Чистый парадиз

Чистый парадиз Для формирования в Свердловской области софтверного кластера необходимо построить инфраструктуру поддержки, продвижения и продажи стартапов, кардинально изменить систему подготовки ИТ-специалистов и создать региону имидж рая для программистов.

В следующем году в Свердлов­ской области должен быть запущен проект создания софт­верного кластера. Разработчики - правительство Свердловской области и пул экспертов от науки, бизнеса, некоммерческих организаций. В кластер войдут компании, специализирующиеся исключительно на создании тиражируемого программного обеспечения (ПО), обладающего экспорт­ным потенциалом.

- Строить кластер иной специализации не имеет смысла, - считает депутат городской думы и один из авторов проекта Леонид Волков. - Во-первых, в других сегментах мы серьезно отстали от мировых производителей: глупо тягаться с Asus или Acer в производстве оборудования или с SAP и Oracle в проектном ПО. Во-вторых, Урал (и Екатеринбург в частности) с точки зрения разработки софта - один из ведущих регионов России. Специфика рынка ПО такова, что на нем возможно быстрое преодоление даже глубокого технологического отставания. Грубо говоря, если АвтоВАЗ отстает по технологиям от западных производителей на несколько десятков лет, то за год-три этого не исправить при любых объемах инвестиций: требуется обкатать новые технологии, научиться ими пользоваться, и не только на самом предприятии, но и на сотнях предприятий-смежников. В сфере разработки ПО все не так: раз в шесть-восемь лет происходит глобальная «перезагрузка», смена технологической парадигмы, когда прошлые заслуги становятся не такими уж важными, и все участники рынка снова оказываются в одинаковых стартовых условиях. Разработка софта - это сфера, в которой по-прежнему возможны «гаражные стартапы»: два-три молодых человека, работая на энтузиазме, создают продукт, которым начинают пользоваться миллионы потребителей, и он приносит многомиллионные прибыли.

Концепция будущего софтверного кластера уже практически готова. Его идеологию и сущность можно обрисовать довольно четко.

Бульон для стартапера

Под кластером разработчики понимают сеть независимых производственных и сервисных фирм (включая поставщиков), создателей технологий и ноу-хау (университеты, НИИ, инжиниринговые компании), связующих рыночных институтов (брокеров, консультантов) и потребителей, взаимодействующих друг с другом в рамках единой цепочки создания стоимости и сконцентрированных в одной географической точке.

Определение громоздкое, однако суть его прозрачна. Кластер - это некое место, где создана среда, способствующая инновационному предпринимательству в области разработки ПО, подготовлен «питательный бульон» для малого бизнеса. Результат, которого хотят добиться создатели кластера, крайне амбициозен: возникновение десятков малых инновационных софтверных компаний, выпускающих продукты мирового уровня для российского и международного рынков. Общее количество рабочих мест квалифицированных программистов, которое может быть создано к 2015 году, - до полутора тысяч, общая штатная численность компаний, входящих в кластер, - до 5 тыс. человек, общий объем выручки - не менее 25 млрд рублей в год. Объем зарубежных продаж - не менее 20% всех продаж тиражного ПО. Таким образом, кластер должен стать крупнейшим производителем софта в России.

По мнению разработчиков проекта, софт­верные компании необходимо поместить на отдельную производственную площадку (подробнее см. Образ софтверного кластера Свердловской области). В качестве разделяемого ресурса они будут использовать молодых специалистов, которые станут генерировать идеи и смогут перетекать из компании в компанию.

Уютная среда

Картинка, нарисованная разработчиками проекта, кажется почти идеальной.

Объективно время для появления кластера выбрано верно. Очевидно, что сегодня на софтверном рынке как раз идет очередная перезагрузка - бурное распространение SaaS-технологий и продуктов на их основе, предлагающих ПО как сервис (клиенту нужен только браузер и доступ в интернет). Генеральный директор ГК «АСК» Евгений Шароварин: «Время огромных продуктов с сотнями томов документации и десятком человек для их поддержки прошло. Грядет эра простых, интуитивно понятных, массовых продуктов». Каждый подобный слом выносит на гребень новые, ранее не известные или просто не существовавшие компании. Кроме того, в России пока ни один регион не позиционирует себя как «главный софт­верный». Эту нишу можно занять и претендовать на федеральную поддержку.

Между тем, чтобы проект не остался прожектом, от субъектов, главных акторов создания «силиконовой долины» по-уральски, требуются громадные усилия для создания той самой комфортной среды для малых предпринимателей.

Государству нужно организовывать или привлекать венчурные фонды, которые заточены исключительно под финансирование инновационных ИТ-проектов. Кроме того, должен быть создан фонд микрофинансирования «гаражных» стартапов (небольшие, 50 - 60 млн рублей в год, деньги можно привлекать на паритетных началах из регионального бюджета и от ведущих компаний-разработчиков). Он будет отбирать, к примеру, несколько десятков проектов ежегодно - на конкурсной основе, основываясь на их экспортном потенциале.

Еще одна задача государства - помощь в создании компании (регистрация юрлица, оформление документов в различных ведомствах и т.д.), полное устранение административных барьеров и предоставление дешевых арендных площадей. Кроме того, стоит рассмотреть вариант облегчения или отсутствия налогового бремени для инновационных ИТ-компаний на этапе их становления, а также создания бизнес-инкубаторов (возможно, с участием частного капитала).

Директор организации по поддержке и развитию инноваций в сфере хай-тека среди русскоязычных израильтян SvoiBiz Анатолий Кушнир указывает на еще одну задачу государства: «На примере Израиля могу сказать - это налаживание сотрудничества между ИТ и другими сферами. Например, оборонкой. В ней практически все разработки являются инновационными, что дает серьезный толчок для развития софтверных малых компаний» (подробнее об опыте Израиля см. «Низкий стартап»).

Вузы должны кардинально перестроить подготовку кадров. Во-первых, ИТ-компании на протяжении нескольких лет говорят, что высшая школа не выпускает необходимых специалистов (например, менеджеров проектов, в том числе инновационных). Во-вторых, программы обучения разработчиков ПО устарели. Вузы дают качественное базовое образование и основные навыки программирования, но не выпускают на рынок готового работника. Среднее время переподготовки молодого специалиста внутри софтверной компании составляет 9 - 12 месяцев. В мире по этому вопросу сложилась четкая позиция: на последних курсах студентов должны готовить не вузовские преподаватели, а практикующие программисты. Вероятно, в вузах целесообразны некие «пограничные», конвергированные кафедры, которые будут работать на стыке бизнеса и математической науки. Также высшим учебным заведениям необходимо разработать программы переподготовки ИТ-кадров (тестировщиков, бизнес-аналитиков, документоведов и т.д.).

Практически аналогичные проблемы нужно решить и в науке. Специалистов, ведущих исследования в сфере ИТ на мировом уровне, сегодня единицы. Нет даже подобия научного центра, который бы мог породить инновационные идеи для софт­верной отрасли.

Бизнес должен консолидироваться для организации всевозможных семинаров, которые научат стартаперов понимать рынок, правильно представлять, продвигать и продавать идеи. Сегодня на Урале силами нескольких компаний проводится Startup Point (обучение стартаперов и обсуждение их продуктов), «СКБ Контур» (Екатеринбург) то и дело привозит зарубежных гуру программирования. Но на поток эта деятельность не поставлена, она зиждется на энтузиазме отдельных бизнесменов. Выгода ИТ-компаний от организации подобных мероприятий очевидна: они могут найти и дешево купить перспективную идею.

- Еще одна задача бизнеса - лоббировать свои интересы в законодательных органах и правительствах различных уровней, - говорит Анатолий Кушнир. - Сегодня в Израиле мы, например, продвигаем закон, по которому от налогов освобождаются траты не только на оборудование, но и на персонал ИТ-компаний. У нас кластер не является какой-то жесткой четкой структурой. Нет такого, что одна компания в него входит, вторая - нет. Есть структуры, объединения разработчиков софта, которые продвигают свои интересы.

Из предпринимателей должен сформироваться некий экспертный совет, который, во-первых, будет проводить базовый отбор проектов, во-вторых, инвестировать в стартапы.

Региональной власти необходимо создать правильный имидж территории. Свердловская область в умах молодых специалистов должна стать «софтверным раем». Необходимо обеспечить им максимально комфортное пребывание в Екатеринбурге (гарантировать достойную зарплату, бытовые условия, жилье и т.д.). Кроме того, нужно донести до стартаперов, какие у них есть возможности. Это позволит увеличить поток грамотных программистов из других регионов (в период роста экономики, например, в Екатеринбурге спрос на программистов был в десять раз выше предложения) и уменьшить их миграцию в Москву и за границу. Создавать этот имидж необходимо как можно скорее, пока наукоград в Сколково не откачал с территории ценные ресурсы.

Искусственная естественность

При всей внешней выполнимости задач проекту угрожают существенные проблемы.

Первая и главная - отсутствие воли и осознанной государственной политики в ИТ-сфере. В нашей стране господдержка сводится к продвижению индийского пути оффшорного программирования. Он не приводит к задействованию инновационного, интеллектуального потенциала отрасли. На этом пути экспортируется, по сути, сырье - рабочие руки программистов. Идеи, а следовательно, вся связанная с ними добавленная стоимость, принадлежат западному заказчику. Чтобы стимулировать «индийский путь», надо предоставлять компаниям-экспортерам ПО льготы по уплате ЕСН (основная часть их затрат - зарплата), стимулировать их укрупнение (чтобы делать их более универсальными подрядчиками). Именно такого рода меры и предпринимались правительством РФ в течение последних лет. К развитию инновационной индустрии разработки ПО они не имеют никакого отношения.

В России все время пытаются поддержать ИТ-сферу в целом, объявив ее целиком инновационной, а это неверный подход (см. «Всем - значит никому»). ИТ-сектор, безусловно, доволен этим, но наукоемких продуктов, способных прорваться на мировой рынок, не прибавляется.

Факторы, тормозящие развитие кластера, заложены и в самой концепции. Один из главных - предполагаемое размещение компаний на одной площадке. Кластер является естественным образованием, его нельзя синтезировать, искусственно создать, в него не может входить определенное количество компаний, невозможно спрогнозировать его показатели. Иначе он превратится в банальный (хоть и полезный в теории) технопарк со своими управляющими структурами, которые, по опыту, инновационным могут посчитать и производство матрасов. Компании софтверного кластера должны быть независимыми.

Фундаментальная идеологическая ошибка - уральский проект подчеркнуто не предполагает внутренней конкуренции между продуктами ИТ-компаний. Между тем необходимость и возможность конкуренции доказывает калифорнийская «Силиконовая долина» - самый успешный пример географического сосредоточения ИТ-компаний. Здесь расположены, например, Intel и AMD (производство процессоров), Yahoo и Google (поисковики и веб-сервисы), Xerox и Hewlett-Packard (оргтехника) и еще несколько десятков конкурирующих в различных сегментах фирм. И практически все они имеют мировую популярность.

«Если на местном рынке появилась высококонкурентоспособная компания, выбор для остальных становится крайне жестким - либо повысить конкурентоспособность, либо уйти с рынка. Постепенно возникает сообщество фирм с очень высокой конкурентоспособностью. Выходя на другие регионы и иностранные рынки, эти компании легко уничтожают местных, не прошедших столь жесткий отбор. В результате на отраслевом рынке доминирует кластер фирм, сосредоточенных на одной территории», - писал еще теоретик кластеров Майкл Портер. Именно конкуренция толкает компании к географической концентрации и созданию инновационных продуктов, дающих преимущества региону и стране в целом.

Согласимся, идея красивая. Но перспективы ее реализации не просматриваются. Примеров успешного создания «питательной» среды для развития бизнеса, и особенно малого, в России нет и не ожидается: проект создания особых экономических зон провалился, технопарки себя дискредитировали, Сколково угрожает просто оттянуть на себя лучшие ресурсы. Так что пока «софтверный рай» выглядит чистым парадизом.

Дополнительные материалы:

Образ софтверного кластера Свердловской области

Софтверный кластер находится в Екатеринбурге или близко к нему, в зоне хорошей транспортной доступности. Инновационные молодые специалисты - социально активные люди с высоким уровнем дохода, заинтересованные во всех возможностях современной цивилизации. Вместе с тем уровень мобильности у нас пока традиционно не сравним с западным, поэтому не следует рассчитывать, что молодые специалисты будут готовы покидать город, в котором они окончили вуз.

Софтверный кластер расположен в зеленой зоне, в благополучной с точки зрения экологии среде: это максимально способствует творческой умственной деятельности. На территории кластера безопасно, здесь созданы комфортные условия для детей. Вблизи есть возможность строительства или аренды недорогого жилья для молодых людей.

Софтверный кластер инновационен изнутри. Если мы хотим, чтобы в кластере зарождались инновации, он обязан содержать их в себе. Молодой специалист вправе видеть и чувствовать особенность места, его изюминки. Велосипедные дорожки и парковки в кампусе, современные здания причудливых форм, необычные конференц-залы, оборудованные по последнему слову техники кафе, полностью роботизированные библиотечные центры - фантазия дизайнеров и проектировщиков не должна ограничиваться. Инновационность должна сопутствовать человеку всегда и везде, а специалист должен гордиться местом, в котором он работает.

Софтверный кластер известен. Екатеринбург у профессионалов ассоциируется именно с софт­верным кластером, с теми конференциями и мероприятиями, которые там проводятся, с местными компаниями и их продуктами, известными широко за пределами Свердловской области. Большинство ИТ-профессионалов мечтают так или иначе погрузиться в атмосферу софтверного кластера в Екатеринбурге.

Открытый клуб

Айдар ГареевСофтверный кластер не должен полностью состоять из местных компаний, в него необходимо привлекать федеральных и зарубежных игроков, считает исполнительный директор управления регионального бизнеса компании АйТи Айдар Гареев.

- При имеющемся потенциале региона создание софтверного кластера - идея интересная. Ее реализация может принести немалую пользу: новые рабочие места, рост инвестиционной привлекательности, повышение уровня образования, увеличение ВРП. Кроме того, кластер по сути должен стать инкубатором для стартапов, в котором будут созданы благоприятные условия для развития идеи, ее роста и последующей коммерциализации.

Создание подобного кластера требует выполнения ряда вполне определенных условий. В частности, необходимо наладить процесс качественной подготовки кадров, обеспечить вовлечение в проект сервисных ИТ-компаний, обеспечивающих техническую поддержку и сопровождение информационных систем, внедренных и используемых в организациях региона. Это позволит повысить заинтересованность последних в данном проекте и обеспечит возможность проведения испытаний и апробаций новых решений на реальных задачах, а не в лабораторных условиях.

Одним из ключевых факторов успешности кластера является привлечение к проекту крупнейших российских и зарубежных разработчиков и использование их практик. На мой взгляд, формирование «закрытого» узкоспециализированного кластера в одном сравнительно небольшом регионе исключительно с участием местных компаний вряд ли принесет ожидаемый эффект. Будет трудно создать решения, востребованные российскими и иностранными заказчиками.

Также в реализацию данной идеи обязательно должно включиться государство. Более того, его роль должна быть одной из ключевых, поскольку без господдержки (в том числе и финансовой) формирование кластера станет практически невыполнимой задачей.

Подготовил Сергей Ермак

Низкий стартап

Анатолий КушнирИзраиль сегодня является мировым лидером по количеству стартапов. Эти достижения стали результатом политики создания и поддержки инкубаторов и инновационных фондов, уверен директор организации по поддержке и развитию инноваций в сфере хай-тека среди русскоязычных израильтян SvoiBiz Анатолий Кушнир.

- Сегодня Израиль на мировом уровне является брендом, поставщиком инновационных ИТ-решений. Этого удалось добиться в очень сжатые сроки. В 1993 году под управлением министерства промышленности и торговли Израиля был создан венчурный фонд Yozma. В течение трех лет он сформировал еще десять венчурных фондов, каждый с капитализацией в 20 млн долларов, и начал прямое инвестирование в стартап-компании. Временное использование государственных средств привело к привлечению до 7,5 млрд долларов инвестиций в течение 1993 - 2000 годов. Число ИТ-компаний в Израиле превысило 4 тысячи. На венчурный рынок хлынул поток инвестиций из местных и зарубежных коммерческих инновационных фондов. В связи с этим дальнейшее функционирование фонда Yozma было сочтено ненужным, и в 1997 году он был продан частным инвесторам.

Сегодня наряду с коммерческим венчурным финансированием в Израиле действует программа прямого государственного инвестирования. Она выполняется через отдел главного ученого министерства промышленности и торговли. Годовой бюджет отдела составляет 300 - 400 млн долларов и формируется из двух источников: две трети - государственное финансирование и треть - поступления роялти от профинансированных проектов (3 - 6% от продаж продукции успешных проектов). Около 70% бюджета отдела направляется на грантовое финансирование исследований и разработок. За год в размере 20 - 50% бюджета исследований финансируется свыше тысячи проектов более 500 компаний. При этом у малых софтверных разработчиков нет обязательств по возврату этих средств.

Параллельно в Израиле организуется еще несколько программ. Например, создание технологических инкубаторов для поддержки проектов посевной стадии. 85% в такие проекты вкладывает государство (от 350 до 600 тыс. долларов за два года), 15% - инвестор. Во время нахождения в инкубаторе компания обязана создать прототип продукта, разработать бизнес-план и подготовиться к привлечению венчурного финансирования.

Деньги должны возвращать только успешные проекты.

Подготовил Сергей Ермак

Всем - значит никому

Леонид ВолковПроработав много лет в сфере информационных технологий, я только недавно задумался о том, что всегда молча соглашался с одним совершенно неочевидным утверждением: мол, ИТ - это очень инновационная отрасль.

Безусловно, среди современных проектов в сфере ИТ есть прорывные, значимые в плане научной или технической составляющей, нетривиальные по сути, потребовавшие многолетней исследовательской работы. Но они представляют собой скорее исключение, чем правило. Это штучный товар. Наукоемкие продукты в масштабах всей отрасли занимают крайне скромную нишу.

Мысль об инновационности ИТ-отрасли сидит в умах, скорее, по инерции. Лет 30 - 40 назад все хорошо известные сейчас алгоритмы надо было изобретать, не было ни систем хранения данных, ни сетевых протоколов... Была романтика, были инновации. Выстрелившие на мировом рынке Kaspersky Lab, ABBYY, Parallels в концептуальном плане свои продукты разработали 15 лет назад. А дальше шли по большей части незначительные усовершенствования и украшательства. Сегодня для успеха в большинстве случаев нужны эффективный маркетинг, качественное управление проектами, грамотные технологические решения.

Будем честны: все последние громкие успешные стартапы с инженерной точки зрения не представляют собой ничего значительного. Что сложного в Facebook, равно как и в Foursquare? Я уж не говорю про «Веселого фермера» или Twitter... Пожалуй, именно последний иллюстрирует мою мысль лучше всего: окошко для ввода 140-символьного сообщения никак не может быть названо инновационным продуктом. Современные стартапы берут рыночной моделью (как в случае с Salesforce) или даже пониманием «механики души человеческой» (а как иначе объяснить успех Twitter).

Наверное, мне как айтишнику должно быть приятно, что всю нашу отрасль в целом объявляют инновационной: это должно сулить какой-то поток инвестиций и налоговых льгот. Но радоваться не получается. Я пока не вижу подходов, которые позволили бы простимулировать инвестиции не в «ИТ в целом», а именно в инновации. Те же льготы по ЕСН позволяют максимум конкурировать с индусами в продаже дешевой рабочей силы иностранным заказчикам и ничего не дают в плане создания инновационных тиражных продуктов, в которых затраты на исследования намного превышают фонд оплаты труда (если, конечно, продукт стал очень тиражным).

В то же время мы не говорим, например, о конференциях, о грантах на научные исследования, о становлении российской школы Computer Science, которой сейчас просто нет. Откуда тогда возьмутся идеи и технологии для новых продуктов, подобные системе распознавания образов ABBYY, эвристике Касперского?

Поддерживая ИТ-отрасль в целом, мы ничего не добьемся. Приведите мне хотя бы три примера международного успеха российских продуктов в ненауко- и неинновационноемких отраслях ИТ (в какой-нибудь бухгалтерии, CRM или в тех же социальных сетях). Не можете? Нет таких примеров. Здесь мы не сильны.

Подлинные инновации в ИТ сегодня - это 1% от всех идей и продуктов. Но именно в этом проценте, как мне кажется, зарыта потенциальная конкурентоспособность России на мировом уровне. Не случайно наши студенты-программисты выигрывают наибольшее количество соревнований по решению сложнейших алгоритмических задач. Однако, проливая широкий дождь благодати на все ИТ в целом, мы никак не способствуем действительным инновациям, не выявляем их, и не помогаем им прорваться. (Разумеется, все ИТ-компании рады налоговым льготам, но честно говоря, стране от этого не холодно и не жарко.)

Боюсь, та же ситуация в четырех остальных «инновационных секторах» экономики (медтехника, ядерные и космические технологии, энергоэффективность - Ред.). Подтверждение - прошедшие в Екатеринбурге форум и выставка «ИнноПром». По моим прикидкам, как раз около 400 кв. метров из 40 тысяч общей площади заняли действительно, без натяжек и оговорок, инновационные продукты и решения. И они растворились в общей массе, с большой степенью вероятности остались незамеченными.

Леонид Волков, депутат Екатеринбургской городской думы.

Комментарии

Материалы по теме

Заведомо худшие условия

Маленькая Калифорния

Сплошная облачность

Не в.ru

Стать немного немцем

Привет Адаму Смиту

 

comments powered by Disqus