Искусство малых форм

Искусство малых форм

Искусство малых формДождались: на финансовом рынке Урала началась борьба за малый бизнес. Правда, объем неохваченного обслуживанием предпринимательства настолько высок, что о конкуренции между банками речи пока нет. Кредитные учреждения борются, скорее, с «улицей» — рынком частного капитала. Чтобы заманить в офис нового клиента, они разрабатывают целевые программы и придумывают маркетинговые ходы.

По-простому

Бизнес не может развиваться, хотя бы чуть-чуть не залезая в долги. Рано или поздно наступает момент, когда за счет собственных доходов и денег знакомых уже невозможно обеспечить потребности роста. Банки в свою очередь не могут существовать, не наращивая клиентскую базу. Но крупная корпоративная клиентура поделена. И увеличить объем банковских финансовых потоков способен именно частный предприниматель: он постоянно будет открывать новые кафе, магазины, парикмахерские или риэлторские конторы.

— Малый и средний бизнес — это новые идеи, рабочие места, развитие сервиса и торговли. Если крупные холдинги, специализирующиеся на отраслевых рынках, объективно зависят от мировой конъюнктуры, то успех малого бизнеса — в умении качественно удовлетворить насущные потребности людей. Мы видим в этом неисчерпаемый потенциал, — говорит Сергей Громонщиков, начальник управления развития бизнеса СКБ-банка.

Банки нашли способы использования этого потенциала. Виктор Новоселов, заместитель управляющего екатеринбургским филиалом банка « УралСиб»: «Чтобы получить кредит по общепринятой схеме, необходимо соответствовать достаточно высоким требованиям банков. Малому предприятию трудно их выполнить. Для банка проблема — оценка рисков и кредитоспособности заемщиков, а для предприятия — доказательство состоятельности (отчетность, бизнеспланы, залоги и т.п.). Но многие малые предприятия вполне успешны, имеют рентабельный бизнес, стабильный доход. Это хорошие заемщики. Поэтому мы пошли на введение специальной программы кредитования таких предприятий с упрощенными требованиями к оформлению документов. Жизнь показала, что банку выгодно давать кредиты представителям малого бизнеса».

Технология работы с малым бизнесом состоит, по сути, из трех элементов. Первый — системы оценки заемщика, позволяющие понять реальное, а не официальное состояние бизнеса (большая часть российского предпринимательства не показывает в отчетности настоящие обороты). Второй — стандарты в самой процедуре принятия решения о выдаче кредита. Если банк поставил задачу получать от этого направления хорошие доходы, ему невыгодно руководствоваться классическим методом, тщательно анализируя каждую заявку: запросов много, а суммы кредита слишком малы. Третий элемент — квалифицированный персонал, причем квалификация заключается в способности работать с аудиторией, не имеющей финансового образования.

Пожалуй, наиболее отвечают цели стандарты, разработанные для российского рынка Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР). Сегодня их успешно применяет КМБбанк, учрежденный ЕБРР в 1999 году специально для поддержки малого и среднего бизнеса в России. Кроме того, в последние годы ЕБРР возвращается к практике открытия кредитных линий для российских банков, через которые также транслируется эта технология.

Заместитель управляющего филиалом КМБ-банка в Екатеринбурге Алексей Серебряков рассказывает, что кредитный портфель Екатеринбургского филиала банка постоянно растет, причем во многом это связано с качественным развитием самого малого бизнеса:

«Оно позволяет улучшать продуктовую линейку и снижать стоимость кредитов. Если раньше клиент мог без залога получить 150 тыс. рублей (кредит „бизнес-рост“), то сегодня — до 300 тыс. рублей. Введена упрощенная система кредитования для повторных клиентов. Верхняя граница микрокредита выросла с 600 тыс. рублей до 900 тыс. рублей».

По аналогичной программе уже третий год работает Уралтрансбанк. Председатель правления этого банка Валерий Заводов считает, что все дело именно в технологиях ЕБРР, отточенных и проверенных на практике: «Без этого мы ничего бы не добились. Наши эксперты выезжают на место работы каждого предпринимателя и именно там смотрят, что он имеет в наличии, как ведет бизнес. Причем изучают не только официальную документацию, но и все его „записи в тетрадке“. Еще год назад мы выдавали 20 — 30 кредитов в месяц. Сегодня — более 500. Есть предприниматели, которые уже семь раз брали кредиты и успешно их возвращали. При этом я бы отметил достаточно большое число предприятий, занимающихся именно производством, — до 20% в структуре заемщиков».

Банки, не имеющие возможности получить готовые технологии, сами занялись их разработкой. Безусловно, у каждого своя методика, но общие принципы одинаковы — упрощенная процедура анализа и ускоренные сроки рассмотрения заявки. Так, судя по опросам банков, обычная заявка клиента «с улицы» в среднем рассматривается от 2 до 4 недель, а по специальным программам — от 1 до 7 дней. И это не предел.

Таблица. Кредиты для малого бизнеса год от года становятся дешевле

Изменение ставок по кредитным продуктам КМБ- банка
Продукт
Годовая ставка в рублях, %
Удешевление кредита, %
На 01.08.04
На 01.08.05
Бизнес-рост 33- 35 23 30-34
Микрокредит 26- 30 18 31-40
Малый кредит 20-23 18 окт.20
Средний кредит 19-21 16 16-24
Источник: КМБ- банк

Директор департамента по работе с корпоративными клиентами ОАО «Уральский банк реконструкции и развития» Алексей Икряников рассказывает: «У нашей программы кредитования малого и среднего бизнеса есть важное преимущество — срок рассмотрения заявки составляет всего два-три дня, а в перспективе планируется сократить его до нескольких часов. Кроме того, на кредит требуется минимальный пакет документов, что значительно ускоряет процесс принятия решения».

Технология ВУЗ-Банка вообще предусматривает прием заявок на экспресс-кредиты для малого и среднего бизнеса по телефону. Ответ о возможности кредитования через два часа даст оператор. Таким образом, клиент сначала получает решение от банка и только потом предоставляет документы. Оформление занимает еще два часа.

В программе Уральского банка Сбербанка России предусмотрено самостоятельное составление работником банка упрощенной формы баланса и отчета о прибылях и убытках, прогноза движения денежных средств клиента. «Такая методика применяется для предприятий, которые используют специальные налоговые режимы — единый налог на вмененный доход, упрощенную систему налогообложения, единый сельскохозяйственный налог», — говорит директор управления кредитования Уральского банка Сбербанка России Олег Смирнов.

Банкиры утверждают, что готовы рассматривать и разные варианты минимизации дополнительных расходов клиентов при оформлении залога. Тот же Уральский банк Сбербанка России не требует обязательного страхования передаваемого в залог имущества при сумме кредита до 1 млн рублей. Начальник отдела коммерческого кредитования КБ «Драгоценности Урала» Анастасия Гаева считает одним из наиболее удобных видов обеспечения кредитов для малого бизнеса залог автотранспортных средств: «Предоставление обеспечения в виде залога недвижимости требует от клиента значительного времени на сбор документов и регистрацию в органах юстиции, кроме того, стоит недешево. Все эти затраты оправданы в случае оформления кредита на крупную сумму и длительный срок. В то же время большинство предприятий и частных предпринимателей имеют в собственности легковой и грузовой автотранспорт. Его и можно предоставить в залог, причем это не потребует дополнительных затрат ни для клиента, ни для банка».

Стратегия — в продаже

Однако, как выяснилось, создать технологию — полдела. Нужно еще достучаться до той аудитории, которая так интересна банковскому сектору. Повестить рекламные растяжки и установить щиты по дороге из аэропорта в город недостаточно. Требуются особые маркетинговые ходы. «Цель банка — привлечь новых клиентов с рынка частного капитала. Практика показала, что многие предприниматели с опасением относятся к банкам и предпочитают брать деньги „на улице“, хотя это значительно дороже. Задача сотрудников банка — убедить потенциальных клиентов в том, что процесс оформления кредита не настолько сложен, как они необоснованно считают», — утверждает Анастасия Гаева.

Особенно важным этот аспект становится в связи с развитием банковской инфраструктуры: сейчас все группы банков — и региональные, и федеральные, и иностранные — стремительно наращивают сеть продаж как раз с целью привлечения в офис нового клиента. Владимир Вацурин, заместитель председателя правления ОАО «Челябинвестбанк», рассказывает, что в первом полугодии в отделениях банка открыто втрое больше расчетных счетов, чем за этот же период 2004 года, и в основном это предприятия малого бизнеса: «Для них территориальная близость — решающий фактор. Крупный клиент в маленькое отделение не пойдет, а малому предприятию удобно».

Многие банки, открывая офисы, сразу позиционируют их как площадки для работы с малым бизнесом. По такому пути пошел ВУЗ-Банк: «Мы одни из первых на Урале выделили специальные продукты, тарифы, стандарты сервиса и начали продавать их в специальном Центре обслуживания малого и среднего бизнеса. Безусловно, для этого необходимо настроить внутренние технологии, организационную структуру банка. В результате нам удалось не только эффективно управлять рисками, но и обеспечить доступность кредитов, высокую скорость их оформления. В настоящее время более 80% юридических лиц и предпринимателей, пользующихся кредитами ВУЗ-Банка, и более 70% открытых расчетных счетов имеют отношение к малому бизнесу», — говорит начальник управления по работе с клиентами малого и среднего бизнеса ОАО «ВУЗ-Банк» Дмитрий Попов.

Особенно важно иметь продуманные стратегии при выходе в другие регионы. Если на территориях, где банки присутствуют исторически, зачастую срабатывает человеческий фактор, личные связи менеджеров, то на незнакомой территории действует только грамотный расчет. Мария Плаксина, заместитель руководителя дирекции корпоративных клиентов Уралвнешторгбанка, раскрывает некоторые тайны завоевания клиента в регионах: «Сейчас у нас активно внедряется программа „Открой счет в новом офисе“. Мы не скрываем и даже гордимся тем, что в Екатеринбурге наши расчетно-кассовые услуги дороги: они того стоят. И предлагаем предприятиям других регионов, в том числе и начинающим свое дело, воспользоваться этим высококачественным сервисом бесплатно. Клиенту открывают счет, подключают к системе дистанционного обслуживания, и в течение трех месяцев он вносит фактически номинальную плату за ведение счета. Все это время мы его изучаем и начинаем предлагать другие услуги. В первую очередь овердрафт, причем чем больше клиент обслуживается, тем меньше срок принятия решения о выделении ему лимита. Основание для выделения лимита, кроме истории оборотов, — безубыточность бизнеса и деловая репутация. Через 6 — 9 месяцев преференции по расчетно-кассовому обслуживанию заканчиваются, клиент начинает пользоваться стандартными тарифами, но уже привыкает к хорошему уровню сервиса и обычно не уходит из банка. И вот тогда он получает доступ к кредитным продуктам, позволяющим пополнить его оборотные средства или расширить бизнес. Так мы увязываем расчетно-кассовое обслуживание и финансовые предложения».

Похожую программу применяет Уральский банк реконструкции и развития: специальный тариф «Бизнес-комфорт» предусматривает при открытии расчетного счета бесплатную установку одной из систем удаленного доступа к банковскому счету («банк — клиент» или «интернет — банк»). А СКБ-банк при этом еще и стимулирует руководителей и главных бухгалтеров малых предприятий: они получают в подарок международные пластиковые карты VISA.

Бонусы работникам предприятий-клиентов вообще входят в практику маркетинга кредитных организаций. Исполнительный директор Банка24.ру Борис Дьяконов рассказывает, что этим летом запущены две новые услуги — зарплатный проект и корпоративные карты: «Главное отличие нашего зарплатного проекта от аналогичных в других банках УрФО состоит в том, что сотрудникам предприятий предоставляется не только пластиковая карточка для получения заработной платы, но и система „интернет — банк“, которая позволит оплачивать коммунальные услуги и управлять карточным счетом через интернет».

Еще один способ привлечения малого бизнеса — проведение Дней открытых дверей. Их практикует Уральский банк Сбербанка России. Кроме того, Сбербанк сотрудничает с фондами поддержки малого предпринимательства, подключая к этой программе региональные власти, которые субсидируют процентные ставки по кредитам малому бизнесу.

Обострившаяся конкуренция вывела на повестку дня задачу не только привлечения новых клиентов, но и удержания старых. И, как показывает опыт, для этого не всегда хороши лишь экономические стимулы. Банк «Драгоценности Урала» в этом году реализовал программу «Деловой сезон 2004/2005». Расчет чисто психологический: банк, завоевывая лояльность клиентов, впервые пригласил их на встречи в неформальной обстановке, круглые столы, конференции. «Мы в свою очередь смогли услышать мнение предпринимателей, понять, какие услуги им нужны больше всего, доработать продуктовую линейку», — подчеркивает Анастасия Гаева.

Таким образом, стандарты оценки заемщика банкам в той или иной мере удалось найти. Однако полностью исключить человеческий фактор из бизнеспроцессов оказалось невозможно.

Дело — в кадре

— Банковский бизнес — конвейер, и каждый банк стремится, чтобы часть операций была переведена на «конвейерную» основу, — делится начальник отдела корпоративного бизнеса банка «Северная казна» Дмитрий Игонин. — Но человеческий фактор и в этом случае сохраняет очень важную роль. Специалист, например, обучен, уверенно владеет технологиями и нормативными документами. Но будет он применять знания «по шаблону» или отнесется к потребностям клиента как к своим, не жалея сил станет искать качественные, удачные нестандартные решения? Немногие специалисты способны работать как «клиентщики». Думаю, это особый дар, одаренность конкретного человека.

Банкиры признаются: на рынке практически нет готовых специалистов, которые могли бы работать с малым бизнесом по новой технологии. Поэтому хорошие идеи топ-менеджера часто гасит элементарное неумение персонала фронт-офиса понять потребности посетителя и доходчиво объяснить ему суть продукта.

Решение этой проблемы тоже может стать делом технологий. Так, Валерий Заводов поделился принципом: «Технология ЕБРР предполагает специальную подготовку экспертов по особой программе. Это ноу-хау, и раскрывать его я не буду. Скажу лишь, что одно из обязательных условий к претендентам — отсутствие опыта работы в качестве кредитных экспертов банков. Считается, что такой работник уже не сможет переучиться, его голова не свободна от стандартных подходов к оценке заемщика. И найти такие кадры сложно. Большой отсев идет и на этапе тестирования, и в процессе работы. Надо быть хорошим психологом, постоянно разговаривать с начинающими бизнес людьми, а они часто просто никому не хотят доверять».

Банк «Северная казна» для решения кадровой проблемы создал внутренний учебный центр. «Практика отбора персонала из числа выпускников экономических вузов показала: чтобы сразу начать работу в качестве банковского специалиста, в том числе и фронт-зоны, базовых теоретических знаний недостаточно, — убежден Дмитрий Игонин. — Поэтому в нашем банке мы выбрали путь внутреннего обучения. Для каждого специалиста программы могут быть разные, но очень часто они включают изучение нормативноинструктивного материала, основ информационной банковской системы, на которой мы работаем, и получение практического опыта на рабочих местах. Для специалистов фронт-зоны предусмотрены тренинги взаимодействия с клиентами. Руководитель подразделения, где будет работать молодой специалист, либо берет роль наставника на себя, либо поручает ее опытному сотруднику. И только после этого молодые банкиры приступают к своим обязанностям».

Смотри шире

Уровень образованности в принципе приобретает все большее значение. И в первую очередь — для бизнес среды. Именно недостаток знаний не позволяет предпринимателям пошире взглянуть на инструменты финансирования, существующие на рынке, чтобы увидеть: кредиты — не единственный способ решить проблему расширения собственного дела. Например, для покупки транспорта, оборудования иногда проще применять лизинговые схемы. И компании, специализирующиеся на оказании этого вида услуг, давно присматриваются к малому бизнесу. Некоторые даже выбрали это направление в качестве стратегического.

Родион Ямалов, директор филиала лизинговой компании Evroplan в Екатеринбурге (70% клиентов, по его словам, малые и средние предприятия), так объясняет плюсы лизинга: «Он выгоднее, чем банковский кредит за счет налоговых преимуществ, ускоренной амортизации приобретаемого имущества, возможности отнести лизинговые платежи на затраты в полном объеме. Его с успехом применяют растущие компании, которым нужно покупать новый транспорт, оборудование. Чтобы получить имущество в лизинг и начать зарабатывать на нем, не нужен залог. Достаточно иметь деньги для аванса в размере 25 — 30% от стоимости».

Лизинговые компании, конечно, рискуют меньше, чем банки (скажем, предмет лизинга находится в собственности лизингодателя, а не заемщика, как при банковском кредитовании). Но это не означает, что они оказывают услуги без какой-либо проверки клиента. И вот что показывает опыт.

Исполнительный директор группы лизинговых компаний «Ураллизинг» Мария Пермякова постоянно сталкивается с ситуацией, когда предприятия поверхностно понимают финансовый механизм лизинга: «Для них это скорее одна из форм финансирования при оптимизации налогообложения, а не способ что-то купить, если банки отказали в кредите».

Мало того, лизинг эффективен, только если предприятие работает «по белому» и имеет официальную прибыль: в этом случае можно уменьшить налогооблагаемую базу. Тем, кто предпочитает «черный нал», плюсов от использования этого инструмента по сравнению с кредитами — никакого.

Наличие теневого оборота создает лизинговым компаниям те же трудности, что и банкам.

Финансовый аналитик ООО «СПРЭД» Дмитрий Прохоров: «Часто приходится анализировать только бизнесплан заемщика, потому что большая часть оборотов находится „в тени“. А из этого сложно сделать грамотное заключение. Трудности возникают и на этапе сопровождения лизинговой сделки. Малый бизнес зачастую не имеет четко закрепленной клиентской базы, налаженных связей с партнерами. Из-за этого возникают проблемы с финансовыми потоками внутри предприятия, а следовательно, и просрочки по лизинговым платежам».

Пока лизинговые компании в основном применяют к малому бизнесу те же системы оценки, что и к крупному. Однако и на этом рынке появляется потребность в стандартизации процессов. Evroplan, например, использует оригинальную комплексную скоринговую систему. Она позволяет дать клиенту ответ автоматически в зависимости от баллов, которые он набирает. Родион Ямалов: «Это первая в России скоринговая система, созданная нами специально для оказания лизинговых услуг малому и среднему бизнесу. Мы два года разрабатывали ее совместно с западными консультантами. Система позволяет обработать заявку за 15 минут (время, необходимое для ввода данных) и при положительном ответе сразу выставить клиенту предложение по лизингу. Оформление договора занимает не более трехпяти дней».

Внимание: факторинг

Что касается пополнения оборотных средств, то и здесь кредит — не единственное решение. Для некоторых видов малого и среднего бизнеса удобнее факторинг (подробнее см. «Фактор скорости», «ЭУ» 27 — 28 от 18.07.05).

Директор екатеринбургского представительства КБ НФК «УралСиб-НИКойл» (финансовая корпорация «УралСиб») Михаил Давидович, например, считает, что факторинг по определению предназначен именно для этого сегмента предпринимательства: «Если рассматривать нашу деятельность только со стороны финансовых услуг (а в составе факторинговых услуг компании имеются как финансовые, так и нефинансовые составляющие), то он удобен для тех оптовых операторов, которые не могут взять необходимые кредиты для пополнения оборотных в силу отсутствия залогов. Это показывает и статистика. Каждый год обороты в нашем представительстве растут в два раза, и если в 2003 году доля предприятий малого бизнеса в общем количестве клиентов составляла менее четверти, то к концу 2004го — 43%, а на сегодняшний день — уже более половины».

Необходимость в просвещении малого бизнеса на предмет факторинга есть, но она уже не столь остра как год-два назад. Михаил Давидович: «Если в 2002 году приходилось проводить ликбез с девятью из десяти бизнесменов и даже некоторыми финансистами, то сейчас переговоры больше сводятся к обсуждению условий или каких-либо эксклюзивных схем». Дмитрий Игонин: «Год назад клиенты спрашивали, как это расшифровывается. Недавно мы провели своеобразную рекламную акцию: информацию о факторинге разместили на банковских выписках. Оказалось, что многие осведомлены о сути факторинга и большинство выразило готовность работать с этим инструментом».

Итак, можно утверждать: малый бизнес становится важным клиентом для финансовых институтов. Это, безусловно, не означает, что полностью решены проблемы доступа к ресурсам, а любой предприниматель может быстро найти на рынке приемлемый по цене и качеству продукт. Не все банки, декларирующие особые подходы к малому бизнесу, на самом деле их применяют. В то же время не стоит идеализировать и малый бизнес. «Непрозрачных предприятий на рынке еще немало, — прогнозирует начальник управления кредитования малого бизнеса Уралвнешторгбанка Геннадий Фофанов. — Всегда будут предприниматели, у которых нет высшего образования, и финансовая культура еще долго будет оставлять желать лучшего. Все это продлится до тех пор, пока государство не начнет принимать реальные меры для вывода малого бизнеса из тени». Да, малый бизнес еще слишком закрыт. Но сближение позиций началось.

Екатеринбург

Дополнительные материалы:

На пути к согласию

Ирина Перечнева

Предприниматели по-разному оценивают банковские технологии

 Владимир Порошин
Владимир Порошин
Владимир Порошин, директор ООО Торговая компания «Торгсервис»:

— Я не вижу, что в банковской среде изменилось отношение к малому бизнесу. В рекламе — да, все красиво. Но когда начинаешь вести переговоры, возникает масса дополнительных условий. Наша компания работает на рынке десять лет, имеет семилетнюю кредитную историю. И несмотря на это каждый раз приходится тратить массу времени, чтобы доказать платежеспособность. В некоторых случаях на это уходит месяц. Чаще всего банки говорят о том, что у нашей компании нет ликвидного залога в виде офисного здания или производственного помещения. И, что бы они ни говорили об упрощенном подходе к малому бизнесу, все равно требуют 100% обеспечения кредита в виде оборудования и недвижимости. Некоторые банки соглашаются брать в обеспечение товары в обороте, но при этом почемуто оценивают его залоговую стоимость на 40 — 50% ниже закупочной цены. Между тем наши крупные оптовые покупатели всегда требуют отсрочку платежа, поэтому нам постоянно нужны оборотные средства для новой партии товара. В последнее время мы начали активно использовать факторинг. Это удобная схема, позволяющая сохранить оборотные средства и увеличить объемы продаж. Но слишком дорогая: нашей компании она обходится в два с лишним раза дороже кредита.

 Евгений Артюх
Евгений Артюх
Дмитрий Остапенко, финансовый директор компании «Мобилтел»:

— Я убежден, что отношения банка и клиента зависят от уровня доверия между ними. Например, мы начали работать с нашим банком три года назад. На первом этапе пользовались только расчетно-кассовым обслуживанием и привлекали незначительные кредиты. Нам предложили использовать инкассацию выручки и удобную технологию дистанционного обслуживания «клиент — банк». Инкассация сделала наши обороты более прозрачными для банка и вместе с системой дистанционного обслуживания на порядок увеличила оперативность расчетов. Сегодня мы рассматриваем возможность перехода на еще более совершенную систему «интернет — банк». Мы смогли с помощью банка сократить затраты на обслуживание наличного оборота, переведя сотрудников на зарплатные карты. Это оказалось очень выгодно. Постепенно нам открыли кредитные линии и овердрафт. И так шаг за шагом уровень доверия повышался, бюрократии становилось все меньше, вопросы решались более оперативно. Так что я не вижу каких-то особых проблем в доступности банковского сервиса для малого бизнеса. Да, начинающему предпринимателю сложно нарабатывать кредитную историю, сложно раскрыть свой бизнес банку. Но без этого нельзя. Надо стремиться устанавливать с банком доверительные отношения. Это окупится.

 Евгений Артюх
Евгений Артюх
Евгений Артюх, председатель регионального отделения Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России» в Свердловской области:

— Сегодня многие банки заявляют о работе с малым бизнесом. И это хорошо. Но не надо думать, что придуманные ими технологии позволят налево и направо раздавать кредиты. Суть операции кредитования от этого не изменилась: кредит надо отдавать, за него надо платить, а для того, чтобы его получить, надо показать все, что у тебя есть. Если заемщик не понимает этих принципов или не может им соответствовать, никакие технологии не помогут. А в жизни часто возникают ситуации, когда у человека есть только идея, банки не дают денег под неизвестный им проект, и на этом основании предприниматель делает вывод об ограниченности доступа малого бизнеса к финансовым ресурсам. И второе, о чем бизнес должен задуматься: если мы хотим работать с легальными финансовыми инструментами, а кредит таковым и является, придется легализовать бизнес. Иного не дано.

Банкир под ключ

Ирина Перечнева
Почему уровень подготовки выпускников вузов не устраивает банкиров? В чем причина дефицита узких специалистов, в частности способных работать с малым бизнесом? Об этом мы спросили у Максима Марамыгина, доктора экономических наук, профессора кафедры финансов, денежного обращения и кредита Уральского государственного экономического университета

 Максим Марамыгин
Максим Марамыгин
— Проблема квалифицированных кадров на финансовом рынке существует не только в России. Я изучал опыт многих стран: практически везде банки жалуются, что молодые экономисты-выпускники не готовы к выполнению конкретных обязанностей. И это нормально. Задача вуза — дать общую подготовку, выпустить человека с широким мышлением, способного принимать самостоятельные управленческие решения. А банк — это организация с огромным количеством должностей, где зачастую требуется простое выполнение определенных функций. И вполне естественно, что выпускник не знаком с техникой их выполнения.

Несмотря на то, что все кредитные учреждения работают в одном законодательном поле, у каждого свои особенности, свои информационные программы, поэтому под конкретное учреждение готового специалиста подготовить невозможно. Представьте ситуацию, если мы начнем обучать студентов, допустим, под запросы Сбербанка! Все остальные тут же скажут, что мы выпускаем недостаточно хороших экономистов, потому что их приходится переучивать.

Я считаю, что создание банками собственных учебных центров — нормальная практика. Второй путь — заказывать подготовку группы студентов непосредственно для себя. Не одногодвух (организовать индивидуальное обучение сложно), а именно группы. Право корректировать учебные планы у нас есть. Опыт мы тоже наработали: более восьми лет обучаем студентов с учетом специфики министерства финансов и Центрального банка.

Комментарии

Материалы по теме

В погоне за малым

Расти большой

Искусство малых форм

Свердловский областной фонд поддержки малого предпринимательства возьмет на себя риски по кредитам

Поднимаемся медленно в гору

Адресно и повсеместно

 

comments powered by Disqus