к численности сотрудников вуза. 200-е место в QS-THES 2009 занимал University of Twente (Нидерланды): количество публикаций его сотрудников, отраженное в рейтинге, превышало 15 тыс. (все данные по публикациям даны по базе данных SCOPUS, см. Крупнейшая в мире база данных рефератов и цитирования SCOPUS компании Elsevier, с. 28). В год университет публикует около 1100 статей, импакт-фактор (отношение числа цитирований к числу опубликованных статей) за 2007 год 4813/1091 = 4,41 (взят 2007 год, так как в среднем проходит три года, прежде чем статья будет процитирована). Сравним с цифрами по УПИ и УрГУ: в базе цитирований отражено 8279 статей, в год публикуется в среднем 350 статей, импакт-фактор за 2007 год 420/346 = 1,21. Наверное, возможно вырасти по числу публикаций и импакт-фактору практически в четыре раза за пять лет, но я таких примеров не знаю. За больший период это реально, так, греческий University of Athens (200-е место рейтинга QS-THES 2008 года) за счет реализации целевой программы смог подняться за 12 лет от уровня УрФУ. На скорость роста числа публикаций и цитат накладываются следующие ограничения: время от публикации до завершения существенного роста показателя цитирования - три года. Значит, четырехкратный рост цитирований должен произойти за оставшиеся три года. При этом число публикаций должно вырасти в четыре раза уже в следующем году.

Карта оразнизвции науки, отражающая число активных научных групп

Также надо вспомнить, что публикации не появляются по указу сверху, существующие научные группы не могут публиковать больше, чем уже публикуют, значит, весь рост должен быть обеспечен за счет новых научных групп. Если обратиться к данным системы SciVal Spotlight компании Elsevier (система позволяет отслеживать, какие живые научные группы работают в организации), то одна группа публикует в среднем от восьми до 18 статей в год, нижняя граница соответствует НИИ, верхняя - университету. Можно прикинуть, что для роста в четыре раза в УрФУ должны появиться более 40 научных групп в дополнение к 19 существующим.

- Мы как-то идем от обратного - от результатов к тому, кто их должен показывать... А как создать научную группу?

- Есть два пути: купить сильного ученого с командой или выращивать группы в своей среде. На первом две проблемы: цена приобретения и цена удержания. Чем выше уровень ученого, тем выше его начальная цена: стоимость обустройства на новом месте, исполнение требований об оснащении лаборатории и прочее. Ведущие вузы мира тратят на приглашение звезд миллионы долларов. Цена удержания еще больше: нужно обеспечить качество жизни, стабильно растущий доход в течение многих лет, комплектность лабораторий и доступность базовых информационных ресурсов по профилю.

Второй путь - создавать научные группы на месте. Должны сложиться три условия: люди, деньги и доступ к информации о выполненных работах (причем без первого остальные два не срабатывают). Но даже при соблюдении всех условий такие группы могут не публиковать результаты в мировой научной литературе, подтверждая уровень. Пример - ГУ-ВШЭ: существуя с 1992 года и получая несоизмеримо большее финансирование, чем остальные, вуз опубликовал к 2010 году всего 135 работ, отраженных в SCOPUS, из них только 47 по социальным и экономическим наукам.

- Какие факторы влияют на появление сильных ученых?

- Первый - наличие вокруг студента неординарных личностей, которые задают планку. Второй - традиция академических свобод: только в среде, где можно свободно высказывать мнение и быть услышанным, способны вырасти ученые, которые не боятся заглянуть дальше других и представить свое видение на суд общественности. Третий фактор - достаточность времени на общение между студентом и преподавателем. Четвертый - задачи, которые ставятся перед студентами, должны идти от потребностей производства или общества: связь с практикой не даст университетам оторваться от реальности. Пятый - доступность и полнота книжного фонда университета, который позволит организовать самостоятельную работу студента. Если вуз сосредотачивается на передаче знаний только в форме лекций, даже сильные преподаватели быстро «выгорают». Лекции - это скорее постановка проблемы, а решение ее - в чтении и практической деятельности. Шестой фактор - способность студентов читать и писать по-английски: без возможности знакомиться со свежими научными работами на языке мировой науки невозможно оценить собственный уровень и не изобретать велосипед.

В УрФУ многие факторы удачно сочетаются, есть возможность реализовать и остальные. Но это не приведет к результату, если не будет работать конкурентная система отбора лучших и предоставление им условий наибольшего благоприятствования развития их способностей.

- Но как определить лучших с точки зрения научного потенциала?

- Для всех сильных университетов характерно вовлечение студентов в научную работу, после того как они прослушают базовые курсы в течение первых двух лет обучения: студент может более осмысленно выбрать направление научной работы, группу и руководителя. Оценить желание заниматься наукой и способность к научной работе можно, только работая в сложившемся коллективе над актуальной проблемой.

Линейка, чтобы мерить объем головы

- А чем оптимально измерять научную продуктивность? Об индексе цитирования мы уже рассказывали (см. «Хирш по-уральски», «Э-У» № 11 от 22.03.10), но он не должен быть единственным методом.

- Это единственно надежный метод оценки сегодня. Но у него самое большое запаздывание, от трех до десяти лет. Работа, на которую продолжают ссылаться спустя десять лет, неординарна и обычно дает старт новому направлению в науке. Проблема в одном - организация может уже разрушить все механизмы научного продуцирования, но уровень цитирования еще будет плавно снижаться. А когда станет понятно ее состояние, окажется поздно «пить боржом».

Метод суммарного импакт-фактора научных журналов основан на предположении, что чем больше отношение числа цитат к числу статей, опубликованных в журнале за последние три года, тем выше вероятность, что опубликованная статья будет процитирована или как минимум замечена. Чем выше импакт-фактор журнала, тем больше ученых стремится опубликоваться в нем, тем строже критерии редакции в отборе статей и выше уровень рецензирования работ. По сути импакт-фактор может служить критерием оценки уровня и сложности выполненной работы. Обратите внимание, что Шанхайский рейтинг учитывает число опубликованных статей в Science и Nature, флагманах мировой науки. В Китае на требовании опубликовать статей на определенную сумму импакт-факторов основана отчетность по грантам: иначе по нему не отчитаешься и новый не получишь.

Таблица. Число иностранных статей, открытых для чтения сотрудниками и студентами вузов, на сайтах подписных научных изданий в 2009 году (в рамках государственных грантов)

Дополнительный метод, который работает только для организаций с числом публикаций более 5 тысяч, - SciVal Spotlight. Он основан на факте, что над узкой научной дисциплиной работают группы в разных университетах мира, и можно оценить, какие группы дают наибольший вклад как по числу публикаций, так и по цитированию. Важная особенность системы - она показывает только действующие научные группы. Группы, которые не публиковали работы в период анализа, в результат не входят. С 2003 по 2007 год в УГТУ-УПИ и УрГУ действовало по десять научных групп, в объединенном профиле УрФУ - 19 (одна - общая). В СПбГУ живых научных групп больше 60, в сравнимом с ним по размеру европейском университете - больше сотни.

Надо понимать, что оба метода дают информацию о потенциале увеличения качества публикаций в будущем, но не гарантируют его. И оба дают задержку в год-полтора.

- Сложно управлять результативностью при таком запаздывании.

- Для оперативного (с задержкой в месяц-два) измерения научной политики используют более простой показатель - число открытых и возможно прочитанных статей в подписных электронных журналах ведущих издательств. Связь здесь прямая: чтобы выполнить научную работу и написать по результатам статью, нужно ознакомиться с уже опубликованными работами. Как только издательства стали продавать доступ к электронным журналам, появилась детальная статистика о том, что организация читает. Исследования, проведенные по многим зарубежным вузам, показали: на одну опубликованную статью приходится 90 - 110 прочитанных. Соотношение верно и для российских вузов. Статистика чтений не гарантирует автоматически последующего роста публикаций, но если показатели чтений не растут, то и ожидать увеличения числа публикаций не стоит.

Три года назад вузы УрФУ входили в десятку по показателям чтений в стране, но ни УПИ, ни УрГУ за это время не смогли перейти от чтений отдельных ученых к чтению группами.

- Почему именно группами?

- Читая статьи в группах, заставляя студентов реферировать их и представлять на научных семинарах, руководители групп показывают на актуальных примерах, какие вопросы волнуют сейчас ученых, учат представлять научные результаты, да и сами знакомятся с работами. Если в ближайший учебный год статистика чтений не вырастет, то можно гарантировать, что цели увеличения научной продукции достигнуты не будут.

- Сколько денег нужно на финансирование научных групп?

- Расчет простой. Мы знаем, сколько научных групп нам в УрФУ необходимо и сколько человек в группе. Расходы на зарплату группы - это в основном деньги, которые надо платить аспирантам и студентам, чтобы они работали здесь, а не в другом месте; ставка профессора входит в финансирование учебного процесса. Стоимость приобретения оборудования можно не считать: это расходы разовые, спонсоры (часто государство) позволяют приобретать даже самое дорогое оборудование. Стоимость содержания штата ассистентов, которые будут эксплуатировать сложное оборудование, надо определять на основании высоких требований к квалификации рабочей силы. Приобретение расходных материалов зависит от поддерживаемых в вузе направлений (самые большие расходы в химии и молекулярной биологии). Последняя статья расходов - оплата доступа к информации в базах данных и периодики издательств.

Говоря о финансировании, нельзя обойти вопрос о стабильности выделяемых сумм. Решение обычно находят в диверсификации источников денег, разделяя их на три равные группы: финансирование со стороны государства и плата за обучение, выполнение грантов и заказов промышленности, эндаумент. Такая структура позволяет пережить трудные времена и сохранить главное, что есть в университете, - людей. Интерес представляет разобрать два источника финансирования: заказы промышленности и эндаумент.

Для УПИ и УрГУ выполнение заказов уральской промышленности всегда было сильной стороной, но в современных условиях опора только на крупные корпорации таит в себе опасность. Во времена СССР, когда постановлением партии 15% прибыли направлялось на НИОКР, все было замечательно. Сейчас расходы не превышают 10%, а часто находятся на уровне менее 1%. Также надо учитывать, что крупные корпорации могут себе позволить держать собственные лаборатории, отдавая вузам заказы, которые они не способны выполнить сами. Можно надеяться, что продажа лицензий на выполненные за госсчет разработки позволит компенсировать недостачу денег от промышленности, но опыт ведущих вузов мира показывает, что только единицы университетов получают прибыль от продажи интеллектуальной собственности. Почему сильные университеты продолжают заниматься трансфером технологий в промышленность? Обычно вуз с целью стимулировать появление фирм, которые будут заказывать у него работы, отдает свои права на разработки своим же ученым, которые образуют малые предприятия в технопарках (о том, какую роль технопарки играют при сильных вузах и каково их влияние на регион - читайте в ближайших номерах «Эксперт-Урала»). Так как инновационных маленьких фирм больше, чем крупных, и расходы на НИОКР в них могут быть в разы выше, основное число заказов промышленности университет получает именно от малых.

Эндаумент - это инвестфонд, созданный для финансирования потребностей университета: гарантирующий индексацию зарплаты в течение долгого времени, позволяющий финансировать поисковые НИР вуза и внутренние конкурсы. Пока государством создан эндаумент только для Сколково. Концепция УрФУ эндаумент предусматривает, но источник его создания и назначение не раскрыты.

- Подведем итоги. Результативная деятельность нового университета необходима и возможна?

- Для этого нужны экономические условия в стране и регионе, при которых будут востребованы результаты работы УрФУ - выпускники и НИОКР.

Дополнительные материалы:

Ведущие мировые и российские рейтинги

Цель самого знаменитого Академического рейтинга университетов мира - Шанхайского (http://www.arwu.org) - определение, в каких вузах-лидерах учиться молодым китайцам за государственный счет. Второй по значимости рейтинг - QS-THES (http://www.topuniversities.com) - составляется газетой The Times, ориентирован на европейскую аудиторию и не связан с государственными интересами. Особенность обоих рейтингов - сбор данных о вузе только из внешних по отношению к нему источников, что делает невозможным манипулирование информацией с целью «нагнать» место. Основные факторы известности вуза в мировом академическом сообществе: число упоминаний, нобелевские премии или их эквиваленты, полученные сотрудниками и выпускниками, научная продуктивность, число цитирований работ ученых вуза, отнесенное к количеству сотрудников.

Из российских университетов в Шанхайском рейтинге представлены МГУ и СПбГУ, в QS-THES к ним добавляется Новосибирский университет (НГУ) и без места Томский, Казанский и ГУ-ВШЭ. Показателен пример НГУ: из четвертой сотни в 2008 году он перешел на 312 место в 2009-м.

Из российских рейтингов можно назвать РейтОР (http://www.reitor.ru), отличающийся большей выборкой отечественных вузов и более высокими по сравнению с другими местом МГУ.

Крупнейшая в мире база данных рефератов и цитирования SCOPUS компании Elsevier

SCOPUS (http://www.scopus.com) - крупнейшая в мире мультидисциплинарная реферативная база, которая индексирует более 18 тыс. наименований журналов от 5 тыс. международных издательств, включая более 300 российских журналов. Содержит информацию по научному цитированию статей с 1996 года. База данных доступна по подписке.

На базе информации, содержащейся в SCOPUS, компания Elsevier создает карты науки в рамках продукта SciVal Spotlight (http://www.info.spotlight.scival.com/).


Комментарии

Материалы по теме

Просто университет

Заведомо худшие условия

Апрельские тезисы

Навстречу гармонии

СОБЫТИЯ - 2010

Нужна консолидация общества

 

comments powered by Disqus