Руда в шоколаде

Руда в шоколаде

 Фото - Андрей Порубов
Фото - Андрей Порубов
Недолго радовались металлурги — так откликнулось летом текущего года отраслевое сообщество на резкий, до 30%, рост цен на железорудную продукцию. Инициаторами его стала «большая тройка» — Cia Vale do Rio Doce (CVRD), Rio Tinto и BHP Billiton (вместе контролируют две трети мирового рынка железорудного сырья). В 2005 году они уже становились инициаторами 70-процентного роста стоимости концентрата и окатышей. Российские производители ЖРС последовали тогда за ними.

Не менее серьезные потрясения произошли на рынке меди: если в середине июля 2005 года тонна красного металла на Лондонской бирже стоила 3,4 тыс. долларов, то к апрелю 2006-го за нее давали уже почти 6 тыс. долларов. Ценовую лихорадку поддержал Китай, объявивший о намерении создать пятилетние стратегические запасы этого металла. Добавили ажиотажа волнения на чилийских и мексиканских медных шахтах. Синхронно росла стоимость медного концентрата: только за апрель 2006 года он подорожал почти на 70%. Информация о взрыве медеплавильного завода в Чили в мае 2006 года (позднее не подтвердившаяся) взвинтила цены до 8,8 тыс. долларов за тонну. А как только котировки меди стали снижаться, началась забастовка на крупнейшем в мире медном руднике Escondida в Чили (контролируется компанией BHP Billiton), и цены вновь пошли вверх. 30 августа стало известно, что забастовка прекращена. Цена меди снизилась до 7,5 тыс. долларов на LME. Но до уровня 2005 года она вряд ли упадет. Китай не намерен снижать запросы: потребление этого металла в ближайшие десять лет здесь удвоится, достигнув 8 млн тонн в год. И это на фоне роста издержек со стороны производителей меди (им приходится добывать металл на все большей глубине). А BHP Billiton ожидает еще и новых неприятностей с профсоюзами. По прогнозу этой компании, медь будет в дефиците до 2008 года.

Колебания мировой конъюнктуры особо значимы для уральской экономики: львиная доля валового регионального продукта приходится на металлургию и металлопереработку. В Свердловской области металлургия формирует более половины объема промышленного производства, в Челябинской — две трети, ее доля значительна в Оренбургской и Пермской областях, в Удмуртии и Башкортостане. Любые колебания цен на сырье бьют по финансовым показателям компаний, а значит, и по экономике региона.

Поскольку сильнее всего изменения цен на сырье сказались на положении двух главных подотраслей уральской металлургии — сталелитейной и медной, посмотрим, как решают проблемы крупнейшие уральские игроки этих рынков.

Сырье мое

Обосновывая прошлогоднее повышение цен на ЖРС, горняки ссылались на рост стоимости продукции потребителей — металлургических комбинатов. Ценовая политика горняков лишь следовала в фарватере меткомбинатов: цены на металлургическую продукцию за 2003 — 2004 годы действительно выросли более чем на 90%. Затем ситуация изменилась: в 2005 году на рынке металлов началось охлаждение. Металлурги стали принимать действия сырьевиков в штыки. На фоне растущей рентабельности ГОКов (она доходила до 50%, например, у Лебединского) прибыль производителей металла начала падать. Инициированное ими антимонопольное расследование закончилось безрезультатно.

К концу 2005го цены и сами пошли вниз. Но ненадолго.

Сырье моеВ 2006 году «большая тройка» снова начала поднимать цены. Российские ГОКи без опаски последовали за ней. К маю 2006 года сырье для металлургов подорожало еще на 30%. Летом последовал новый виток: CVRD, а затем Rio Tinto и BHP Billiton уговорили китайских потребителей согласиться на 19процентное поднятие цен. Вслед за мировыми лидерами ведущий игрок российского рынка холдинг «Металлоинвест» (контролирует Лебединский и Михайловский ГОКи, обеспечивающие 40% российского рынка ЖРС) объявил о поднятии цен на 25 — 30%.

Ценовой разогрев немедленно сказался на рентабельности горно-обогатительных компаний. В числе лидеров роста оказались уральские горноперерабатывающие предприятия. Рекорд принадлежит Качканарскому ГОКу «Ванадий» (КГОК), входящему в вертикально-интегрированный холдинг «ЕвразГруп».

На комбинате последние финансовые показатели не раскрывают: ссылаются на то, что «ЕвразГруп» соблюдает «период молчания» перед проведением IPO. Но по данным ИФК «Солид», за первые месяцы 2006 года КГОК продемонстрировал наивысшие темпы роста чистой прибыли на рынке ЖРС — 52%.

Структура потребляемых товарных железных рудОбусловлен рост беспрецедентным подъемом цен на ванадий (КГОК выпускает ванадийсодержащий концентрат), достигшим исторического максимума. Правда, проблема бедности руд (содержание железа около 16%) ставит результат под вопрос. По словам одного из топ-менеджеров КГОКа, из полутора миллиардов тонн руды, добытых комбинатом за время его работы, изготовлено лишь 300 млн тонн железорудного концентрата. Остальное — в отвалах. И если экологические платежи за накопленные отвалы вырастут (по данным комбината, — в 30 раз), это сведет на нет успехи предприятия.

К концу 2007 года комбинат намерен увеличить объем добычи руды до 50 млн тонн: это на 6% превысит показатель 2004 года. Рост объемов производства КГОКа должен помочь Нижнетагильскому металлургическому комбинату отказаться от сырья компаний, не входящих в «ЕвразГруп». Ранее меткомбинат закупал продукцию Михайловского ГОКа, но с ноября 2006 года решил от нее отказаться. Отныне шихта НТМК будет формироваться из концентрата КГОКа и продукции второго горно-обогатительного комбината «ЕвразГруп» на Урале, Высокогорского (ВГОК).

Насколько эти планы реалистичны, сказать пока сложно: по словам главного инженера ВГОКа Сергея Напольских, содержание железа в руде, добываемой здесь, резко упало — с 30% в 2000 году до 7,9% в 2006м: «Это связано с глубиной отработки запасов, естественно происходит снижение содержания железа в руде». Снижение концентрации железа в руде комбинат пытается компенсировать расширением добычи.

В 2009 году планируется вывести добычу руды шахты Южная на уровень 2 млн тонн в год, а также разработать новые горизонты на шахтах Магнетитовая и Евстюнинская.

Рудная недостаточность

Другой лидер российского металлургического рынка, ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат», ориентирован в отличие от Евразхолдинга на покупное сырье. Конечно, у Магнитки нет другого выхода: свободных сырьевых активов, покупка которых могла бы решить проблему, на территории России не осталось. Правда, и системных действий, направленных на изменение ситуации, ММК не предпринимает.

Таблица 1. Качканарский ГОК («ЕвразГруп») добывает около 87% всей руды Свердловской области

Производитель
Область
2004
(тыс. тонн)
2005
(тыс. тонн)

Качканарский ГОК

Свердловская область

8 963,70

8 648,80

Магнитогорский металлургический комбинат

Челябинская область

1 497,60

1 516,60

Высокогорский ГОК

Свердловская область

1 308,50

1 408,40

 
Источник: Данные компаний, АЦ "Эксперт-Урал", "МеталлИнфо", другие открытые источники

Собственную базу в виде горы Магнитная комбинат за десятилетия интенсивной работы практически исчерпал. Планируется начать разработку еще одного челябинского месторождения — Теченского. Его запасы оцениваются в 50 млн тон руды. С 2007 года ММК собирается добывать до 2 млн тонн руды ежегодно.

А пока проводит реконструкцию горно-обогатительного производства. В 2005 году была произведена замена агломашин на аглофабрике № 2, что увеличило объем производства с 10,3 до 11,2 тыс. тонн. Планируется реконструкция аглофабрики № 4.

Свою роль в сырьевой «повязанности» ММК играют 60летние отношения с казахстанским Соколовско-Сарбайским ГПО, расположенным в 300 км от комбината. Соколовка традиционно закрывала около 70% потребностей Магнитки в руде. Такая цепочка была выстроена еще во времена СССР. В мае прошлого года между партнерами возник конфликт изза наметившегося альянса Соколовско-Сарбайского ГПО с совладельцами металлургического холдинга «Металлоинвест» Алишером Усмановым и Василием Анисимовым (см. «Рождение гиганта»). Но вскоре инцидент был исчерпан, и уже в марте давние партнеры заключили десятилетний контракт на поставку железорудного сырья.

Гарантированный поставщик позволяет ММК не бояться сырьевого дефицита, но вот будет ли Магнитка мириться с потерей существенной части добавленной стоимости изза роста цен на сырье — вопрос открытый.

Медь со стальным отливом

Третий крупный игрок на рудном рынке — УГМК. Стальные активы компании относительно невелики (в части сырья это Богословское рудоуправление), основные горнодобывающие предприятия компании — медные.

Развивая стальной дивизион, УГМК не забывает про расширение сырьевой базы для основного, медного бизнеса. Уралэлектромедь (головное предприятие компании) сообщила, что за первое полугодие-2006 выручка увеличилась на 86% до 305 млн долларов, прибыль от продаж — в 2,5 раза до 94,4 млн долларов, чистая прибыль — на 300% до 68,4 млн долларов. При таких результатах неудивительно, что медники заинтересованы в расширении производства. Необходимое условие — увеличение поставок сырья. Еще несколько лет назад общим местом считались утверждения о том, что УГМК не обеспечена запасами меди. Сегодня в холдинге утверждают, что эти проблемы в целом решены. Компания реализует ряд инвестиционных проектов, которые должны гарантировать сырьевую безопасность на несколько десятилетий вперед.

Медь со стальным отливомК числу самых крупных относятся планы разработки южноуральских месторождений меди.

По словам технического директора УГМК Константина Плеханова, только в 2006 — 2007 годах планируется потратить около 1 млрд долларов на разработку новых сырьевых проектов. Из них 380 млн долларов должно быть освоено на Учалинском и Гайском ГОКах. «Мы считаем, что эти инвестиции увеличат производительность горнорудных компаний УГМК к 2010 году на 50%», — отмечает менеджер.

На Учалинском ГОКе готовят к освоению Талганское и Молодежное месторождения медно-колчеданных руд. Сибайский филиал УГОКа ведет строительство подземного рудника. Пуск намечен на 2007 год, в планах — дополнительно 400 тыс. тонн руды ежегодно.

Особые надежды в УГМК возлагают на Гайский ГОК. В 2006 году в его развитие будет вложено 2,6 млрд рублей: это в 2,2 раза больше, чем в прошлом году. 344 млн рублей пойдет на освоение месторождения Осеннее. Ожидается, что на самом ГОКе в текущем году будет добыто 4,3 млн тонн руды. В перспективе мощности рудника планируется увеличить до 7 млн тонн руды в год, а обогатительной фабрики — с нынешних 5 млн тонн переработки руды в год до 8 млн тонн.

Еще один проект компании — разработка Султановского месторождения медноколчеданных руд с запасами 113,9 тыс. тонн. В текущем году начнется проектирование карьера. На полную мощность (500 тыс. тонн руды) месторождение должно выйти в 2009 году. Первые семь лет разработка будет вестись открытым способом, затем работы начнутся под землей. Сырье с Султановского будет поставляться на Среднеуральский медеплавильный завод (СУМЗ).

Таблица 2. Основные руды цветных металлов УрФО - медные и бокситы

Руда
Прогнозные ресурсы
Балансовые запасы
Горное производство
Металлургическое производство
Дефицит

Медные руды

11,8 млн тонн

6,2 млн тонн

88 тысяч тонн в год

400 тысяч тонн в год

215 тысяч тонн в год

Цинковые руды

4,4 млн тонн

4,1 млн тонн

80 тысяч тонн в год

180 тысяч тонн в год

100 тысяч тонн в год

Бокситы

21,5 млн тонн

480 млн тонн

3,5 млн тонн в год

5 млн тонн в год

1,5 млн тонн в год

 
Источник: Министерство природных ресурсов РФ

Ближайший уральский конкурент УГМК, ЗАО «Русская медная компания», делает ставку на ломопереработку. Однако и она занялась инвестициями в добычу полезных ископаемых, причем с помощью новаторской для России технологии — гидрометаллургии (добыча сырья идет за счет подземного выщелачивания). На базе старейшего на Урале Гумешевского медного месторождения (Полевской, Свердловская область) в сентябре 2005го запущено новое предприятие «Уралгидромедь»: оно уже выпускает 5 тыс. тонн медных катодов в год, а к концу 2006 года мощность его должна удвоиться.

Eureka: кажется, нашел!

В этом году в списке уральских предприятий, занимающихся разработкой месторождений меди, появился еще один игрок — английская компания Eureka Mining Plc. Ранее она вела проекты по добыче меди и золота в Казахстане. Год назад стало известно, что Eureka за 6 млн долларов приобрела Chelyabinsk Copper Company, собственника трех челябинских ГОКов (Михеевского, Томинского и Тарутинского). Правда, помимо прав на разработку одноименных месторождений меди больше у ГОКов ничего не было. К тому же новые активы оказались проблемными: они были созданы на базе Южно-Уральской горнорудной компании. Руководство Челябинской области заявило, что вывод активов из ЮУГК незаконен, поэтому оно намерено вернуть долю государства в компании. К спорным активам привлекли внимание Минприроды. Летом 2005 года лицензия у Тарутинского ГОКа была отозвана «за невыполнение условий лицензионного соглашения». Вина за это лежала на прежних собственниках, но пострадала Eureka. После нескольких месяцев переговоров англичане смогли найти общий язык с челябинской властью. Компания пообещала вернуть администрации вложенные ею средства в геологоразведку медных месторождений и пообещала инвестиции на сумму около 450 млн долларов. По словам главы российского представительства компании Карла Херрингтона, основная часть средств пойдет в строительство обогатительной фабрики, остальное — в геологоразведку. Концентрат производители намерены поставлять на российский рынок.

Южноуральские чиновники демонстрируют британским бизнесменам поддержку. По словам вицегубернатора Владимира Дятлова, Eureka Mining «успешно продолжает буровые работы на золотосодержащих Михеевском молибденмеднопорфировом и Томинском меднопорфировом месторождениях». Правда, в последнее время в отраслевом сообществе появляются неофициальные сведения о том, что МПР все-таки планирует отобрать у Eureka лицензию на Михеевский участок: якобы иностранцы срывают сроки работ. Но официального подтверждения этим сведениям пока нет. В самой компании заявляют, что по итогам последних проверок никаких претензий со стороны Минприроды не последовало. 

Где деньги лежат

Горнорудные компании лучше стальных — к такому выводу пришли аналитики ИФК «Метрополь», прогнозируя динамику курса акций металлургических предприятий на 2006 год. Спустя несколько месяцев аналогичная рекомендация поступила на предмет активов цветной металлургии: «Покупать акции горнорудных компаний, продавать — металлургических». Выводы экспертов оказались неожиданными: в прошлом году металлургический рынок несколько охладился, а цены на сырье резко (до 70% в железорудной отрасли) скакнули вверх, и ожидалось, что год нынешний пройдет под флагом плавного (5 — 6%) подъема цен на продукцию ГОКов и заметного снижения цен на металлы.

Но итоги первого полугодия показали: в ценовом соревновании поставщиков сырья и металлургов небольшое преимущество досталось все же сырьевикам. Наблюдатели сходятся в том, что рост цен на сырье для меткомбинатов, как в черной, так и в цветной металлургии, в ближайшие год-два продолжится — слишком быстро растет потребление руды со стороны Китая. Поднебесная, сама того не подозревая, обеспечила серьезный запас прочности металлургическим компаниям Урала, имеющим собственную сырьевую базу.

Комментарии

Материалы по теме

Солнце еще высоко

Титан до Индии доведет

В одни руки

Медь вышла на публику

Зимнее снижение спроса замедляет ценовую динамику на рынке черных металлов

 

comments powered by Disqus