Дорога не скажу куда

Дорога не скажу куда

Дорога не скажу кудаПервый этап эксперимента государственной поддержки предоставления образовательных кредитов на Урале провалился. На практике оказалось, что разработанная программа носит декларативный характер: не прописан механизм ее реализации, не учтены интересы участников процесса, не определена степень их ответственности.

Ровно год назад в России был запущен эксперимент по государственной поддержке кредитных программ на получение образования. При удачной реализации он мог бы повысить финансовую устойчивость вузов, дать банкам дополнительный приток клиентов, а молодым людям — возможность профинансировать обучение. Однако первый блин оказался комом. И в момент разработки программы, и на первом этапе ее реализации предполагаемые участники эксперимента оказались в информационном вакууме: ни у кого не было понимания, в какие сроки подавать заявки, каковы условия участия, формы ответственности каждой стороны. Впрочем, на многие вопросы нет ответа до сих пор. На сайте Федерального агентства по образованию РФ сегодня можно найти только постановление правительства Российской Федерации «О проведении эксперимента по государственной поддержке предоставления образовательных кредитов студентам образовательных учреждений высшего профессионального образования, имеющих государственную аккредитацию» и пару разъясняющих документов. Между тем практика показала: предложенная программа имеет серьезные системные недоработки.

Поле вспахано

Основная цель эксперимента, заявленная в постановлении: «Повысить доступность качественного высшего профессионального образования; усилить социальную направленность системы образования, в том числе для граждан из малообеспеченных семей; выявить потенциал и перспективы образовательного кредитования в существующей правовой и экономической среде страны». Программа предусматривает выдачу кредитов двух типов: на получение высшего образования в вузах (до 25 тыс. долларов), а также сопутствующих на бытовые нужды студентов (проживание, питание, учебные пособия — до 5 тыс. долларов). Главное отличие займов — льготная ставка 10% годовых. Кроме того, заемщику предоставляется отсрочка по погашению основного долга и выплаты процентов на весь срок обучения в вузе и еще три месяца после него (время на поиск работы). При этом банки не имеют права взимать дополнительные платежи, а досрочное погашение задолженности не влечет за собой никаких штрафных санкций. Государство со своей стороны гарантирует возмещение части расходов поручителя — 10% от всей суммы представленных образовательных кредитов. На эти цели оно за три года готово выделить около 600 млн рублей (в 2007 году — 63,3 млн рублей, в 2008-м — 129,8 млн рублей, в последующие два года — по 198,7 млн рублей).

Ключевые участники эксперимента — вузы, юридические лица, выступающие поручителями, банки и заемщики — должны отвечать определенным требованиям. Из вузов право войти в эксперимент могут получить только учреждения, имеющие государственную аккредитацию на срок не менее пяти лет и вовремя подавшие заявку в Федеральное агентство по образованию. Работодатели, выступающие поручителями, также должны своевременно получить аккредитацию. Заемщиком может быть студент (то есть взять кредит до успешной сдачи экзаменов не получится) в возрасте от 14 лет и старше. Если заемщику уже исполнилось 18 лет, он может заключить договор с банком самостоятельно, если нет — за него это могут сделать законные представители (родители, попечители, опекуны). Для банков ограничений нет: деньги на образование в рамках эксперимента может выдавать любое кредитное учреждение страны.

Предполагается, что в формате эксперимента программа проработает в течение трех с половиной лет — с 1 сентября 2007 по 31 декабря 2010 года. Ответственность за ее реализацию несет министерство образования и науки РФ, причем процесс контролируется только на уровне федерации, никаких полномочий для регионов не предусмотрено. Первые финансовые результаты в масштабах страны будут подведены в конце 2008/09 учебного года. Судя по тому, как эксперимент идет на Урале, они вряд ли будут удачными.

Почему стоим

Вузы Урала и Западной Сибири слабо отреагировали на возможность участия в эксперименте. Из 112 университетов и институтов страны, включенных в список министерства образования, наших только семь: Пермский государственный технический и Тюменский государственный университеты, Уральские государственные университеты: им. А.М. Горького и экономический, Уфимские государственные авиационный технический и нефтяной технический университеты, Челябинский государственный педагогический университет. И результат у всех нулевой: за год не заключено ни одного договора.

Причина объективна. «Участие в эксперименте обуславливается прежде всего наличием юридических лиц, заключивших с Федеральным агентством по образованию соглашение о возмещении за счет средств федерального бюджета части расходов поручителя. При этом перечень названных юридических лиц настолько узкий, что в нем не представлены предприятия многих субъектов федерации. По имеющимся данным, на территории функционирования Уральского банка Сбербанка России, а это Свердловская, Челябинская, Курганская области и Республика Башкортостан, юридические лица, включенные в данный перечень, отсутствуют», — подчеркивает директор управления кредитования частных клиентов Уральского банка Сбербанка России Вячеслав Решетников. Действительно, всего в списке аккредитованных поручителей — восемь компаний: четыре из них московские, четыре — кировские, причем ни одной федерального масштаба (в основном городского и областного).

По мнению главного специалиста-­эксперта отдела экономики образования Федерального агентства по образованию РФ Александра Беланова, поиском компаний-поручителей по кредитам и разъяснением им условий участия в эксперименте должны были заниматься университеты. Видимо, уральские вузы просто плохо поработали с юрлицами. Московские университеты, например, подавая заявку, уже имели пул поручителей. Однако проректор по учебной работе Уральского государственного экономического университета Максим Марамыгин парирует:

— Проблема в том, что разработанный проект оказался неоправданно запутанным и плохо проработанным. Собрать документы и подать заявку на участие в эксперименте следящим за новостями в сфере образования вузам было несложно. Мы отправили все необходимые бумаги в Москву. Позвонили: «Внесли нас в реестр? — Внесли. — Что дальше делать? — Ждите». Ждали долго. Несколько раз перезванивали. Снова: «Ждите». Ждали до последнего момента. Пока не увидели на сайте Рособразования опубликованный список юрлиц. Оказывается, государство поиск поручителей отдало на откуп вузам, нам самим нужно было идти и с ними договариваться. Но мы узнали об этом, когда было уже слишком поздно. Мы бы и не против: не первый год сотрудничаем с крупными предприятиями. Но нигде не был прописан план действий. И до сих пор его нет: фактически мы участвуем в эксперименте, но что делать — непонятно.

Шило на мыло

Не отвечающими рыночным реалиям условия участия в эксперименте кажутся и банкам. Переговоры с банковским сообществом о необходимости разработки программы массового кредитования студентов министерство образования вело более пяти лет. При этом Ассоциация российских банков предлагала государству cубсидировать из госбюджета разницу между процентными ставками по социальному и коммерческому образовательным кредитам. Но программа пошла по пути страхования рисков в случае невозврата кредита студентами. Это автоматически сделало участие в эксперименте не интересным для большинства кредитных учреждений. Вячеслав Решетников:

— Предложенные в рамках эксперимента условия кредитования устанавливают льготный период на весь срок обучения и три месяца, в котором заемщик не вносит платежей по кредиту. При этом процентная ставка по кредитам утверждена в размере не более 10% годовых, что в совокупности с запретом банкам-участникам эксперимента на взимание дополнительных платежей (в том числе за ведение счета) не соответствует сложившимся рыночным условиям. Это непривлекательно и высокорискованно для банков.

Начальник управления клиентского сервиса ВУЗ-банка Лидия Мишурина:

— В государственном эксперименте мы решили не участвовать. Процедура получения таких образовательных кредитов сильно осложнена дополнительными процессами, как для банка, так и для заемщика и учебного заведения. Обязательная аккредитация на срок не менее пяти лет (на момент проведения эксперимента) — для вуза. Обязательное наличие поручителя, который должен пройти согласование в министерстве, — для студента. Обязательные условия кредитования по формам, разработанным в министерстве, — для финансового учреждения. И для всех — предусмотренная отчетность, которая должна быть принята и согласована министерством. Обычные же образовательные кредиты нашего банка более мобильны и доступны для широких слоев населения.Справедливости ради нужно сказать, что банки, как федеральные, так и региональные, уже около десяти лет развивают собственные программы кредитования образования, что говорит об интересе финансовых учреждений к этому виду.

— По определению образовательный кредит является целевым, — подчеркивает начальник управления по работе с частными клиентами филиала Банка Сосьете Женераль Восток в Екатеринбурге Сергей Козлов. — Деньги направляются из банка напрямую на счет учебного заведения, минуя заемщика. Преимущество такого вида кредитования перед нецелевым очевидно, как для банка, так и для заемщика. Точно зная, куда и на какие цели направляются кредитные средства, банк сводит к минимуму вероятность мошенничества и невозврата кредита. Снижение рисков ведет к понижению процентных ставок, а это в свою очередь выгодно заемщику. Разница в процентных ставках между образовательным и простым потребительским кредитом в Банке Сосьете Женераль Восток составляет 4% в пользу образовательных кредитов. При этом вероятность отказа при оценке заемщика благодаря прозрачной схеме расходования заемных средств гораздо ниже.

Условия кредитования по программам, разработанным в банках, ненамного отличаются от предлагаемой государством схемы, а где-­то даже выгоднее и удобнее для заемщиков. Требуется небольшое количество стандартных документов, в большинстве банков такие программы тоже рассчитаны на длительный срок от 6 до 11 лет, предполагают досрочное погашение кредита или его части без штрафных санкций. А ставка по образовательным кредитам у многих банков несильно отличается от установленной государством — около 12% годовых.

Так что дело не столько в разных технологиях, сколько в разных целях. При использовании собственных программ кредитования банков за студентом сохраняется право выбора места учебы и дальнейшего места работы. А государственная поддержка, скорее, нацелена на то, чтобы решить ряд актуальных в масштабах страны социальных и экономических вопросов.

Определиться с позицией

Сегодня уже очевидно: если программа эксперимента государственной поддержки образовательных кредитов не будет доработана, он рискует провалиться. Чтобы инициатива приобрела реальные очертания, нужно как минимум обеспечить равные условия запуска по всей стране, а не только в двух регионах. Для этого необходимо, во-первых, провести повторную аккредитацию для участия в эксперименте юридических лиц и вузов, сопроводив процесс обширной информационной кампанией. Во-­вторых, выработать отвечающие рынку условия участия банков в программе: 10% от невозвращенных кредитов вряд ли смогут покрыть реальные убытки банков.

Но самое главное — чтобы снять системные вопросы, нужно четко обозначить цель эксперимента: кому и в чем должна помочь государственная поддержка кредитования образования? Выводы делает Максим Марамыгин:

— Чтобы попасть в список поручителей, компании (юридическому лицу) нужно собрать огромное количество документов и потратить на это уйму времени. Понятно, что ради одного студента, одного договора этого делать не стоит. Затраты будут оправданы, если компания будет ежегодно таким образом привлекать большое количество выпускников — десятки, сотни. Сама она в таком случае тоже должна быть крупной. Поэтому, на мой взгляд, участниками эксперимента в качестве поручителей в первую очередь должны становиться металлургические, машиностроительные и другие промышленные корпорации, типа УГМК, Уралмаша. Компании промышленного сектора сегодня жизненно заинтересованы в молодых квалифицированных кадрах. В отличие от компаний финансовой сферы, например, у них нет большого выбора при отборе кандидатов. Поручительство по образовательным кредитам как раз может стать эффективным методом привлечения и удержания молодых специалистов. Исходя из такой логики, определив перечень отраслей, которые нуждаются в программе поддержки кредитования государством, сам собой определится и список вузов, через которые должны будут проходить большинство таких студентов, — это технические институты и университеты.

Кроме того, как признаются банкиры, помощь со стороны государства в трудоустройстве их заемщиков именно на крупном промышленном предприятии может служить дополнительным стимулом для роста этого вида кредитования.

Вячеслав Решетников:
— Учитывая, что кредит должен быть возвращен за счет будущих доходов выпускников, оказание содействия государством в трудоустройстве по окончании вуза снизит для банков риски невозврата, таким образом, сделает данные кредитные продукты более привлекательными для банков. Кроме того, на наш взгляд, активизировать продвижение банками образовательных кредитов, в том числе в рамках эксперимента, можно в случае компенсации государством банкам процентной ставки за пользование кредитом в период обучения заемщика.

Система кредитования образования будет развиваться в любом случае, об этом говорит мировой опыт. «Динамичного роста образовательных кредитов можно ожидать после 2010 года, — прогнозирует Лидия Мишурина. — Увеличение рождаемости с 1997 года, образовательная реформа 2009 года, согласно которой число вузов должно измениться, увеличение стоимости образовательных услуг — все это будет способствовать повышению востребованности данного вида кредитов, что повлечет за собой развитие рынка». В ожидании этого всплеска спроса и нужно было бы провести эксперимент, чтобы отработать технологии. Этого не произошло: в очередной раз здравая идея оказалась замотана отсутствием интереса и профессионализма со стороны чиновников.

Дополнительные материалы: 

Доступ к знаниям

В США и Европе система государственной финансовой поддержки способных абитуриентов из небогатых семей существует более 40 лет. В одних странах — в виде образовательных кредитов, выдаваемых на льготных условиях, в других — через системы субсидий, грантов, стипендий.

Американские студенты могут рассчитывать на образовательные кредиты до 7,5 тыс. долларов, аспиранты — до 54 тыс. долларов в год с возвратом в течение 10 лет под 5 — 10% годовых. Во время учебы и в первые полгода после окончания вуза кредит не гасится, а проценты оплачивает федеральное правительство.

Для большинства студентов Германии обучение в вузах бесплатное, а студентам из малообеспеченных семей государство предоставляет своеобразную стипендию BAFОG. Фактически это беспроцентный кредит, половину которого студенты возвращают государству после окончания учебы.

В Латвии государство предоставляет студентам ссуду на 10 лет. На время учебы процентная ставка равна нулю, а начиная с 12-го месяца после окончания учебы — 5% годовых. Если гражданин полностью погашает заем сразу после окончания учебы, то проценты он не платит.

В Польше кредит выдается на шесть лет под 6,68% годовых. В США, Канаде, Англии, если выпускник университета объявляет себя банкротом, задолженность погашает гocyдapcтвo, но как только гражданин решает свои финансовые проблемы, он должен вернуть долг.

Подготовила Евгения Еремина 

Комментарии

Материалы по теме

С превышением скорости

Беспризорный рынок

Конструктор для среднего звена

Продавай впечатление

 

comments powered by Disqus