Когда плохие побеждают хороших

Когда плохие побеждают хороших

Объем подрядов на промышленное строительство снизился, но некритично. Возможности для рывка есть, однако для рынка сейчас важнее не экстенсивный, а интенсивный рост - развитие конкурентной среды и накопление критической массы добросовестных независимых игроков

Аналитический центр «Эксперт-Урал» подвел предварительные итоги развития рынка промышленного строительства в 2013 году. На наш взгляд, наиболее адекватно о состоянии отрасли можно судить по результатам, показанным игроками. Воспользовавшись прошлогодним рейтингом подрядных организаций (подробнее см.здесь), мы выделили двадцатку крупнейших компаний (предприятия холдинга мы считали за одно целое), опубликовавших данные об итогах работы в 2013-м (потому, например, Промстрой, входящий в ГК «Гринфлайт», и НПП «Стройтэк» в поле нашего зрения не попали).

В сумме в 2013 году топ-20 промстроителей заработали 246,7 млрд рублей. Это на 14,4% меньше, чем в 2012-м (далее все сравнения - к аналогичному показателю прошлого года). Исключим из выборки лидера - предприятия холдинга «Стройгазконсалтинг» (СГК, в начале лета стало известно, что контроль над ним перешел от Зияда Манасира к Руслану Байсарову), которые по выручке в 4,5 раза обгоняют ближайших преследователей и которые в 2013-м суммарно просели на 23,7%. Получим результат в 147,15 млрд рублей, падение на 6,7%.

Показательно, что половина крупнейших компаний в 2013-м продемонстрировали снижение выручки, в 2012-м таких было всего четыре. При этом Прокатмонтаж и Сибнефтепромстрой падают второй год подряд. Самое существенное снижение выручки переживают предприятия, работающие преимущественно в нефтегазовом секторе.

- Главная причина падения выручки по сравнению с 2012 и 2011 годами - сокращение портфеля заказов, - комментирует начальник управления по информполитике и СМИ Стройгазконсалтинга Виктория Миронова. - Крупные проекты завершались, новые появлялись, но уже не в том количестве и не такого масштаба. Так, в 2011 - 2012 годах завершено много «громких» строек, участие в которых принимали предприятия СГК: газопровод Сахалин - Хабаровск - Владивосток, нефтепровод ВСТО-2, первые пусковые комплексы Бованенковского месторождения и системы магистральных газопроводов Бованенково - Ухта, компрессорная станция «Портовая» и газопровод Nord Stream. Сейчас все в нашей отрасли ждут начала проекта «Сила Сибири» (общая транспортная система для Иркутского и Якутского центров газодобычи, обеспечит доставку сырья через Хабаровск во Владивосток. - Ред.), активного освоения Чаяндинского и Ковыктинского месторождений (расположены в Якутии и Иркутской области соответственно. - Ред.).

Слова Виктории Мироновой подтверждают данные системы «СПАРК-Интерфакс»: по итогам 2013 года рынок подрядов на строительство нефтегазовой инфраструктуры в России сократился почти на 23% до 691,9 млрд рублей. Правда, среди компаний есть счастливые исключения. На Урале - Салаватнефтехимремстрой или компании холдинга «Глобалстрой-Инжиниринг»), на пространстве всей страны мощнейший рывок совершил Стройтрансгаз (50% акций компании в конце прошлого года консолидировал Геннадий Тимченко) - его выручка в 2013-м приросла на 63%.

«Сила Сибири» действительно может вытащить нефтегазострой. Газпром намерен инвестировать в эту систему 55 млрд долларов. Сам газопровод с компрессорными станциями обойдется примерно в 30 миллиардов.

Посмотрим на еще один любопытный показатель - валовую прибыль (анализировать чистую маржу, на наш взгляд, не имеет смысла, ее сложно ассоциировать с эффективностью работы предприятий). В сумме у 20 крупнейших игроков в 2013-м она составила 5,73 млрд рублей, уменьшившись почти в 2,7 раза. Но вновь исключим из списка СГК (компания показала валовый убыток почти в 1,8 млрд рублей). Получаем 7,52 миллиарда - минус 23,5%.

Снижение валовой прибыли показали 12 компаний. Самое значительное - предприятия СГК и Газпрома.

Подводя итоги развития рынка промстроя, мы намеренно ушли от сегмента возведения заводов и цехов. Это единичные проекты, и сравнивать объемы подобных работ год к году сегодня не имеет смысла. Возьмем страновую статистику: ввод мощностей по выпуску, например, древесностружечных плит прирос в 2013-м на 4066%, а паровых котлов - упал на 95%.

Собрать осколки

В этом, как замечает подавляющее большинство экспертов, отличие российского промстроя от советского. Во второй половине XX века возведение предприятий было поставлено на поток. Но в 90-х эта мощная система оказалась развалена. «Произошла утрата как компетенций, так и возможностей организации соответствующих видов производств, - пишут Дмитрий Силка и Евгений Ермолаев из Московского государственного строительного университета. - По результатам приватизации 1990-х предприятия оказались раздробленными, а вместе с этим произошла потеря и накопленных знаний, опыта, других нематериальных активов».

- В нашей стране до сих пор не удалось сформировать полноценную отрасль промышленного строительства, - замечают в аналитической службе компании «Металл Холдинг Строй». - Налицо лишь отдельно взятые точки роста, где знают, как эффективно нарастить компетенцию и включиться в процесс обновления промышленного капитала России. Запуск в эксплуатацию новых химических и металлургических комбинатов, машиностроительных заводов, электростанций, нефтеперерабатывающих комплексов и других промышленных объектов в последние 20 - 25 лет случается крайне редко. Фактически такие объекты стали штучными продуктами, в отличие, скажем, от жилищного строительства. При этом потеря промышленного капитала в России приблизилась к 75%.

Мы опросили участников рынка промстроительства и независимых экспертов и выделили пять проблем, характерных для отрасли. Первая - ограниченная конкуренция. Основную часть подрядов выполняют либо «приближенные» к заказчику, либо демпингующие игроки (случайные бригады). Бросим беглый взгляд на нефтегазовый сектор. Заказы здесь в основном уходят нескольким крупным компаниям - упомянутым Стройгазконсалтингу (в компании указывают, что заказы Газпрома в выручке занимают не менее 60%) и Стройтрансгазу, а также Стройгазмонтажу Аркадия Ротенберга.

Аналогичная ситуация складывается и в других сегментах. Логичное следствие этой проблемы - относительно низкий средний уровень компетенций в отрасли. Демпингующим или аффилированным организациям не нужно печься о качестве услуг - заказ попадет к ним в любом случае. А добросовестным подрядчикам невыгодно вкладываться в усиление экспертизы, если та мало чего стоит.

Вторая проблема - дефицит инжиниринговых компаний, способных взять на себя все работы от проектирования объекта до пусконаладки оборудования. В СССР подобные компетенции были распределены среди сети организаций (исследовательских, проектных, инженерных, строительно-монтажных). Функция интегратора, ответственность за управление проектами лежали на отраслевом министерстве. С распадом Союза система развалилась.

Дмитрий Силка и Евгений Ермолаев указывают, что в западном понимании инжиниринговая компания - это шесть составляющих: широкий спектр лицензий и разрешений, партнерские отношениями с банками, мощный ИТ-центр, обширная база знаний и опыта, кадровый резерв и возможность быстро мобилизовать проектные команды, штат постоянных высококвалифицированных сотрудников не менее тысячи человек.

В России есть компании, предлагающие комплексные услуги, двигающие идеологию EPC-контрактов (например. Группа E4 или ГК «Промстрой»). Но зачастую к такой модели не готовы заказчики. Им кажется, что они смогут сэкономить, поручив проектирование, комплектование оборудованием и стройку разным подрядчикам.

Третья проблема, тесно связанная со второй и отражающая сегодняшние реалии, - трудности с импортом технологий и с заимствованиями на зарубежных рынках капитала. Последний пакет санкций ЕС, например, ограничил европейское фондирование государственных финансовых учреждений, наложил запрет на экспорт товаров двойного назначения, ограничил доступ РФ к хайтек-товарам, в особенности в нефтедобывающем секторе. Западные власти, очевидно, настроены решительно и будут препятствовать попаданию в Россию новых технологий, созданию СП или покупке долей в иностранных компаниях.

Четвертая проблема - квалифицированные кадры. Наиболее острый дефицит на данный момент возник в сфере проектирования. Здесь работают либо советской закалки инженеры с кульманами, либо молодые и неопытные сотрудники, которым не на чем учиться (крупные проекты проходят мимо них).

Наконец, пятая проблема - отсутствие доверия между заказчиком и исполнителем. Наличие на рынке множества компаний, не способных оказать качественные услуги, демпингующих и не несущих ответственности за результат, бросает тень на всю отрасль. Заказчики не делят исполнителей на черных и белых, они уверены, что все промышленные строители необоснованно завышают цены, нарушают сроки, а уровень их профессионализма невысок.

Нынешняя экономическая ситуация не способствует взрыву на рынке промстроя. Но уровень износа основных производственных фондов становится угрожающим. Необходимость коренной модернизации целых отраслей все очевидней. Инвестиционные и госпрограммы, например, в нефтегазовом и нефтегазохимическом секторах предполагают триллионные вложения. В последнюю волну мониторинга инвестпроектов на Урале мы обнаружили 104 начинания (их реализация наиболее вероятна) общей стоимостью 10 млрд долларов (подробнее см. здесь). Возможностей для роста достаточно. Нужно только добавить рынку цивилизованности.

Дополнительные материалы

Крупнейшие игроки рынка промышленного строительства на Урале

Комментарии

Материалы по теме

Считаем по складам

Коммерческая недвижимость

Коммерческая недвижимость в Перми

Стражей Урала профинансируют в складчину

 

comments powered by Disqus